Human losses of the Samara Region during the World War I (1914–1918)


Cite item

Abstract

The paper considers the problem of human losses of the Samara province during the World War I for the first time. The author uses the documents posted on the electronic portal «Memory of the Heroes of the Great War of 1914–1918», a unique information resource that is the first official bank of original documents of the state and departmental archives of Russia about the participants and events of the World War I. Special attention in this work is paid to irretrievable human losses, as the most severe and irreparable. It is established that the archival materials contain 258,686 records of various types of losses among conscripts from the Samara province, 49,015 of them speak of the dead, those who died of wounds and missing. They accounted for 13% of the total losses of the region. It is revealed that the data bank makes it possible to detail the human damage by cities, counties, volosts of the province, the cause, date and place of death, military rank and participation in strategic operations. The author has concluded that a number of the obtained parameters are related to the specifics of accounting for human losses during the studied period, but the knowledge obtained makes it possible to assess the scale of the demographic catastrophe that shook the country and the province during the World War I.

Full Text

Первая мировая война не только изменила ход истории, но и нанесла непоправимый демографический ущерб странам-участницам. В силу объективных и субъективных причин установление числа безвозвратных людских потерь стало настоящей проблемой для исследователей. Разнообразные методики и расчеты советских и зарубежных ученых не выдерживали критики – цифры потерь в них колебались от 0,5 до 3 млн погибших [1, с. 167–170].

И все же, спустя почти 100 лет после начала Первой мировой войны, заслуженный коллектив авторов представил общественности итоговую цифру людского урона русской армии в 1914–1918 гг. – 2 254 369 человек [2, с. 91]. При этом исследователи признают, что опираются в основном на статистические данные советского демографа Б.Ц. Урланиса.

Попытка оценки жертв войны по различным регионам России присутствовала в обобщающем издании «Труды комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914–1918 гг.» (1923 г.), в виде таблицы «Распределение потерь солдатами русской армии в начале войны», где был охвачен период до весны 1915 г. [3, с. 214–215]. Данное исследование нельзя считать исчерпывающим, поэтому сегодня историки в различных регионах обращаются к изучению жертвенного подвига своих земляков, что выражается не только в издании областных, краевых Книг Памяти [4–6], но и в публикации статей, основанных на репрезентативной источниковой базе [7–9].

В Самарской области флагманом в деле изучения вопроса участия своих земляков в Первой мировой войны стал г. Тольятти (в годы Первой мировой войны – уездный город Ставрополь-на-Волге), где архивисты еще в конце 1990-х гг. собрали по крупицам и издали именной список ставропольцев – участников войны [10]. Он не претендует на полноту, но в условиях ограниченных возможностей местных архивов тольяттинцы сделали почти невозможное.

Цель нашего исследования – определить доступные в настоящее время источники по проблеме людских потерь Самарской губернии в годы Первой мировой войны и оценить их информационный потенциал.

Для учета боевых потерь 28 июля 1914 г. при Главном штабе было образовано «Особое делопроизводство по сбору и регистрации сведений о выбывших за смертью или за ранами, а также без вести пропавших воинских чинах, действующих против неприятельских армий». В 1918 г. дела и картотеки Особого делопроизводства были переданы в учрежденное в составе Народного комиссариата по военным и морским делам «Бюро по учету потерь на фронтах в мировую войну 1914–1918 гг.» [9, с. 93].

Сегодня эти документы размещены на электронном портале «Памяти героев Великой войны 1914–1918 годов» (далее – Портал), созданным под руководством Министерства обороны Российской Федерации. «Информационный ресурс является первым официальным банком документов об участниках и событиях Первой мировой войны и предоставляет пользователям уникальный инструментарий для поиска и восстановления судеб тех, кто служил в русской армии в период с 1914 по 1918 гг. На Портале представлены копии подлинных документов из фондов государственных и ведомственных архивов России» [11].

Российским государственным военно-историческим архивом (РГВИА) совместно с корпорацией ЭЛАР был оцифрован фонд № 16196 «Особое делопроизводство по сбору и регистрации сведений о выбывших за смертью или за ранами, а также пропавших без вести…», в делах которого содержатся Именные списки потерь генералов, офицеров, чиновников и солдат русской армии периода Первой мировой войны. Также исследователям стала доступна картотека «Бюро учета потерь в Первой мировой войне (офицеров и солдат)».

Банк данных Портала включает в себя следующую информацию: фамилия, имя, отчество военнослужащего, воинское звание, вероисповедание, семейное положение, место мобилизации (уезд, волость, населенный пункт), дата и причина гибели, место службы, воинское звание.

Рассматриваемый ресурс играет важную роль в преодолении «белых пятен» в изучения людского урона в годы Первой мировой войны. Пользователю Портала открывается богатейший материал, ранее не доступный провинциальному историку. Этот факт уже успели оценить ученые из различных регионов страны, использовавшие новые возможности в исследовательской работе [например: 12; 13].

Более 250 тыс. записей в представленных фондах посвящены уроженцам и жителям Самарской губернии. Среди них безвозвратные и санитарные потери, попавшие в плен. Таблица 1 демонстрирует их распределение по уездам и городам губернии. Безвозвратные потери (погибшие, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести) мы выделили отдельно. Они составили 49 015 человек.

 

Таблица 1 – Людские потери в годы Первой мировой войны по уездам и городам Самарской губернии

Уезды и города

Численность населения в 1914 г., чел. [14, с. 8]

Общее число потерь, чел.

Безвозвратные потери, чел.

Самарский

485111

25846

5279

Самара

98525

2393

240

Ставропольский

384274

26202

4393

Ставрополь

6607

238

46

Мелекесс

268

32

Бугульминский

417539

33612

5904

Бугульма

8382

401

56

Бугурусланский

582343

45199

9161

Бугуруслан

16207

598

124

Сергиевск

3057

1011

228

Бузулукский

689446

50368

9561

Бузулук

17089

552

88

Николаевский

672426

43263

8384

Николаевск

15425

43622

1651

Новоузенский

601757

34196

6333

Новоузенск

17351

34578

6426

Всего, город

182643

81268

8891

Всего, село

3623253

177418

40124

Итого:

3805896

258686

49015

 

По данным сельскохозяйственной переписи 1917 г., из Самарской губернии в армию было мобилизовано 379,9 тыс. человек (11,4% населения, 22,8% от общей численности мужчин, 49,1% от числа трудоспособных мужчин) [15, с. 21, 49]. Исходя из этих сведений, можно утверждать, что губерния потеряла на полях Первой мировой войны не менее 13% призванных мужчин. К лету 1917 г. количество хозяйств, оставшихся без работников-мужчин, составляло в Самарской губернии – 32,3% [16].

Россия в начале ХХ века – аграрная страна, и предсказуемо, что 81,8% павших – крестьяне. Как мы видим, максимальные потери понесли самые крупные по численности населения и территории: Бугурусланский, Бузулукский, Николаевский.

Более детально мы остановимся на изучении безвозвратных потерь. Их распределение по причине гибели представлено в табл. 2, но вряд ли её данные могут претендовать на историческую правду. Более 50% пропавших без вести говорят о крайне неудовлетворительной системе учета павших в ходе военных действий. По мнению исследователей, эту категорию потерь без сомнений можно причислить к безвозвратным [2, с. 90]. Низкий процент умерших от ран так же сомнителен, так как эффективная система сортировки солдат, нуждающихся в медицинской помощи, была внедрена только к концу войны. Летальность раненых на различных этапах санитарной эвакуации была очень высокой [17, с. 19].

 

Таблица 2 – Распределение безвозвратных людских потерь по причине гибели

Причина гибели

Число потерь, %

Пропал без вести

65,7

Убит

23

Оставлен на поле боя

8,8

Умер от ран, болезни, отравления

1,7

Иные причины

0,5

 

На диаграмме (рис. 1) мы разместили информацию о распределении безвозвратных потерь по годам войны. Относительно низкие потери в 1914 г. связаны не только с длительностью военного периода (5 месяцев) и переброской самарских военных частей из тыла. По мнению Б.Ц. Урланиса, речь идет «об утрате значительной массы отчетных материалов и неналаженности учета потерь в первые месяцы войны», так как «среднемесячное число раненных, эвакуированных с фронта в 1914 г., составляло 73,7 тыс., а в 1915 г. – 70,2 тыс. человек». Недоучет жертв в 1914 г. демограф определяет в 100 тыс. человек. Цифры потерь за 1915 г. отражают более реальную ситуацию на фронте, когда Россия в среднем за месяц теряла убитыми, пленными и ранеными не менее 207 тыс. человек. Только за пять месяцев Великого отступления потери составили более 1 млн человек [18, с. 146]. Самарская губерния потеряла в 1915 г. 57,5% от общего числа её безвозвратных потерь за годы войны.

 

Рисунок 1 – Динамика безвозвратных людских потерь Самарской губернии с 1914 по 1918 гг.

 

Портал предоставляет уникальную возможность определить потери самарцев по военным операциям. В табл. 3 мы представили наиболее крупные из них по масштабу и кровопролитию. В печально известном «Великом отступлении» летом-осенью 1915 г., за которым последовали значительные территориальные утраты, более 10 тыс. самарцев погибли, получили раны или попали в плен. Почти половина из этих потерь – безвозвратные. В другом масштабном сражении – Брусиловском прорыве, полегло 1636 наших земляков, более 7 тыс. человек получили раны или попали в плен.

 

Таблица 3 – Распределение потерь Самарской губернии по крупным военным операциям

Военная операция

Безвозвратные потери, чел.

Прочие потери (санитарные, попавшие в плен), чел.

Всего

Восточно-Прусская операция (4 августа – 2 сентября 1914 г.)

84

49

134

Галицийская операция (5 августа – 8 сентября 1914 г.)

1101

1141

2367

Варшавско-Ивангородская операция (15 сентября – 26 октября 1914 г.)

1507

1977

3484

Лодзинская операция (29 октября – 11 ноября 1914 г.)

866

2052

2918

1-е наступление австро-германских войск (2–23 мая 1915 г.)

603

282

885

Горлицкий прорыв и отступление (2 мая – 22 июня 1915 г.)

844

451

1295

2-е наступление австро-германских войск (15–22 июня 1915 г.)

522

92

614

Алашкертская операция (9 июля – 3 августа 1915 г.)

75

101

176

Великое отступление (15 июля – 2 сентября 1915 г.)

4597

5770

10367

Виленская операция (22 августа – 2 октября 1915 г.)

619

1122

1741

Брусиловский прорыв (4 июня – 10 августа 1916 г.)

1636

7133

8769

1-е Ковельское сражение (15–21 июля 1916 г.)

667

3391

4058

2-е Ковельское сражение (26 июля – 3 августа 1916 г.)

300

1504

1804

Ковельское сражение Юго-Западного фронта (16–30 сентября 1916 г.)

865

3022

3887

Митавская операция (5–11 января 1917 г.)

482

121

603

 

Нами сделана выборка по распределению потерь по воинским званиям, наиболее часто встречающимся в документах (табл. 4). 63,5% приходится на рядовых и ратников (военнообязанных ополченцев 1-го разряда, годных к строевой службе и 2-го разряда, годных к нестроевой службе от 20 до 43 лет). К 1917 г. людские ресурсы огромной империи начали иссякать. Кроме состояния здоровья, существовали льготы по семейному положению и роду деятельности («бронью» пользовались рабочие промышленных предприятий). В 1916 г. из Самарской губернии были призваны ратники 2-го разряда до 1896 года рождения включительно и белобилетники 1906–1910 гг. [19, с. 379–380].

 

Таблица 4 – Распределение безвозвратных людских потерь Самарской губернии по воинским званиям

Воинское звание

Число потерь, чел.

Нижние чины

Рядовой

28255

Ратник

2876

Ефрейтор

3351

Младший унтер-офицер

1753

Старший унтер-офицер

1103

Фельдфебель

74

Подпрапорщик

66

Зауряд-прапорщик

1

Обер-офицеры

Прапорщик

4

Подпоручик

5

 

Среди безвозвратных потерь 14 925 бойцов стрелковых частей, 6144 – пехотных, 305 – артиллерийских. Наиболее частая воинская специальность среди погибших – стрелок (9388 человек), гренадер (1737 человек). Реже упоминается бомбардир (44), фейерверкер (24), канонир (32), фельдшер (29).

Портал позволяет выяснить потери, понесенные различными военными частями, например выбывшими на фронт непосредственно из Самарской губернии. Так, с января 1916 г. в Самаре формировался 2-й Особый пехотный полк, в феврале – апреле переброшенный через Сибирь и Дайрен (Дальний) во Францию, в Марсель. Он вошел в состав Русского экспедиционного корпуса, принявшего участие в одной из кровопролитнейших битв Первой мировой войны при Вердене. Мы выявили, что среди потерь во Франции 86 солдат-самарцев, среди них 66 заболевших и раненых, 20 погибших. Местом захоронения у павших значится «поле боя».

В разделе Портала «Документы о награждении» 1629 записи о самарцах, но они не дают представления о том, какое место среди них занимают погибшие герои (нет сведений о причине выбытия награжденных). Однако в списке жителей Самарской губернии, награжденных Георгиевским крестом и Георгиевской медалью, составленного на основе сведений о вручении наград семьям, значится 54 погибших, раненых и пропавших без вести бойцов-героев (12 в дальнейшем были демобилизованы в связи с ранением или болезнью) [19, с. 661–673]. При сверке данного перечня с документами Портала нами выявлены многочисленные разночтения в написании фамилии, имени, причины выбытия, но этих ошибок уже никогда не исправить.

Таким образом, можно утверждать, что даже спустя столетие после окончания масштабных военных событий появляются новые возможности в изучении таких проблемных вопросов отечественной истории, как потери русской армии в 1914–1918 гг. Без преувеличения можно сказать, что оцифровка архивных документов и создание уникальных информационных ресурсов – новая эпоха в исторической науке.

Итак, нами выявлено число самарцев, включенных в людские потери (безвозвратные: погибшие в бою, умершие от ран и болезней; санитарные: раненные, заболевшие, пострадавшие от отравления; пропавшие без вести), благодаря электронному Порталу «Памяти героев Великой войны 1914–1918 годов». Полученные цифры не могут претендовать на абсолютную точность по понятным причинам (характер боевых действий, специфика учета потерь, социально-политическая обстановка в стране и прочие), но дают определенное представление о жертвенном подвиге Самарской губернии в годы Первой мировой войны.

×

About the authors

Olga Yuryevna Igoshina

Medical University «Reaviz»

Author for correspondence.
Email: igoshina_olga@inbox.ru

candidate of historical sciences, associate professor of Humanities Department

Russian Federation,

References

  1. Морозов С.Д. Людские потери России в Первой мировой войне // Свободная мысль. 2008. № 2. С. 167–174.
  2. Россия и СССР в войнах ХХ века. Книга Потерь / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков и др. М.: Вече, 2010. 624 с.
  3. Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914–1920 гг. М.-Пг.: ГИЗ, 1923. 227 с.
  4. Книга памяти нижегородцев – нижних чинов российской армии и флота, убитых, умерших, пропавших без вести в годы Первой мировой войны. Нижний Новгород: Деком, 2014. 364 с.
  5. Рязанская Книга памяти Великой войны, 1914–1918 гг. Т. I / сост. А.И. Григоров. М.: РосАрхив, 2010. 1874 с.
  6. Списки убитых, раненых и пропавших без вести жителей (солдат) Новосибирской области в годы Первой мировой войны (1914–1918 гг.) (составлены на основе четырех уездов Томской губернии: Барнаульского, Каинского, Кузнецкого и Томского). Вып. I / авт.-сост. О.Н. Катионов, Ю.А. Зноско, Г.С. Хорохордин. Новосибирск, 2015. 289 с.
  7. Денисов И.В. Статистика боевых потерь среди военнослужащих из Уфимской губернии в первый месяц второй Отечественной войны // Татарский народ и народы Поволжья в годы Первой мировой войны: сб. мат-лов всерос. науч. конф. Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН Республики Татарстан, 2014. С. 105–117.
  8. Кауркин Р.В., Павлова О.А., Балескова Л.В. Статистические данные по безвозвратным потерям нижних чинов Российской Императорской армии и флота, представленные в отечественных Книгах памяти Первой мировой войны // Вестник Чувашского университета. 2016. № 2. С. 67–81.
  9. Новиков П.А. Документация о людских потерях сибирских стрелковых полков в Первой мировой войне // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 319. С. 92–98.
  10. Ставрoпoльцы – участники Первой мировой войны: архивный указатель. Ч. 1 / сост. Н.Г. Лобанова. Тольятти: Кассандра, 1996. 30 с.
  11. Портал «Памяти героев Великой войны 1914–1918 годов» [Электронный ресурс] // – https://gwar.mil.ru/about.
  12. Зноско Ю.А. Источники для выявления боевых потерь солдат из Каинского уезда Томской губернии в 1914–1918 годах // Перспективы науки – 2015: сб. докл. I междунар. заоч. конкурса науч.-исслед. работ / науч. ред. А.В. Гумеров. Казань: Знание, 2015. С. 96–102.
  13. Кудрявцев А.Н. Мари, чуваши и русские Козьмодемьянского уезда Казанской губернии в составе 308-го пехотного Чебоксарского полка в первой мировой войне // Чувашский гуманитарный вестник. 2019. № 14. С. 48–55.
  14. Семенова Е.Ю. Самарская губерния в годы Первой мировой войны: учебное пособие. Самара: СГТУ. 2013. 85 с.
  15. Россия в мировой войне 1914–1918 гг. (в цифрах). М., 1925. 103 с.
  16. Первая мировая война и военно-мобилизационные мероприятия в Среднем Поволжье и Центральном Черноземье: монография / под ред. М.М. Есиковой, П.С. Кабытова, К.В. Самохина. М.: Новый хронограф, 2015. 288 с.
  17. Медик В.А., Пильник Н.М., Юрьев В.К. Санитарные потери в войнах ХХ века. М.: Медицина, 2002. 240 с.
  18. Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил европейских стран в войнах XVII–XX вв.: ист.-стат. исследование. М.: Соцэкгиз, 1960. 567 с.
  19. Самарская губерния в годы Первой мировой войны. Июль 1914 – февраль 1917 гг.: сб. документов / редкол.: Р.Ф. Пантюхина и др.; науч. рук.: А.В. Калягин, В.И. Гольцов; сост. О.В. Зубова и др. Самара: Медиа-Книга, 2014. 731 с.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1

Download (7KB)

Copyright (c) 2021 Igoshina O.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies