The ideas of F. Bacon, R. Descartes, T. Hobbes about the morality and ethics relating to education

Cover Page

Cite item

Abstract

The paper provides evidence of the importance and necessity to resort to the ideas of modern time philosophers about morality. Understanding their application to education makes it possible to identify conserved and preserved ideas of moral education of humans. The author shows that the moral wisdom include the experience of mankind that has started to realize the value of each person, the equality of all people regardless of ethnicity and race, to understand that living in harmony with their own kind means to contribute to the prosperity of mankind. The author proves that identification of the relation between morality and ethics is conditioned by the need to solve a practical problem – to identify the ideas of F. Bacon, R. Descartes, T. Hobbes about morality and ethics who consume these categories as synonyms relating to education. According to F. Bacon, morality comes to a person from outside and a leading way of moral decency acquisition is teaching, turning into manners. Morality, from R. Descartes’ point of view, guiding human life and customs, is given to man from outside; following the rules of human morality is a key way of building a proper and moral life. Morality, from R. Descartes and T. Hobbes’ point of view, determines man’s inner world.

Full Text

Воспитание нравственности подрастающего поколения – это проблема, которая приковывала внимание мыслителей, ученых, педагогов во все времена и продолжает приковывать в настоящее время. Это вечная, стоящая перед всеми обществами на различных этапах их культурно-исторического, социально-экономического, социально-нравственного развития проблема. Нравственный человек, осуществляя моральную рефлексию человеческих свершений, осознает смыслы нравственных ценностей, ставших мотивом ведущих к благу свершений. В таких смыслах заключена нравственная мудрость предшествующих поколений, позволяющая ориентироваться в мире, представлена правда жизни. «Разумение, – пишет Гераклит, – величайшая добродетель, и мудрость в том, [чтобы] говорить правду и действовать в согласии с природой, ей внимая» [Цит. по: 1, с. 77].

В нравственной мудрости заключен опыт человечества, пришедшего к осознанию ценности каждого человека, равенства всех людей независимо от этнической и расовой принадлежности, к пониманию того, что жить в согласии с себе подобными, а значит, способствовать процветанию человечества, возможно на основе компромиссов при решении спорных вопросов, на основе ненасилия.

Мы не осмысливаем, как на протяжении веков изменялись представления о морали, о нравственности от античности до настоящего времени. Это дело философов, этиков, историков, культурологов, а не педагогов.

Решение проблемы воспитания нравственности будущего учителя требует определиться с содержанием категории «нравственность». Для этого необходимо выявить соотношение между моралью и нравственностью. Выявление такого соотношения обусловлено не словоупотреблением данных терминов в речи, не стилистическим ее оформлением. Хотя заметим, что с научной точки зрения правильно говорить о воспитании нравственности человека, а не о воспитании морали.

Выявление соотношения между моралью и нравственностью имеет важное значение для педагогической науки с практической точки зрения. Например, учитель формирует у учащихся и теоретическое, и практическое сознание, мышление. Вопрос: «Какое сознание является теоретическим, а какое практическим: этическое сознание, моральное сознание или нравственное сознание?» Данные словосочетания не являются синонимами, они не могут употребляться в научных текстах в чисто стилистических целях вперемешку, иначе это приведет к известной путанице в употреблении категорий. Затруднительным для учителя станет выбор методов формирования этического сознания, мышления учащихся или морального сознания, мышления, нравственного сознания, мышления, когда он не знает, какое из них является теоретическим, а какое практическим. На уровне практической педагогической деятельности такие различия, возможно, не существенны. Но на уровне теоретического обоснования, например, проблемы формирования нравственного сознания, или ценностного сознания, или этического сознания будущего учителя, или проблемы воспитания нравственности будущего учителя такие различия, с нашей точки зрения, существенны, и их следует учитывать. Перечень словосочетаний, в которых смысловую нагрузку несет либо слово «нравственный», либо слово «моральный», либо слово «этический», можно продолжить. Например, этическая рефлексия, моральная рефлексия, нравственная рефлексия, морально-этическая рефлексия и т.д.

Нельзя не заметить, что в речи слова «мораль» и «нравственность», «мораль» и «этика» часто используются как синонимы. Многие, как подчеркивает Теодор В. Адорно, уже давно привыкли использовать вместо понятия «мораль» понятие «этика». «Слово "этос" (греческое "ethos"), от которого образовано понятие "этика", – пишет Теодор В. Адорно, – точно перевести чрезвычайно сложно. В общем, хотя и вполне корректно, его переводят как "склад характера", то есть "то, что каждый представляет в отдельности", "то, как каждый специфически создан". Понятию "ethos" очень близко более позднее понятие "характер", и греческое высказывание "ethos anthropon daimon", то есть, что "этос человека – это его демон", иначе говоря, "характер человека – это его судьба", лежит именно в этом ключе» [2, с. 15]. Важным методологическим указанием в этой связи является положение Р.Г. Апресяна о необходимости освоить содержание понятий морали и нравственности, а не просто развести их: «Думаю, что не достаточно развести по словам определенные теоретические содержания (морали и нравственности. – А.Г.), необходимо освоить эти содержания» [3]. Попытаемся, говоря словами Р.Г. Апресяна, «освоить содержания» морали и нравственности.

Одним из первых, кто обратил внимание на различия между моралью и нравственностью, был Г. Гегель [4, с. 334–341]. Однако и до Г. Гегеля мыслители и ученые также работали с категориями «мораль» и нравственность», предлагали им определения, раскрывали их содержание. Полагаем необходимым в этой связи рассмотреть, в каком значении ученые Нового времени употребляли в своих трактатах, научных трудах данные категории.

Мы не претендуем на всеобъемлющий охват имеющихся источников, в которых раскрывается содержание категорий «мораль» и «нравственность». Главным образом, приводим такие суждения философов, в которых речь идет о морали и нравственности. Мы выявляем соотношение между моралью и нравственностью не ради того, чтобы выяснить, кто из мыслителей и ученых прошлого полагает, что данные категории являются синонимами, а кто – что они отличаются содержательно. Интерес в контексте выявления соотношения между моралью и нравственностью представляют излагаемые учеными прошлого в русле их представлений о морали и нравственности идеи о воспитании человека. Выявление такого соотношения имеет вполне практическую задачу – задачу выявления сохранившихся и сохраняющихся идей о воспитании нравственности человека. Словом, мы осмысливаем идеи ученых о морали и нравственности в их приложении к воспитанию, не акцентируя при этом внимания на том, какой смысл они вкладывают в содержание категории «воспитание».

Обратимся к идеям философов Нового Времени о морали и нравственности.

Ф. Бэкон (1561–1626 гг.) в своей работе «О достоинстве и приумножении наук» разделяет «этику на два основных раздела: первое – учение об идеале (exemplar), или образ блага, а второе – об управлении и воспитании (cultura) души. <…> Первое учение имеет своим предметом природу блага, второе формулирует правила, руководствуясь которыми душа приспосабливает себя к этой природе» [5, с. 387]. Для нашего исследования особый интерес представляют идеи Ф. Бэкона о воспитании души.

В нашей власти, подчеркивает философ, воздействовать на душу, волю и стремление. Среди господствующих в области морали факторов, влияющих и воздействующих на душу, Ф. Бэкон выделяет привычки, упражнения, навыки, воспитание, постоянное общение, дружбу, похвалу, упрек, уговоры, законы, книги, занятия и прочее. Факторы в области морали, определяющие состояние души, предназначены для поддержания и восстановления душевного здоровья, насколько это вообще доступно человеческими средствами [5, с. 409].

Заявив о том, что эти факторы находятся в области морали, Ф. Бэкон не дает никаких пояснений относительно того, что есть мораль. При обосновании факторов морали, влияющих на душу человека, Ф. Бэкон исходит из практики управления государством. Философ механически переносит управление государством, заключающееся в сдерживании одной партией другой партии и в побуждении исполнять свои обязанности по отношению к государству, на управление и воспитание человека.

Интерес представляют мысли Ф. Бэкона об учении и воспитании. Ф. Бэкон полагает, что ведущим способом приобретения нравственной порядочности является учение, переходящее в нравы. Цитируя Овидия: «Учение переходит в нравы», Ф. Бэкон подчеркивает, что это в равной мере относится и ко всем перечисленным им факторам, влияющим на душу человека [5, с. 413].

Философ полагает, что исправлять моральную испорченность можно примерами нравственности наставников и моральностью их учений [5, с. 99]. В педагогике – это метод положительного примера. Воспитанные, по мнению Ф. Бэкона, на основе учения об обязанностях и всеобщем благе, живут по принципу «я принес тебе пользу». Те же, кто не воспитан на основе этого учения, живут по принципу «я принес себе пользу». Весьма современной в этой связи представляется следующая мысль Ф. Бэкона: «В большинстве своем политические деятели, не воспитанные в духе учения об обязанностях и всеобщем благе, все измеряют собственными интересами, считая себя центром мира <…> и вовсе не заботятся о корабле государства, даже если его застала буря, лишь бы им самим удалось спастись на лодке собственного преуспевания и выгоды» [5, с. 100].

Одним из способов развития стремления к нравственности и порядочности Ф. Бэкон считает наставления отца сыну, пример отца сыну. Объясняя VII притчу Соломона: «Разумный сын радует отца, глупый же – приносит печаль матери», Ф. Бэкон пишет, что отца «радует то, что так хорошо воспитал своего сына и своими наставлениями и своим примером внушил ему стремление к нравственности и порядочности» [5, с. 428]. Такой отец радуется качествам сына, которые влекут его к добродетели.

В своих размышлениях о моральных факторах, влияющих на душу человека, об учении и воспитании, о роли наставника в развитии стремления ребенка к нравственности и порядочности, о воспитании качеств, влекущих наставляемого к добродетели, Ф. Бэкон употребляет и термин «мораль», и термин «нравственность». При этом он не указывает на различия между ними. Между тем можно полагать, что мораль в воззрениях Ф. Бэкона приходит к человеку извне. Влияющие на душу факторы в области морали создаются людьми, и приходят они (факторы) к другим людям извне. Стремление к нравственности развивается под влиянием факторов морали, среди которых особое значение в появлении такого стремления принадлежит учению, переходящему в нравы, и воспитанию, с помощью, говоря современным педагогическим языком, таких методов воспитания, как метод упражнения в совершении нравственных поступков, метод работы с книгой, такого элемента метода поощрения как похвала, такого элемента метода наказания как упрек.

Р. Декарт (1596–1650 гг.), считавший этику «высочайшей и совершеннейшей наукой, которая предполагает полное знание других наук и является последней ступенью к высшей мудрости» [6, с. 309], выделяет два вида достоверности истины: «Первая называется моральной, т.е. достаточной для того, чтобы управлять нашими нравами, или разной достоверности вещей, в которых мы обычно не сомневаемся, когда речь идет о правилах нашего поведения, хотя и знаем, что в смысле абсолютном эти правила, может быть, и неверны. <…> Другой вид достоверности получается тогда, когда мы думаем, что вещь не может быть иной, чем мы о ней судим. Такого рода уверенность основана на несомненном метафизическом положении, что Бог – всеблагий источник истины» [6, с. 420–421]. Оставим в стороне второй вид достоверности истины.

Р. Декарт полагает, что мораль, призванная управлять нашими нравами, через правила поведения руководит нашей жизнью. Мораль, говоря современным языком, «характеризует человека с точки зрения его способности жить в человеческом обществе» [7, с. 20]. Р. Декарт, исходя из того, что первой нашей заботой должна стать забота о правильной жизни, предлагает тем, кто обладает только обычным и несовершенным знанием, составить себе правила морали, которые будут достаточными для руководства в житейских делах. Сам Р. Декарт составил себе такие правила морали или максимы. Это, «во-первых, повиноваться законам и обычаям моей страны, неотступно придерживаться религии, в которой <…> я был воспитан с детства, руководствуясь во всем остальном наиболее умеренными и чуждыми крайностей мнениями, сообща выработанными самыми благоразумными людьми, в кругу которых мне предстояло жить. <…> Моим вторым правилом было оставаться настолько твердым и решительным в своих действиях, насколько это было в моих силах. <…> Моим третьим правилом было всегда стремиться побеждать скорее себя, чем судьбу (fortune), изменять свои желания, а не порядок мира и вообще привыкнуть к мысли, что в полной нашей власти находятся только наши мысли» [6, с. 263–264].

Сформулированные Р. Декартом правила морали сохраняют свое значение и для современного человека, заботой которого является забота о правильной, то есть нравственной жизни. Человек, соблюдая законы и обычаи своей страны, придерживаясь религии, в которой воспитан с детства, умеренных мнений, отвергает крайности, которые приводят не только к противоречиям между людьми, но и к конфликтам, не навязывает своей религии другим людям, не понуждает их жить в соответствии с навязываемыми извне ценностями. Стремясь изменить себя, он не стремится изменить миропорядок, являясь противником свержения неугодных режимов. Изменение режимов на Ближнем Востоке, в Африке привели к хаосу, к войне, к гибели мирных жителей, к невиданному переселению народов, к расползанию идей терроризма в Европе. Третье сформулированное Р. Декартом правило важно для современных политиков, для которых главными должны стать национальные интересы, нужды своего народа, а не навязывание своих ценностей, норм другим народам. Я видел, пишет Р. Декарт, «как многое из того, что представляется нам смешным и странным, оказывается общепринятым и одобряемым у других великих народов» [6, с. 255].

Современная школа должна создавать условия для того, чтобы обучающиеся воспитывали себя в правилах морали, в том числе и в сохранившихся и сохраняющихся, имеющих непреходящее значение для современности сформулированных Р. Декартом правилах морали. В отношении нравственных правил, как подчеркивает Я.А. Мильнер-Иринин, «ближе подходит слово "воспитание" <…> человек "воспитывает" себя в нравственных правилах» [8, с. 285].

Р. Декарт пишет не только о морали и ее правилах, но и о нравственности. Например, подчеркивая значение чтения хороших книг, которое является как бы беседой с их авторами, философ обращает внимание на то, что «сочинения, трактующие о нравственности, содержат множество указаний и поучений, очень полезных и склоняющих к добродетели» [6, с. 253].

Такие указания и поучения, склоняющие к добродетели, содержатся в мировой художественной литературе, в сочинениях Л.А. Сенеки «О благодеяниях» [9], в максимах Ф. де Ларошфуко [10], в «Опытах» М. Монтеня [11], в афоризмах Ф. Кафки [12] и др. Неоценимую помощь учителю в воспитании нравственности школьников, учителю, руководящему чтением по программе, внеклассным чтением, окажут «Педагогические притчи» Ш. Амонашвили [13].

Анализ суждений Р. Декарта о морали и нравственности показывает, что философ не только не предлагает определения данным категориям, но и употребляет их как идентичные по смыслу. Правила морали руководят человеком в житейских его делах, нравственность склоняет к добродетели. Человек, следующий в своей жизни правилам морали, является добродетельным, то есть нравственным человеком. Несмотря на то, что Р. Декарт не указывает на различия между моралью и нравственностью, можно полагать, что мораль, руководящая жизнью человека, нравами, задается человеку извне. В такой же мере это относится и к формулируемым обществом, людьми правилам морали, исполнение которых является залогом строительства правильной, нравственной жизни. Такие правила могут формулироваться человеком для себя, как это сделал, например, Р. Декарт. Такие правила формулирует и Б. Спиноза (1632–1677 гг.), называвший их «некоторыми правилами жизни». С точки зрения Б. Спинозы, «необходимо, насколько это возможно; говорить и делать так, как принято вокруг; допускать наслаждения, лишь насколько они не вредят здоровью, а к материальным благам стремиться лишь для поддержания жизни. Обыденные представления о благе не обязательно отвергать; однако последние должны быть приняты лишь для обеспечения житейского благополучия, как средство существования в обществе и среди людей» [Цит. по:14, с. 585–586]. Такие нравственные правила сформулированы Я.А. Мильнер-Ирининым. Это правила справедливости, серьезности, трудолюбия, последовательности, скромности, ответственности и др. [8, с. 287].

Нравственность же, склоняющая к добродетели, определяет внутренний мир человека. Склонение к нравственности идет как извне от общества, от группы людей, от отдельного человека, так и изнутри самого человека. Осознанию значения морали и ее правил в строительстве правильной жизни предшествует предъявление (сообщение) таких правил человеку.

Обращаясь к идеям Т. Гоббса (1561–1626 гг.) о моральной философии, мы не раскрываем его учения о морали, не осмысливаем, что «он говорит о морали и понятиях добра и зла в связи с естественным состоянием и в связи с гражданским состоянием и показывает, что различия между его характеристиками морали существенно различны» [14, с. 596]. Заметим, что в учении Т. Гоббса о морали имеет место различие между пониманием морали разными научными школами, а не различие между моралью и нравственностью.

Т. Гоббс, заявив, что аристотелевская или какая иная мораль не дала никакой пользы, пишет, что «их моральная философия есть лишь описание их собственных страстей. <…> Каждая из школ провозглашает правилом добра и зла свое собственное нравится и не нравится. Последнее означает, что в вопросах морали при огромном разнообразии вкусов людей нет ничего общеобязательного и каждый может делать то, что ему лично представляется добром» [15, с. 511]. Т. Гоббс, по сути, ведет речь о том, что каждая из греческих школ в зависимости от своих представлений и взглядов на добро и зло разрабатывает базирующуюся на них мораль. Греческие мыслители, в зависимости от того, к какой школе они принадлежали, разрабатывают учения о добродетели, о воспитании добродетелей. Сказав, что ни аристотелевская, ни какая-либо другая мораль не приносят ни вреда, ни пользы, а различные учения о морали породили споры о добродетели и пороке, но не дали ни знания о том, что это такое, ни способов достижения добродетели или избежания пороков, Т. Гоббс формулирует цель моральной философии: «Цель моральной философии – учить всех людей их обязанностям по отношению к обществу и друг к другу» [15, с. 618]. Такое понимание Т. Гоббсом цели моральной философии означает, что такой философии учат, ею овладевают в процессе обучения. Понятия добра и зла, понятие добродетели разрабатывает этика как моральная философия, как наука о морали. Разрабатываемые учения о морали, понятия о добре и зле, о добродетели, предъявляются человеку в процессе обучения и воспитания, в ходе которых он овладевает знанием о морали, о добре и зле и т.д.

В своем учении о морали Т. Гоббс употребляет категорию «нравственность», значение которой, как показывает осмысление идей философа, отличается от значения употребляемой им категории «мораль». Так, Т. Гоббс пишет о деморализующем влиянии придерживающегося взглядов умеренного скептицизма Карнеада из Кирены на нравственность молодых людей Рима. За такие взгляды известный «цензор нравов» того времени Катон посоветовал Сенату поскорее выпроводить Карнеада из Рима [15, с. 509]. Деморализующее влияние бесед Карнеада на нравственность молодежи есть деморализующее влияние на их внутренний мир. Можно сделать вывод, что нравственность в представлении Т. Гоббса определяет внутренний мир человека.

В аналогичном значении Т. Гоббс употребляет термин «нравственность», когда подчеркивает, что «власть сохраняется теми же добродетелями, благодаря которым она приобретена, то есть мудростью, смирением, чистотой учений и искренностью речи, а не подавлением <…> нравственности, диктуемой естественным разумом, а также <…> не благочестивым обманом или другими подобными недостатками, которые в пастырях церкви Божией суть не только недостатки, но также бесчестье, способное рано или поздно навести людей на мысль о необходимости подавления такой власти» [15, с. 532].

К этому весьма поучительному замечанию Т. Гоббса следует, на наш взгляд, прислушаться современным политикам ряда стран.

Осуществив педагогическую рефлексию идей Ф. Бэкона, Р. Декарта, Т. Гоббса о морали и нравственности в их приложении к воспитанию, мы выявили следующее. Философы Нового времени употребляли категории «мораль» и «нравственность» как идентичные по смыслу, то есть как синонимы. При этом, по мысли Ф. Бэкона, мораль приходит к человеку извне; по мысли Р. Декарта, мораль руководит нашей жизнью и житейскими делами через создаваемые человеком правила поведения; нравственность в представлении Р. Декарта и Т. Гоббса определяет внутренний мир человека.

Ведущим способом воспитания, приобретения нравственной порядочности является учение, переходящее в нравы, воспитание, осуществляемое с помощью, говоря современным педагогическим языком, таких методов, как метод упражнения в совершении нравственных поступков, метод работы с книгой, такого элемента метода поощрения как похвала, такого элемента метода наказания как упрек. Исправлять моральную испорченность следует примерами нравственности наставников и моральностью их учений. Склонение к нравственности идет как извне от общества, от группы людей, от отдельного человека, так и изнутри самого человека. Осознанию значения морали и ее правил в строительстве правильной жизни предшествует предъявление таких правил человеку. Исполнение человеком правил морали является залогом строительства правильной, нравственной жизни. Нравственность, склоняющая к добродетели, определяет внутренний мир человека.

×

About the authors

Anna Vladimirovn Guschina

Murmansk Arctic State University

Author for correspondence.
Email: anna.guschina63@mail.ru

candidate of pedagogical sciences, associate professor,
vice rector for academic and educational work

Russian Federation, Murmansk

References

  1. Фролов Э.Д. Факел Прометея: очерки античной мысли. Л.: ЛГУ, 1981. 160 с.
  2. Адорно Т.В. Проблемы философии морали. М.: Республика, 2000. 239 с.
  3. Апресян Р.Г. «Мораль» и «нравственность» [Электронный ресурс] // http://iphras.ru/uplfile/ethics/ rc/ed/f/8.html.
  4. Гегель Г. Энциклопедия философских наук: в 4 т. Т. 3. Философия духа. М.: Мысль, 1977. 471 с.
  5. Бэкон Ф. Сочинения: в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1977. 567 с.
  6. Декарт Р. Сочинения: в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1989. 654 с.
  7. Гусейнов А.А. Предмет этики // Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика: учебник. М.: Гардарики, 1998. С. 9–28.
  8. Мильнер-Иринин Я.А. Этика, или Принципы истинной человечности. М.: Наука, 1999. 520 с.
  9. Сенека Л.А. О благодеяниях. М.: Издательство «Э», 2016. 160 с.
  10. Ларошфуко Ф. Максимы. М.: АСТ: Астрель, 2011. 156 с.
  11. Монтень М. Опыты: в 3 кн. Кн. 1 и 2. М.: Наука, 1981. 704 с.
  12. Кафка Ф. Афоризмы. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014. 192 с.
  13. Амонашвили Ш.А. Педагогические притчи. М.: Амрита, 2013. 240 с.
  14. Апресян Р.Г. Европа: Новое время // История этических учений: учебник / под ред. А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2003. С. 552–662.
  15. Гоббс Т. Сочинения: в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1991. 731 с.

Copyright (c) 2017 Guschina A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies