Theatre activity in the southern Urals at the initial period of the thaw

Cover Page

Cite item

Abstract

The paper deals with the problems of theatre activity development in the southern Urals at the initial period of the thaw. The research objective is to define what changes happened in the theatre activity in the Southern Urals after Stalin’s repressions in 1953–1964. For the research the author used periodicals, archival documents, books about the theater. The research has shown that after Stalin’s personality cult exposure there were big theater changes in the southern Urals. People became more interested in the theatre. It was in Bashkiria where the theater developed greatly. The paper examines the creative activity of theatres in the southern Urals, Orenburg Region and Bashkortostan, reveals specific features and problems in the functioning of the studied institutions in the era of the thaw, studies repertoire policy of theaters. The repertoire updated and new theaters opened. Actors and directors found new forms of art self-expression. Drama art stops being the weapon of the political propaganda. The author has no opportunity to carry out a comparative analysis of this research with other researches as the subject has not been investigated by anybody yet.

Full Text

Театральная деятельность на Южном Урале в 1953–1964 годах развивалась неравномерно. Социалистический реализм рождается из честного творчества художника, проникнутого социалистическим мироощущением. Основой социалистического реализма является мировоззрение художника. Оно может быть выражено различными способами, но должно вызывать у зрителя переживание, созвучное эпохе [1, с. 177]. Развитие советского искусства и метода социалистического реализма стало тормозиться процессом, впоследствии квалифицированном как культ личности И.В. Сталина Вождь воспринимал советское государство как машину, как механизм. Имея неограниченную власть, он допускал жесткий произвол, подавляя человека. Создавалась такая обстановка, при которой человек не мог проявлять свою волю.

Искусство, поставленное на службу партийного аппарата, способствовало «идеологическому воспитанию масс» [2, с. 437]. Все виды искусства – литература, кино, живопись, театр – воспевали производство. Человек изображался только в своей функциональной сущности: шахтёр, врач, учёный. [3, с. 437]. В центре любого художественного произведения – производственный конфликт, завязанный на смене технологий при необходимости улучшения управления [2, с. 437]. Сталинский социализм – это не человеческое общество, а огромная фабрика, где всё разумно устроено. Культуре в этом обществе отводится утилитарная роль – оправдание сложившейся системы. Мировоззрение подавляющего большинства советских деятелей искусства стало соответствовать официальной идеологии, большинство произведений того времени открыто носило характер пропаганды [2, с. 435].

В 1954 году вышел в свет роман И. Эренбурга «Оттепель», вызвавший большой интерес в обществе. Название книги становится нарицательным, своеобразным символом духовного раскрепощения людей после сталинского периода. Работа XX съезда КПСС, доклад Н.С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях», специальное Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года, развенчавшего «культ личности Сталина», реабилитация миллионов ни в чём не повинных людей – всё это имело чрезвычайно важные последствия для духовной жизни общества [4, с. 807].

В деятельности Министерства культуры и Отдела культуры ЦК происходили перемены. Популярными лозунгами стали «восстановление ленинских норм партийно-государственного руководства» и «преодоление последствий культа личности». Расширяя самостоятельность творческих союзов, партийное руководство собиралось возложить на них задачи идеологического контроля [5].

Театр для советского человека периода «оттепели» стал обладать своеобразным правом выносить на общественное обсуждение самые сложные вопросы, привлекать к ним общественное внимание, настраивать людей на решение тех или иных задач, которые вставали перед обществом и жизнью [6].

В Чкаловской области ведущим театром считался Чкаловский областной драматический театр имени М. Горького, который к 1953 году благодаря главному режиссёру М.А. Куликовскому характеризовался как «крепкий ансамбль опытных мастеров и молодых актёров, режиссёров и художников, объединённых общей задачей создания интересного и большого театра» [7, с. 142–143]. Однако, несмотря на яркий, достойный внимания репертуар, театр строго контролировался системой. Каждый спектакль, прежде чем войти в текущий репертуар, должен был получить разрешение специальной комиссии, которую возглавляла уполномоченная ГУРК по Чкаловской области К. Деснер.

В 1953 году Юрий Самойлович Иоффе продолжил «ваяние творческого лица» чкаловского театра. Очень робко процесс десталинизации происходит в театрах. Репертуар этих лет носит идеологизированный характер, герои схематичны, сюжеты надуманы, а оценка игры актёров в прессе подвергается критике. Так, например, К. Надеждина в статье «Девичий переполох» пишет: «Наряду с несомненными достоинствами, правильным исполнением ряда ролей, сильной музыкальной частью, в спектакле есть элементы злоупотребления внешней стороной «игры на публику», потеря чувства меры» [8].

Продолжается жёсткая система контроля со стороны партийных органов. Газета «Советское искусство» от 7 апреля 1953 года пишет: «Чкаловский областной драматический театр имени М. Горького осуществил постановку спектакля местного автора В.А. Пистоленко « Емельян Пугачёв». Обком КПСС оказал большую помощь театру и автору. В процессе работы спектакль обсуждался в отделе пропаганды обкома КПСС, было созвано собрание историков, давших ряд ценных указаний» [9]. На премьеру пьесы Е. Успенской и Л. Ошанина «Твоё личное дело», состоявшуюся в мае 1953 года на сцене Чкаловского драматического театра, отозвались несколько авторов. В статье «Твоё личное дело» М. Климов пишет: «Тема пьесы – большая важная, волнующая: борьба за моральную чистоту советского человека. Поведение коммуниста в быту не является только его личным делом».

С 1952 по 1954 год театр поставил 21 пьесу. В период с 1955 по 1963 г. – 89 пьес. За период с 1953 года по 1964 год театр побывал на гастролях: в Москве в 1955 году, в г. Эмба (Казахстан) в 1958 году, в 1959 году в Ленинске (Казахстан), в 1960 году в Куйбышеве, в 1962 году в Москве, в 1963 году в Бугуруслане, Бузулуке (Оренбургская область), в 1964 году в Уфе [7, с. 148–149].

В январе 1956 года на сцене Чкаловского драматического театра идёт пьеса В. Розова «В добрый час» в постановке заслуженного артиста Казахской ССР и УзССР Ю.С. Иоффе (художник Д.Н. Фомичёв, ведущие актрисы спектакля Е.Н. Агеева, В.А. Кашина). В прессе сразу появляется отклик: «…В новой комедии драматург ставит важные вопросы формирования, воспитания характера, роли среды в процессе становления личности. Пьеса о счастье, о дружбе и любви. Перед зрителями предстают герои, у каждого из которых свой характер, своя цель, своя мечта. И это не отвлечённые мёртвые схемы, а живые люди с хорошими и плохими сторонами их натуры», – пишет Ю. Павлов [10].

Чкаловский драматический театр, накопивший немалый опыт, успешно показавший себя перед местным зрителем, впервые выезжает в Москву летом 1955 года. Первые гастроли перед искушённым столичным зрителем стали настоящим экзаменом для всего творческого коллектива театра. В гастрольной афише были представлены постановки режиссёров: Ю.С. Иоффе – «По велению сердца» Н. Анова; Я. Штейна – «Царь Фёдор Иоанович» А. Толстого; «Любовь Ани Берёзко» В. Пистоленко, «Дачники» М. Горького; И.Ф. Щегловой – «Дикарка» А Островского; «Емельян Пугачёв» В. Пистоленко; «Дон Сезар де Базан» Дюмануара и Деннери; М.В. Нагли «Персональное дело» Я. Штейна.

Столица признала большой творческий потенциал театра [7, с. 150–151]. В работе Чкаловского театра отмечено «стремление к ясности и определённости режиссёрского замысла, к предельной яркости всех выразительных средств, смелости красок в обрисовке характеров». О художниках – оформителях спектаклей подмечено, что «они тонко ощущают стилевую природу автора и режиссёрский замысел, находят оригинальные и смелые решения для каждого спектакля, умело и продуктивно разрабатывают сценическую площадку». Отмечено, что режиссёры Ю. Иоффе, И. Щеглова, М. Нагли «добиваются правды, яркости сценического воплощения путём вдумчивого, глубокого раскрытия психологических тонкостей, сложностей в содержании произведений, в отношениях героев», а «театр всегда выходит победителем … когда идёт к яркой театральности через глубокий анализ жизненных явлений, через большую жизненную правду» [11].

Талантливый режиссёр Ю.С. Иоффе обращается к местному материалу. В столетнем юбилейном репертуаре Чкаловского драматического театра есть одна особенность: из 12 пьес, включённых в этот сезон, три принадлежат перу местных драматургов или написаны на местном материале. По идее Иоффе была специально написана Н. Ановым пьеса «Оренбургская старина». Пьеса посвящена далёкому прошлому Оренбурга и рассказывает о борьбе его лучших представителей за создание в городе театра-просветителя. При большом участии режиссёра была создана ещё одна пьеса, которая получила путёвку в большую сценическую жизнь – «Любовь Ани Берёзко» В. Пистоленко. Здесь же впервые осуществлена постановка первой в стране пьесы о новосёлах-целинниках «По велению сердца» Н.И. Анова и Я. Штейна [12].

Не отстают от главного областного театра и другие театры. К середине 50-х годов Бугурусланский городской драматический театр в поисках своего творческого пути живёт напряжённой творческой жизнью. Репертуар его составлен довольно интересно. Это «Хрустальный ключ» Е. Бондаревой, «Любовь Ани Берёзко» В. Пистоленко, «В добрый час» В. Розова, «Возвращение» А. Кузмичёва, «Персональное дело» А. Штейна, «Омут» Э. Фабра (по Бальзаку), «Не всё коту масленица» А. Островского, «Несчастный случай» М. Маклярского и Д. Холендро, «Мартын Бородуля» И. Тобилевича, «Семейное дело» Е. Литовского. Новые направления в театральном искусстве быстрыми темпами завоёвывали любовь и признание среди советского народа. Театр становится отрадой в непростые моменты человеческих жизней, помогает обрести силы в трудные минуты, подсказывает пути решения жизненных проблем, начинает служить средством самовыражения для многих людей. Театральное творчество становится отправной точкой, импульсом для появления так называемых самодеятельных театров. Такие самодеятельные театры появляются в учебных заведениях, на заводах, при домах культуры, в сельских клубах. Так, например, 16 апреля 1956 года в областном театре музыкальной комедии состоялся студенческий вечер, на котором театральный коллектив мединститута показал спектакль «Шутники» А.Н. Островского, который тепло встретили зрители [13].

В этом же году в областном центре состоялся смотр художественной самодеятельности. В зале присутствует заслуженный артист Чкаловского драматического театра В. Агеев. На сцене – любители драматического искусства. Хорошо была исполнена пьеса «Женатый холостяк» театральным коллективом Абдулинского железнодорожного клуба, женская средняя школа представила пьесу «Шляпа», Дом культуры металлургов Орска показал пьесу «Не называя фамилий», клуб «25 лет Октября» посёлка Никитино города Медногорска показал пьесу А. Кумичёва «Возвращение», написанную на тему семьи и семейных взаимоотношений [14].

Театральный самодеятельный коллектив Дома культуры Чкаловского паровозоремонтного завода – один из старейших в городе – показал новый спектакль по драме Е. Бондаревой «Хрустальный ключ». Действие разворачивается на одной из дальних застав. В пьесе имеется острый сюжет, но главное внимание автора направлено на раскрытие человеческих характеров, духовного мира людей. Постановщику К. Миронову удалось создать интересный спектакль с хорошим юмором и яркими драматическими моментами. Исполняли роли рядовые работники завода: служащий, столяр, мастер, слесарь, медсестра, даже домохозяйка. Несмотря на недостатки в режиссуре, для культуры это – безусловно хорошая работа [15].

В это время всё чаще проходят творческие встречи актёров и зрителей, на которых обсуждаются спектакли, оценивается игра актёров, премьеры. Становятся нормой постоянные гастрольные спектакли на селе, в малых городах области, на степных площадках целинных станов. Так, газета «Советская культура» пишет: «Орский театр драмы имени А.С. Пушкина выпустил две премьеры: «Иван Рыбаков» В. Гусева и «Забытый друг» А. Салынского. Новые спектакли будут показаны труженикам целинных земель Чкаловской области. Театр побывал в 15 целинных совхозах, дано 60 спектаклей» [16].

Не менее интересна история театральной деятельности Башкортостана. Современный Башкирский академический театр драмы имени народного поэта Башкортостана Мажита Гафури был учреждён постановлением Большой коллегии Башкирского народного комиссариата просвещения (БНКП) 4 декабря 1919 года в Стерлитамаке под названием «Первый Башкирский государственный театр». Как и все театры советского социализма, он проходил все этапы развития: от великого творческого успеха в 20–30-е годы до жесточайшего сталинского террора.

В 50–60-е годы XX века на художественный облик национальной сцены оказала огромное влияние заслуженный деятель искусств РСФСР и БАССР, лауреат Государственной премии РСФСР им. К.С. Станиславского Шаура Мусовна Муртазина. Заслуженная артистка БАССР, народная артистка БАССР, заслуженная артистка РСФСР Бэдэр Ахметовна Юсупова, проработавшая в театре актрисой полвека, говорила: «Театр нужно любить преданно и нежно» [17]. Именно так любила театр она сама [18]. Труппу театра составляли маститые мастера сцены: Гази Гирфанович Галимов-Бухарский – актёр, режиссёр, народный артист БАССР, заслуженный артист РСФСР, заслуженный деятель искусств БАССР [19], Елизавета Александровна Шляхтина-Сыртланова – актриса, режиссёр, заслуженная актриса БАССР [20], Газим Мутагарович Тукаев – заслуженный артист БАССР, народный артист БАССР, заслуженный артист РСФСР, народный артист РСФСР [21]. После сталинских репрессий театр утратил единую линию развития. Шаура Муртазина понимала, что театр не может развиться без активного взаимодействия с другими культурами и что только общение с ними наполнит и обогатит собственное видение, собственное искусство. Ею осуществлены постановки «Последняя жертва» А. Островского (1950 г.), «С любовью не шутят» П. Кальдерона (1951 г.), «Виндзорские насмешницы» (1953 г.), «Дядя Ваня» (1954 г.), «Чайка» (1960 г.) А. Чехова, «Кража» Д. Лондона (1955 г.), «У этой женщины свои законы» по пьесе Э. де Филиппо «Филумена Мортурано» (1958 г.). Характерно, что её творческие устремления связаны с реализацией классического репертуара, она автор оригинальных сценических прочтений русской и западноевропейской классической драматургии [22].

В 1957 году Башкирский академический театр показал спектакль «Муса Джалиль». Пьеса написана одним из видных драматургов Советской Татарии Н. Исанбетовым. Автор взял лишь определённый период жизни поэта. Характер героя раскрывается с наибольшей полнотой. Пьеса Исанбетова – не просто произведение о самоотверженном человеке. Рамки его гораздо шире. В характере Мусы Джалиля отражается гуманистический пафос, подвиг советского человека, утверждение высокой человеческой морали. Большую работу проделал коллектив театра, создавая спектакль. Режиссёр, заслуженный артист БАССР Р. Файзуллин совместно с автором улучшил пьесу, сделал её более компактной, целеустремлённой [23].

После длительного перерыва 1 марта 1957 года вновь открыт Башкирский театр оперы и балета. Театр открыл сезон оперой великого русского композитора А. Бородина «Князь Игорь». В новом театральном сезоне показаны 5 спектаклей. Работоспособный, творческий коллектив приложил все усилия, создавая спектакли [3].

Башкирский театр оперы и балета осуществил постановку оперы П.И. Чайковского «Чародейка». Нравственную красоту, большую силу любви подчёркивает в образе Настасьи молодая артистка Шагизиганова [24].

Драма С. Алёшина «Одна», поставленная Уфимским русским драматическим театром, отличается остротой в изображении психологической сложности современного бытового конфликта. В прессе она названа «Драмой о любви и честности». Автор не навязывает выводов, а заставляет самих зрителей подумать: могли ли герои поступить иначе, чем они поступили, и возможно ли для них счастье. Спектакль этот удался благодаря вдумчивому прочтению «спорной» пьесы Алёшина [25].

Мустай Карим – выдающийся башкирский поэт, драматург – оказал огромное влияние на духовную жизнь современников, в первую очередь своего народа, на языке которого он мыслил, говорил и писал. В творчестве драматурга прослеживаются отдельные хронологические циклы. С 1947 по 1960 годы написаны пьесы «Свадьба продолжается», «Одинокая берёза», «Похищение девушки», «Неспетая песня». В сложное время хрущёвской «оттепели» была написана пьеса «В ночь лунного затмения» и поставлена в1964 году на сцене Башкирского академического театра драмы. С одной стороны, пьеса была сугубо национальная, изображающая историческое прошлое народа, с другой стороны, М. Карим бытовую драму возвёл в высокую трагедию, в которой судьба человека становится судьбой народной [26, с. 108].

«Оттепель» способствовала бурному развитию культуры. Уже к середине 50-х театральное искусство становится более востребованным, поскольку начинает отражать социальные настроения общества того периода. Постепенно начинает ослабевать политический контроль со стороны власти, драматическое искусство перестаёт быть оружием пропаганды и становится просто искусством. Театр развивается быстрыми темпами, избавляясь от пережитков сталинской эпохи, приобретая черты более реалистичного, отвечающего интересам зрителя. Почувствовав веяние свободы, драматурги, режиссёры, актёры стремились к новым формам художественного самовыражения, так долго пребывавшего под запретом.

×

About the authors

Irina Pavlovna Morozova

Lyceum № 2

Author for correspondence.
Email: 20daniil11@mail.ru

teacher of history and social theory

Russian Federation, Orenburg

References

  1. Мухина В. Литературно-критическое наследие: Т. 1-3. М.: Изд. «Искусство», 1959-1960.
  2. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. Брянск: Изд-во «Курсив», 2000 г. 539 с.
  3. Оперный театр открыт // Советская Башкирия. № 51 от 2.03.1957 г. С. 4.
  4. Аппарат ЦК КПСС и культура. 1953-1957 / Общ. ред. и сост. В.Ю. Афиани. М.: Росспэн. 2001. 805 с.
  5. О преобразовании министерств СССР: Закон СССР от 15 марта 1953 г. // Ведомости Верховного Совета СССР 1953. № 3. С. 11.
  6. Быков Р.А. Театр - это театр // Театр. № 6 от 1959. С. 7.
  7. Рябцева М. Оренбургские театральные сезоны. Изд-во Оренбург, 2015. 488 с.
  8. Девичий переполох // Чкаловская коммуна. № 18 от 22.01.1953. С. 4.
  9. Из редакционной почты // Советское искусство. № 26 от 7.04.1953. С. 3.
  10. В добрый час // Чкаловская коммуна. № 6 от 8.01.1956. С. 4.
  11. Залог успеха // Советская культура. № 112 от 10.09.1955. С. 3.
  12. Оренбургская старина // Чкаловская коммуна. № 41 от 17.02.1957. С. 3.
  13. В студенческом театральном коллективе // Чкаловская коммуна. № 91 от 19.04.1956. С. 3.
  14. На сцене - любители драматического искусства // Чкаловская коммуна. № 7 от 10.01.1956. С. 4.
  15. «Хрустальный ключ» на сцене Дома культуры // Чкаловская коммуна. № 160 от 12.07.1956. С. 3.
  16. Театральная хроника // Советская культура. № 61 от 26.05.1956. С. 3.
  17. Театр надо любить // Советская Башкирия. № 228 от 27.09.1990. С. 4.
  18. Национальный архив Республики Башкортостан (далее - НА РБ). Ф. 1352. Оп. 4. Д. 1. Л. 1.
  19. НА РБ. Ф. 1352. Оп. 4. Д. 1. Л. 2.
  20. НА РБ. Ф. 1352. Оп. 4. Д. 1. Л. 3.
  21. НА РБ. Ф. 1352. Оп. 4. Д. 1. Л. 4.
  22. Сагитова А. Мастер башкирской режиссуры // Диалог культур и тюркоязычный театр: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. (7 сентября 2012 г.). Уфа, 2012. С. 123-134.
  23. Спектакль о поэте-герое // Советская Башкирия. № 79 от 04.04.1957. С. 4.
  24. Чародейка // Советская Башкирия. № 84 от 10.04.1957. С. 4.
  25. Спектакль о любви и о честности // Советская Башкирия. № 61 от 14.03.1957 г. С. 3.
  26. Кусимова С. Послание миру. Феномен «театра Мустая Карима в контексте Башкирской сцены» // Ватанлаш. 2014. № 8. С. 63-77.

Copyright (c) 2017 Morozova I.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies