Vegetation cover and small mammals as the components of biocoenosis in the conditions of the Volga Upland

Cover Page

Cite item

Abstract

The study of the nature reserve «oak forest near the village of Pelya-Khovanskaya» ecosystem was done in the region of Nizhny Novgorod. The investigated wood is unique for its complex structure. It is situated in the forest-steppe zone, characterized by a high species diversity of small mammals and vegetation, which indicates the complexity of trophic and spatial connections. Several series of sample plots were described: 41 of 20×20 m and a number of 1×1 m sites, totaling 300. Abundance of species by Brown-Blanke scale and the number of specimens of adolescence were specified for each 1 sq. m. plot. Mammals were trapped with the help of trapping grooves and transects method. Vegetation cover is characterized by the presence of a clear intra-differentiation as well as the existence of two basic ecologo-coenotic groups/cores - the nemoral (with Pulmonaria obscura Dum. as the center species of the core) and the meadow-fringe. The most distinct group is formed by forest-shoot species. It can be explained by more forest-steppe rather than nemoral nature of vegetation. Small mammals are represented by the following species: common and small shrews, small forest mouse, yellow-throated and field mice and harvest mouse, vole-housekeeper, common, plowed and red voles, European mole. Two species among them - vole-housekeeper and mouse-baby - are listed in the Red Book of the Nizhny Novgorod Region. Matching burrows of mouse-like rodents with soil richness with nitrogen and humidity, two well-defined peaks are observed. The greatest number of burrows is found in places where the soil is high in nitrogen. Moles were found in areas with a large projective coating of Primula veris: coefficient Spearman rank 0,50. There was a negative correlation of the number of moles and vegetation covering of Pyrethrum corymbosum (-0,46), which is the marker of the driest parts in the forest. In general, the nature reserve «oak forest near the village of Pelya-Khovanskaya» is of considerable interest, both from botanical and from zoological point of view. Long-term studies of biocoenosis will allow to monitor the facility and to correct the proposed protective measures.

Full Text

Актуальность исследований

Изучение природных экосистем в настоящее время является одной из приоритетных задач в области экологических исследований. Согласно Указу президента РФ от 1 августа 2015 года, № 392, 2017 год в связи с исполняющимся 100-летием создания в России первого государственного природного заповедника, объявлен Годом особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Одной из сторон этого решения станет развитие заповедной системы в России. Таким образом, выявление взаимосвязей между различными компонентами биоценозов способствует сохранению биологического разнообразия – в первую очередь, на региональном уровне.

Исследованию биоценозов уделяется значительное внимание в плане функционального взаимодействия их составляющих в рамках пространственной экологии (spatial ecology). Особое внимание акцентируют на изучении различных аспектов функционирования сообществ мелких млекопитающих – микромаммалий. Мелкие млекопитающие могут выступать в роли удобной модельной группы, доступной для исследования, играющей в сообществах, в числе прочих, и роль инженерной.

Рядом исследователей, в том числе нами, было показано, что связь зооценоза и растительного покрова не является условной, но весьма значима, и – более того – зооценоз «вписан» в рамки фитоценоза [1–6; 7, с. 167–180]. Пространственно-временная структура сообществ микромаммалий во многом определяется характером их взаимодействия с растительным покровом. Так, растительный покров имеет для них защитное значение и является основной кормовой базой, а микроклимат травянистого яруса имеет ряд важных особенностей, формированию которых способствует отсутствие ветра [8, с. 135; 9, с. 64–65]. Для рыжих полевок показано, что территориальность самок – один из факторов регуляции численности зверьков [10]. Изучение закономерностей структуры популяций мелких млекопитающих в связи с растительным покровом весьма актуально, особенно в условиях слабо нарушенных природных территорий.

По состоянию на 1 января 2016 года площадь ООПТ в Нижегородской области составила более 478 тысяч га, или 6,3% от общей площади региона. По площади данных территорий Нижегородская область в 2015 году превысила средний показатель по Приволжскому федеральному округу (4,5%). Всего в регионе насчитывается 409 ООПТ, из которых 403 территории имеют статус регионального, 4 – местного и 2 – федерального значения. Особый интерес в плане проведения мониторинговых исследований и изучения взаимодействия компонентов экосистем представляет дубрава у с. Пеля-Хованская, Починковского района Нижегородской области, являющаяся уникальным природным объектом со сложной структурой. Это лесной массив, находящийся в лесостепной зоне и представляющий значительный интерес – как с ботанической, так и с зоологической точек зрения. По отношению к мелким млекопитающим он имеет высокое видовое разнообразие, что указывает на сложность трофических и пространственных связей. Растительность также разнообразна – наряду с видами неморального комплекса встречаются виды, предпочитающие открытые местообитания, в том числе степи. Памятник природы регионального значения (дата создания 29.01.2013). Исследования биоценозов ООПТ «Дубрава у с. Пеля-Хованская» в будущем позволят проводить мониторинг объекта и корректировать предполагаемые охранные мероприятия.

Материалы и методы исследования

Исследования, впоследствии легшие в основу рекомендаций к охране дубравы у с. Пеля-Хованская, проводили в период 2003–2007 гг. Учеты мелких млекопитающих велись параллельно геоботаническим исследованиям, в процессе которых закладывались пробные площади размером 20×20 м. В пределах пробных площадей проводилось стандартное описание: определяли обилие встреченных видов по шкале Браун-Бланке [11], а также видов подлеска и подроста древесных пород, и подсчитывали численность экземпляров подроста. Общее количество пробных площадей – 41. Также в пределах пробных площадей использовались серии раункиеровских площадок 1×1 м, всего 300.

Параллельно описанию в пределах 25 пробных площадей закладывалось по 4 трансекты длиной 10 м, шириной 0,5 м и учитывалось число пересечений ходами мышевидных грызунов. Общий метраж трансектных исследований составил 1000 м. На отдельных участках регистрировалась частота встреч выбросов крота обыкновенного Talpa europaea L. на учетных площадках.

Также проводился отлов мелких млекопитающих с помощью стандартных ловушек и ловчей канавки, заложенной в центре дубравы [12]. Кроме того, были проведены рекогносцировочные маршрутные учеты птиц и крупных млекопитающих с целью выявления редких и охраняемых видов.

Полевые данные переводились в электронную форму с помощью оригинального программного обеспечения EcoDat [13] и подвергались обработке средствами пакета Statistica 6.0. При расчетах корреляционной связи данные по обилию отдельных видов растительного покрова были переведены в абсолютные значения в соответствии с рангами обилия.

Вследствие того, что выборки были относительно небольшими, специфической чертой обрабатываемых данных является не всегда статистически нормальный тип распределения. В связи с этим для оценки тесноты связи (расчет корреляционной связи) применялся непараметрический коэффициент Спирмена [14, с. 250–261].

Результаты исследований и их обсуждение

На начальном этапе исследования был составлен список видов, имеющих наибольшие средние абсолютные значения достоверных корреляций. Для дубравы близ с. Пеля-Хованская это медуница неясная Pulmonaria obscura Dum., вероника дубравная Veronica chamaedrys L., сныть Aegodium podagraria L., шалфей степной Salvia stepposa Shost., гравилат городской Geum urbanum L., герань лесная Geranium sylvaticum L., земляника Fragaria vesca L., копытень Asarum europaeum L., первоцвет весенний Primula veris L., купырь лесной Anthriscus sylvestris (L.) Hoffm., орляк обыкновенный Pteridium aquilinum (L.) Kuhn, осока волосистая Carex pilosa Scop., фиалка удивительная Viola mirabilis L., чистец лесной Stachis sylvatica L., перловник поникший Melica nutans L., звездчатка жестколистная Stellaria holostea L., пролесник Mercurialis perennis L., малина Rubus idaeus L., ландыш майский Convallaria majalis L. Кластерный анализ, проведенный на основе величин сопряженностей достоверных значений методом одиночной связи, выявил 2 кластера (пороговое расстояние около 0,5). Первый из них объединяет виды неморального комплекса. Это (начиная с наиболее тесно связанных пар) Pulmonaria obscuraAsarum europaeumViola mirabilis L., Stellaria holostea L., Carex pilosa и Galium odoratum (L.) Scop., и Aegopodium podagraria (все виды в пределах кластера). Второй крупный кластер включает такие виды, как Salvia stepposaAnthriscus sylvestrisGeranium sylvaticumFestuca gigantea (L.) Vill., Urtica dioica L., Rubus idaeusPteridium aquilinum – т.е. как виды опушек (купырь и др.) и разреженных лесов (орляк), так и приуроченные к богатым почвам крапиву, малину, овсяницу гигантскую. В целом, полученная экоценотическая группа носит эвтрофный характер. Калина Viburnum opulus L. резко отрицательно сопряжена с шалфеем, гравилатом и вероникой, что отчетливо показывает ее приуроченность к внутренним участкам массива. Для подавляющего большинства видов обследованного массива имеет место изменение обилия вдоль комплексного градиента (опушка – глубь массива).

Дополнительно для выявления состава корреляционных плеяд исследуемой растительности был проведен кластерный анализ (R-техника, т.е. группировка видов в отличие от кластеризации описаний, обозначаемой как Q-анализ) на основе канонического коэффициента корреляции Пирсона. Установлено, что наиболее выраженную группу образуют лесоопушечные виды, что объясняется в целом скорее лесостепным, чем неморальным характером растительности (рис. 1).

Рисунок 1 – Корреляционная структура изучаемой растительности дубравы у с. Пеля-Хованская

 

Проведенный отлов мелких млекопитающих при помощи канавки показал следующие результаты. Были зарегистрированы виды: из насекомоядных – обыкновенная (Sorex araneus L.) и малая (Sorex minutus L.) бурозубки, семейство мышей представлено малой лесной (Apodemus uralensis L.), желтогорлой (Apodemus flavicollis Melchior.) и полевой (Apodemus agrarius Pall.) мышами, а также мышью-малюткой (Micromys minutus Pall.) Семейство полевок представлено полевкой-экономкой (Microtus oeconomus Pall.), обыкновенной (Microtus arvalis Pall.), пашенной (Microtus agrestis L.) и рыжей (Clethrionomys glareolus Scheber) полевками (рис. 2). Полевка-экономка и мышь-малютка внесены в Красную Книгу Нижегородской области как редкие виды. Кроме того, регулярно встречается крот обыкновенный (Talpa europaea L.).

 

 

Рисунок 2 – Процентное соотношение числа особей мышевидных грызунов в дубраве близ с. Пеля-Хованская (2-я половина лета, 2004 г.)

 

По результатам учетов при помощи ловушек Геро доминантом на исследованных участках является обыкновенная полевка – 47%, на втором месте рыжая полевка – 39%, затем малая лесная мышь – 8%, а желтогорлая мышь и общественная полевка (Microtus socialis Pall.) составляют 3% соответственно. Процент самок (55,9%) выше, чем процент самцов (44,1%). Среди половозрелых и беременных самок доминируют рыжая и обыкновенная полевки. Среди половозрелых самцов также доминируют рыжие полевки, причем неполовозрелых особей не встречено вообще. Большую долю неполовозрелых самцов составляют обыкновенные полевки.

На исследованной территории в целом из мелких млекопитающих встречались как виды, считающиеся типично лесными, так и виды, предпочитающие открытые местообитания. Однако в отличие от дубрав, исследованных нами в черте г. Н. Новгорода, доминантом в дубраве у с. Пеля-Хованская является обыкновенная полевка, в то время как в дубравах Ботанического сада ННГУ и лесопарка «Малиновая гряда» преобладает рыжая полевка. Этот вид выбирает типично лесные биотопы и, очевидно, иногда вытесняется другими видами из островных лесных массивов, встречающихся в Предволжье.

Высокую численность полевой мыши можно объяснить близостью возделываемых полей и обширных пространств, на которых произрастает много видов злаковых. Высокая численность бурозубок связана, с одной стороны, с адекватным методом ее отлова (канавки) и – с другой – с более благоприятными условиями существования.

Индексы видового богатства, рассчитанные для оценки населения мелких млекопитающих в дубраве Пеля-Хованская, представлены в табл. 1. Для сравнения приведены аналогичные показатели по отдельным дубравным массивам Нижнего Новгорода (табл. 2).

 

Таблица 1 - Показатели видового богатства и разнообразия мелких млекопитающих в лесостепной дубраве около с. Пеля-Хованская Починковского района за вторую половину лета 2004 г.

Показатели видового богатства и разнообразия

Лесостепная дубрава близ с. Пеля-Хованская

Индекс Шеннона, Н

1,61

Индекс видового богатства Менхиника, DMn

0,96

Индекс доминирования Бергера-Паркера

0,42

 

Значительное видовое богатство в дубраве Починковского района обусловлено незначительным влиянием антропогенного фактора. Разнообразие растительных ассоциаций травяно-кустарничкового яруса с различными доминантами обусловливает благоприятную среду для обитания достаточно большого числа видов мелких млекопитающих. В отличие от данного биотопа население микромаммалий дубрав, затронутых антропогенным воздействием, более бедно и представлено в основном видами-убиквистами с высокой экологической валентностью и полусинантропами, такими как полевая мышь.

Для изучения возможной связи распределения мышевидных грызунов и растительного покрова нами отобраны по всем пробным площадям наиболее многочисленные виды растений (всего 19) и рассчитана корреляция частоты встречаемости ходов грызунов с отдельными видами травяно-кустарничкового яруса.

 

Таблица 2 - Показатели видового богатства и разнообразия мелких млекопитающих в дубравах Малиновой Гряды и Ботанического сада ННГУ г. Нижнего Новгорода за вторую половину лета 2005 г.

Показатели видового богатства и разнообразия

Малиновая Гряда

Дубрава Ботанического сада ННГУ

Участок № 1

Участок № 2

Участок 
№ 1

Участок № 2

Индекс Шеннона, Н

0,63

0,83

1,00

0,68

Индекс видового богатства Менхиника, DMn

0,69

0,68

0,60

0,36

Индекс доминирования Бергера-Паркера

0,85

0,72

0,66

0,75

 

Практически все растения относятся к неморальной исторической свите. Обнаруживается положительная достоверная корреляция с борцом северным Aconitum septentrionale Koelle – (0,46), он характерен для нетронутых местообитаний. Для пяти видов-доминантов встречаемость мышевидных грызунов положительно коррелирует с Geum urbanum (0,20), Mercurialis perennis (0,19), Asarum europaeum (0,26) и Carex pilosa (0,14). Таким образом, характер растительности оказывает влияние на распределение грызунов.

Растительный покров играет весьма важную роль в плане хорологической структуры популяций микроммалий. Так, исследования, проведенные в 2013–2015 гг. в Кемпер Каунти, штат Миссисипи, США, показали, что в монокультурных сообществах снижается биологическое разнообразие грызунов, наблюдается угнетение размножения и возрастаниие индекса доминирования для хлопковых крыс [15; 16]. При изучении среды обитания мелких млекопитающих в хвойно-мелколистввенных комплексах северной Беларуси были выявлены ландшафты, резко отличающиеся по своей емкости для этих животных. В однотипных лесных биотопах, таких как ельники, сосняки и производные от них мелколиственные леса, выявлены существенные ландшафтные различия в видовом богатстве мелких млекопитающих и в их обилии. В лесных биотопах ландшафтов «глин» выявлено 20 видов мелких млекопитающих, а на «песках» лишь 7 видов. При этом значения локального видового богатства мелких млекопитающих на «глинах» в 1,5–3 раза больше, чем на «песках» [17]. Сходные результаты были получены для песчаных дюн Монголии, в сообществах которых наибольшее видовое богатство и перекрывание экологических ниш обнаружено для кустарниковой среды обитания северных склонов – как более продуктивной, в отличие от менее продуктивных травянистых и пустынных местообитаний [18].

Исследования в рамках пространственной экологии, проводимые за рубежом, в частности, показали, что полевки, зараженные вирусом-возбудителем геморрагической лихорадки с почечным синдромом (семейство хантавирусов), встречаются чаще на участках с высоким обилием растительности с преобладанием ежевики в подлеске и значительно реже – с низким (в «неэпидемические» годы); интактные также приурочены к участкам с густым травяным покровом [19]. Самцы мышей, заселяющие участки с неоднородным растительным покровом, более мобильны и чаще заражены вирусом, чем самцы, населяющие местообитания с высоким обилием подлеска, но меньшей разнородностью в травяно-кустарничковом ярусе [20]. Таким образом, выявление особенностей распределения мелких млекопитающих в связи с растительным покровом позволит установить возможные резерваты для грызунов, являющихся переносчиками опасных заболеваний.

Нами также было рассмотрено влияние экологических факторов (освещенность – L, влажность – F, реакция почвы – R, богатство азотом – N) на численность мелких млекопитающих и оценены корреляционные связи между значениями экологических факторов и встречаемостью ходов грызунов по Спирмену и Пирсону. Отмечены отрицательная корреляция встречаемости ходов мелких млекопитающих с влажностью (-0,33 и -0,37 соответственно); слабая положительная корреляция с освещенностью (0,12 и 0,11 соответственно). Наблюдается два хорошо выраженных пика при сопоставлении ходов мышевидных грызунов с богатством почвы азотом и влажностью. Наибольшее количество ходов обнаруживается в местах, где почва богата азотом, а ее влажность имеет или достаточно высокие показатели, или низкие. При сопоставлении влажности и реакции почвы с ходами наблюдается пик роющей деятельности на участках со средней закисленностью и достаточно низкой влажностью. В случае их распределения в системе координат «влажность-освещенность» обнаруживается тот же эффект – пик при средних значениях освещенности и низкой влажности почвы. Соотношение богатства почвы азотом и освещенности не играет значимой роли в распределении грызунов.

Сравнение распределения мелких млекопитающих в связи с возобновлением пород деревьев – клен, ясень, дуб, липа, вяз – показало наличие двух хорошо выраженных пиков в распределении ходов мышевидных грызунов при сопоставлении с ними количества вяза и дуба. Много ходов в местах, богатых вязом, с одновременным отсутствием дуба. То же самое в отношении дуба: активная роющая деятельность при большом его количестве и полном отсутствии вяза. При соотношении дуба и липы наблюдается небольшой пик ходов в местах с высоким содержанием липы и отсутствием дуба. Еще меньше ходов наблюдается на участках с преобладанием в возобновлении дуба и небольшим количеством липы.

Выводы

В результате проведенного нами исследования установлено влияние характера растительности на распределение мышевидных грызунов. Наиболее благоприятные условия создает борец, затем копытень, осока волосистая, пролесник. Благоприятно на распределение мелких млекопитающих влияет возобновление вяза и дуба по отдельности. При смешении дуба с липой количество ходов значительно снижается. Кроме того, на частоту встречаемости ходов влияют такие факторы, как влажность, освещенность, реакция почвы и богатство азотом. Положительное значение имеют почвы, богатые азотом; при этом влажность может быть или высокой, или низкой. Пик активности роющей деятельности выявлен на участках со средним значением рН и низкой влажностью, при средней освещенности и низкой влажностью. Сочетание богатства почвы азотом и освещенности не играет значимой роли.

Выявлено также наличие достоверной корреляции частоты встреч выбросов крота с тремя видами травяно-кустарничкового яруса. Установлено, крот тяготеет к участкам с большим проективным покрытием Primula veris – коэффициент Спирмена 0,50. В данном сообществе наблюдается отрицательная корреляция числа кротовин с проективным покрытием пиретрума щиткового Pyrethrum corymbosum (L.) Scop. (-0,46) и Pulmonaria obscura (-0,44). Для объяснения обнаруженной закономерности необходимо учесть, что из указанных видов пиретрум является маркером наиболее периферической части с неблагоприятным для крота режимом увлажнения (повышенная сухость). Большое покрытие медуницы соответствует более глубоко расположенным участкам, также менее благоприятным для обитания крота, чем средняя часть экотона. Pulmonaria obscura, в свою очередь, играет роль ядра неморального комплекса в изучаемом массиве.

Наибольшая по сравнению с другими видами средняя значимая корреляция у медуницы свидетельствуют в пользу того, что этот вид – центральный в неморально-лесной группе для изучаемой растительности (в эколого-фитоценотическом аспекте).

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что регулярное проведение исследований биоценозов ООПТ «Дубрава у с. Пеля-Хованская» позволит осуществлять мониторинг в условиях различной степени антропогенной нагрузки и сохранить данный лесной массив как важный объект культурного, научного и природного значения.

×

About the authors

Elena Evgenievna Boryakova

Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod

Author for correspondence.
Email: boryakova@mail.ru

candidate of biological sciences, associate professor of Botany and Zoology Department

Russian Federation

References

  1. Борякова Е.Е., Лямина Н.С. Пространственная структура сообществ мелких млекопитающих и ее связь с фитоценозом // Вестник Оренбургского государственного университета. 2013. № 6 (155). С. 138-142.
  2. Борякова Е.Е. Связь пространственной структуры сообществ мелких млекопитающих и растительного покрова как компонентов биоценоза // Динамика систем, механизмов и машин. 2014. № 6. С. 77-79.
  3. Борякова Е.Е. Характер растительного покрова и распределение мелких млекопитающих в условиях Нижегородского Предволжья // Изучение, сохранение и восстановление естественных ландшафтов. Волгоград: Волгоградское научное издательство. 2014. С. 108-116.
  4. Воротников В.П., Боряков И.В., Борякова Е.Е., Краснобаева О.С. О корреляционной структуре сообществ и инфраценотической организации широколиственных лесов юга Нижегородской области (на примере дубрав Починковского района) // Лесоэкологические проблемы Поволжья. Н. Новгород. 2003. С. 71-79.
  5. Boryakova E.E., Melynik S.A., Sizova O.N. Vegetazione e distribuzione di piccolo mammiferi in Nizhny Novgorod Prima il fiume Volga (Predvolzhye) // Italian Academik and Scientific Journal. 2014. № 3 (12). P. 251-255.
  6. Boryakova E.E., Vorotnikov V.P., Melynik S.A. Ecological Distribution of the Pygmy Filed Mouse (Apodemus uralensis) and Niche Differentiation in Micromammalia Communities of Conifer-Deciduous Forests of the Volga Upland // The 3d the International Conference on Recent Trends in Science and Technology Management. London: SCIEURO, Berforts Information Press Ltd, UK. 2015. P. 38-48.
  7. Кашкаров Д.Н. Основы экологии животных. Л.: Учпедгиз, 1945. 384 с.
  8. Виноградов Б.С., Громов И.М. Грызуны фауны СССР. М.-Л.: Изд-во академии наук СССР, 1952. 296 с.
  9. Башенина Н.В. Пути адаптаций мышевидных грызунов. М.: Наука. 1977. 355 с.
  10. Жигарев И.А. Локальная плотность и индивидуальные участки рыжей полёвки в условиях южного Подмосковья // Зоологический журнал. 2005. № 84 (6). С. 719-727.
  11. Ellenberg H., Weber H., Düll R., Wirth W., Werner W., Paulißen D. Zeigerwerte von Pflanzen in Mitteleuropa // 2nd ed. Scr. Geobot. 1992. V. 18. P. 1-258.
  12. Карасева Е.В., Телицина А.Ю. Методы изучения грызунов в полевых условиях. М.: Наука, 1996. 226 с.
  13. Боряков И.В., Воротников В.П., Борякова Е.Е. Использование информационных технологий для организации фитоценариев и обработки геоботанических данных // Ботанический журнал. 2005. № 90 (1). С. 95-104.
  14. Гланц С. Медико-биологическая статистика. М.: Практика, 1999. 334 с.
  15. King K.L., Homyack J.A., Wigley T.B. et al. Response of rodent community structure and population demographics to intercropping switchgrass within loblolly pine plantations in a forest-dominated landscape // Biomass and Bioenergy. 2014. V. 69. P. 255-264.
  16. Larsen A.L., Homyack J.A., Wigley T.B. et al. Effects of habitat modification on cotton rat population dynamics and rodent community structure // Forest Ecology and Management. 2016. Vol. 376. P. 238-246.
  17. Соловей И.А. Ландшафтные особенности структуры ассоциаций мелких млекопитающих в хвойно-мелколистввенных комплексах северной Беларуси // Териофауна России и сопредельных территорий: мат-лы междунар. совещания VII Съезда Териологического общества при РАН. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2003. С. 335.
  18. Zhong W., Wang G., Zhou Q. et al. Spatial niche partitioning of coexisting small mammals in sand dunes // Italian Journ. of Zoology. 2016. V. 83, № 2. P. 248-254.
  19. Porter W., Sabo J., Tracy C. et al. Physiology on a Landscape Scale: Plant-Animal Interactions // Integrative and Comparative Biology. 2002. V. 42(3). P. 431-453.
  20. Root J., Calisher C., Beaty B. Relationships of deer mouse movement, vegetative structure, and prevalence of infection with Sin Nombre virus // Journal of Wildlife Diseases. 1999. V. 35(2). P. 311-318.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 - Correlation structure of the studied oak wood vegetation near the village of Pelia-Khovanskaya

Download (64KB)
2. Figure 2 - Percentage proportion of individuals of mouse-like rodents in an oak forest near the village of Pelia-Khovanskaya (2nd half of summer, 2004)

Download (15KB)

Copyright (c) 2017 Boryakova E.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies