The impact of modern transformations of the infrastructure of the city of Samara on the breeding biology of the sparrowhawk

Cover Page

Cite item

Abstract

Since 1997, we watched the birds of prey that lived in the Samara city, and found that the most numerous and widespread in these conditions is a Sparrow hawk. During this time, the number of this type birds of increase. Now it is we value it more than 50 pairs. In urban environments, many hawks inhabit the typical places for them - woodland area of more than 1 hectare, where a lot of young trees. Not only the natural forests but artificial too. In the last 5-7 years there has been a tendency to breed hawks in atypical for their groves with a very small area in the densely populated areas of the city. In 2016, we found Sparrow hawk’s nest in a grove near the geographical center of the Samara city. Area trees no more than 0,5 hectares, it is 50 meters from the road, and 5 meters from the curb. But here the hawks successfully grow brood. 3 young hawks are haking in the and of nesting (2 females and 1 male). Thus, despite the active cultivation and development of forest parks and vacant lots in the Samara city, carried out in recent years, sparrow hawks, are here in the first place, the optimum feeding conditions, showing almost all adaptive capacity to adjust to changing conditions.

Full Text

Известно, что многие виды соколообразных птиц, обладая значительной пластичностью, проявляют достаточную степень толерантности по отношению к антропогенному воздействию, включая непосредственное соседство с человеком. Это в существенной мере позволяет им занимать пустующие по большей части хищнические ниши в экосистемах урбоценозов [1–5].

Город Самара, несмотря на численность населения и значительную степень развития инфраструктуры, в отношении представленности гнездящихся хищных птиц, представляет собой яркий пример достаточной привлекательности для обитания последних, особенно в постсоветский период.

На основании собственных наблюдений за почти двадцатилетний период (начиная с 1997 г.) в административных границах Самары было доказано гнездование 14 видов соколообразных птиц, 7 из которых регулярно отмечаются на обитании в непосредственной близости от человеческого жилья. Это – перепелятник, чеглок, черный коршун, болотный лунь, обыкновенный канюк, обыкновенная пустельга и тетеревятник (виды перечислены здесь в порядке убывания их численности в городе) [6–9].

При этом за все время наблюдений можно констатировать, что численность «самарских популяций» некоторых из перечисленных хищников снижается (пустельга, кобчик), у некоторых наблюдается существенный рост и активное заселение новых территорий (перепелятник, чеглок, орел-карлик), у остальных же – заметная стабильность, в отличие даже от популяций, обитающих в естественных биотопах. Это можно объяснить рядом причин, основные из которых – отсутствие прямого преследования со стороны человека (при условии «малозаметности» пернатых хищников), низкий уровень конкуренции (как пищевой, так и гнездовой, за гнездовой субстрат), обильность и постоянство кормовой базы, в особенности для орнитофагов (перепелятник, чеглок, тетеревятник), что обусловлено также значительным ростом количества мелких воробьинообразных птиц, наблюдаемым после прекращения массовых систематических обработок городских и пригородных территорий инсектицидами, проводившимися в советский период.

Таким образом, по нашим оценкам, перепелятник является самым многочисленным представителем соколообразных птиц, гнездящихся в административных границах города Самары. Его относительная численность составляет на указанной территории не менее 50 гнездящихся пар.

Типичным местообитанием этого ястреба являются молодые лесные массивы, в том числе и небольшие рощи, спелые высокоствольные леса с развитым подлеском, достаточно широкие и густые лесопосадки (не менее 5-7 «полос» деревьев), как хвойные, так и смешанные, и лиственные. Не избегает он и пойменных лесов, хотя встречается в них гораздо реже [1, 10–14]. Таким образом, в связи со значительной облесенностью промзон и окраин города Самары, а также значительной численностью мелких воробьинообразных птиц (основных видов-жертв), как уже говорилось выше, этот пернатый хищник находит здесь для себя вполне комфортные условия для обитания.

Благодаря последнему указанному выше фактору и низкому уровню конкуренции, а также из-за существенной пластичности вида к беспокойству в гнездовой период, перепелятник за последние10–15 лет в значительной степени освоил и довольно населенные районы полуторамиллионного города. Так, к 1999 г. он стал ежегодно гнездиться в ботаническом саду и парке Молодежном. В середине 2000-х гг. нами зарегистрировано регулярное гнездование ястребов в парке Дружбы, Загородном парке, зеленой зоне клиник Медуниверситета и заросших пустырях на месте железной дороги вдоль улицы Карла Маркса, где ранее вид либо отмечался периодически, либо вовсе не наблюдался.

В последние 5–7 лет в «самарской популяции» вида наметилась явная тенденция к занятию нетипичных гнездовых стаций в очень густонаселенных районах с высоким уровнем беспокойства со стороны человека. Из таковых можно привести в пример рощи на территории Областной детской инфекционной больницы и завода им. Тарасова, пустыри по улице Карбышева между улицами Дыбенко и Антонова-Овсеенко и на пересечении улиц Димитрова и Стара-Загоры. В указанных случаях, как и в ряде других, ястреба выбирали для гнездования очень небольшие по площади рощи (не более 1–1,5 га), вблизи оживленных улиц, достаточно часто посещаемые людьми.

 

Рисунок 1 – Гнездо перепелятника. Видны 2 птенца во втором пуховом наряде (фото В.Н. Макаренкова)

 

Рисунок 2 – 2 птенца в гнезде. Сквозь пух хорошо видны пробивающиеся более темные «пеньки» перьев (фото В.Н. Макаренкова)

 

Последним, самым ярким примером, указанной тенденции можно считать обнаруженное нами в июле 2016 г. гнездо перепелятников, располагавшееся на пустыре по улице Карбышева в районе пересечения с улицей Блюхера. Гнездовая постройка выявлена в роще площадью не более 0,5 га, примерно в 50 метрах от проезжей части и буквально в 5 метрах от пешеходной тропы. Она располагалась на основном стволе американского клена на высоте всего 6–7 метров от земли. Постройка – типичная для данного вида: небольшая, достаточно рыхлая, в диаметре не превышающая 40 см (рис. 1).

 

Рисунок 3 – Взрослая самка перепелятника на гнезде с птенцами. Процесс кормления (фото В.Н. Макаренкова)

 

Точное количество птенцов в гнезде нам определить не удалось, т.к. подъем в гнездо было решено не производить, чтобы не рисковать самой постройкой и выводком в ней (она располагалась на молодом дереве с наклонным стволом, толщина которого у земли не превышала 15 см, т.е. могло не выдержать веса человека), а также не привлекать внимания посторонних людей и не демаскировать его. Все же гнездование хищников в подобных условиях, в целом, мы склонны считать успешным (рис. 2, 3). В августе из гнезда вылетели 3 слетка (2 самки и 1 самец) (рис. 4, 5), хотя при оптимальных условиях в Среднем Поволжье размер выводка данных ястребов составляет 4–5 слетков [1, 11–14].

 

Рисунок 4 – Перепелятник-слеток покинул гнездо с еще не доросшим оперением. Молодая самка (фото И.С. Павлова)

 

Еще из специфических особенностей наблюдаемой пары следует отметить их достаточную «молчаливость» и относительно низкую активность при защите гнездовой территории. Для перепелятника, в целом, свойственна значительная вокализация у гнезда как взрослых птиц, так и слетков. Кроме того, большинство этих птиц очень активно защищают кладку и выводок от более крупных птиц (в том числе и серых ворон) и наземных опасностей, вплоть до человека, начиная проявлять беспокойство иногда еще за 50–60 метров от опасного объекта [1, 10]. Молчаливость наблюдаемой нами пары во многом, видимо, и позволила птицам успешно вырастить выводок.

 

Рисунок 5 – Слетки в первое время после выхода из гнезда держатся в непосредственной близости от него. Молодой самец (фото И.С. Павлова)

 

Рисунок 6 – Останки черного стрижа, обнаруженные под гнездом перепелятника. Обезглавленный труп молодой птицы (фото И.С. Павлова)

 

Кроме того, при исследовании пищевых остатков под гнездом перепелятников нами были обнаружены останки черного стрижа (рис. 6), который является нетипичным кормовым объектом для ястребов и очень редко становится их добычей [10, 11, 15, 14]. В то же время, стрижи при их высокой численности и повсеместном распространении составляют до 85–87% рациона чеглоков, обитающих в г. Самара, являясь как раз для этого хищника, с учетом его анатомических и поведенческих адаптаций, самой обычной пищей [1, 10, 11, 14].

  1. В границах г. Самары, несмотря на существенную освоенность его территории, большую численность населения и высокую степень уровня фактора беспокойства, перепелятники находят для себя вполне оптимальные условия для гнездования в первую очередь за счет обильной и легко доступной кормовой базы. Именно благодаря этому, на наш взгляд, хищники в значительной степени проявляют весь потенциал толерантности и адаптивности к присутствующим здесь лимитирующим факторам.
  2. Активно проводимые в последние годы администрацией городского округа работы по облагораживанию лесопарковых зон (расчистка от подлеска и реконструкция парков и скверов, ликвидация «спонтанных» зарослей), застройка либо окультуривание пустырей в большой мере сокращает пригодные для гнездования ястребов территории, вынуждая их заселять незначительные древесные посадки и приспосабливаться к обитанию в новых условиях.
×

About the authors

Ivan Sergeevich Pavlov

Samara branch of Russian Bird Conservation Union

Author for correspondence.
Email: ci-pavlov@yandex.ru

candidate of biological sciences, deputy chairman

Russian Federation, 443090, Samara, Antonov-Ovseenko street, 26

Vladimir Nicolaevich Makarenkov

Children Art School #2

Email: vnmakarenkov@yandex.ru

teacher

Russian Federation, 443090, Samara, Zavodskoe chaussee, 40

References

  1. Галушин В.М. Хищные птицы леса. М.: Лесная промышленность, 1980.
  2. Галушин В.М. Адаптации хищных птиц к современным антропогенным воздействиям // Зоологический журнал. 1982. Т. LXI. Вып. 7. С. 1088–1096.
  3. Галушин В.М. Адаптация хищных птиц к меняющимся условиям среды // XVIII Международный орнитологический конгресс: Тезисы докладов и стендовых сообщений. М.: Наука, 1982. С. 35.
  4. Галушин В.М. Особенности экопластики хищных птиц // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: мат-лы V междунар. конф. по хищным птицам Северной Евразии. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2008. С. 80–82.
  5. Шепель А.И. Адаптации некоторых хищных птиц и сов к антропогенным воздействиям // Экология и поведение птиц: сб. науч. тр. М.: Наука, 1988. С. 180–189.
  6. Рахимов И.И. Дневные хищники и совы урбанизированных территорий Татарстана // Региональные эколого-фаунистические исследования как научная основа фаунистического мониторинга. Научно-практическая конференция: тез. докладов. Ульяновск: Изд. УлГПУ, 1995. С. 159–161.
  7. Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья / под ред. И.И. Рахимова. Казань: Мастер Лайн, 2001.
  8. Рахимов И.И. Дневные хищники в антропогенных ландшафтах Среднего Поволжья // Материалы IV конференции по хищным птицам Северной Евразии. Пенза: ПГПУ, 2003. С. 241–243.
  9. Павлов И.С. Орнитологические находки в окрестностях города Самары // Исследования в области биологии и методики ее преподавания. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3(1). Самара: СГПУ, 2003. С. 398–400.
  10. Штегман Б.К. Дневные хищники // Фауна СССР. Птицы. Т. I. Вып. 5. М.-Л.: Изд. АН СССР, 1937.
  11. Дементьев Г.П. Отряд хищные птицы. // Птицы Советского Союза. Т. I. М.: Советская наука, 1951. С. 70–341.
  12. Птицы Волжско-Камского края. Неворобьиные / под ред. В.А. Попова. М.: Наука, 1977.
  13. Рябицев В.К. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири: Справочник-определитель. Екатеринбург: Изд. Урал. ун-та, 2001.
  14. Павлов С.И., Павлов И.С. Хищные птицы Самарского края. Самара: Самарское отд. СОПР. Самара: СамНЦ РАН, 2008.
  15. Белик В.П. Питание перепелятника в гнездовой период в Саратовском Поволжье // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: материалы V международной конференции по хищным птицам Северной Евразии. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2008. С. 69–71.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 - Sparrowhawk nest. Two chicks in the second downy plumage are visible (photo by V.N. Makarenkov)

Download (31KB)
2. Figure 2 - 2 chicks in the nest. Through the down, the darker "hemp" of feathers are clearly visible (photo by V.N. Makarenkov)

Download (22KB)
3. Figure 3 - An adult female sparrowhawk on a nest with chicks. Feeding process (photo by V.N. Makarenkov)

Download (25KB)
4. Figure 4 - Fledgling sparrow left the nest with not yet mature plumage. Young female (photo by I. S. Pavlov)

Download (33KB)
5. Figure 5 - The cages for the first time after leaving the nest are kept in close proximity to it. Young male (photo by I.S.Pavlov)

Download (31KB)
6. Figure 6 - The remains of a black swift found under the nest of a sparrowhawk. The decapitated corpse of a young bird (photo by I.S.Pavlov)

Download (29KB)

Copyright (c) 2016 Pavlov I.S., Makarenkov V.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies