Peculiarities of optimal structure of Orenburg Region agrolandscapes

Cover Page

Cite item

Abstract

In this article the examines the degree of change of regional territories is examined with predominance of earth of the agricultural setting. In the Orenburg Region where in a number of administrative regions more than one third of the territory is plowed, necessity such the researches obvious. The analysis of the distribution of the land fund by category is carried out. Time changes in all land categories were studied, and the level of anthropogenic transformation was determined by the coefficient of land use, the coefficient that takes into account the intensity of agricultural land use and the coefficient of plowing of agricultural lands. A number of disproportions are formed in accordance with the maximum possible and optimal environmental parameters: a large agro-land plot (88,5%, with a norm for steppe zones of 60-65% and an optimal 40%), a lot of arable land (more than 50%, 40-45%), an extremely low proportion of forest land (5,16% in 10-15% and the optimal value of 15-20%), as well as a general lack of natural lands (OOP 0,19-0,64%). Undertaken studies testify to intensive development of agrolandscapes on territory of area, and necessity of artificial maintenance of the equilibrium state of agroecosystems, that can be arrived at only by totality of reclamative, agronomical and ecological events.

Full Text

Оренбургская область относится к регионам Российской Федерации с очень обширной территорией (29 место по площади среди 85 субъектов), включает 4,9% площади всех российских сельхозугодий, являясь при этом одним из крупнейших в России поставщиков сельскохозяйственной продукции, прежде всего зерновых культур, ежегодный урожай которых составляет в среднем около 2,5 млн тонн.

Структура земельного фонда области обусловливает необходимость расширения инструментария мониторинговых исследований территорий, созданных человеком и развивающихся в дальнейшем по естественным законам устойчивости природных систем, с целью проектирования, внедрения и эксплуатации более эффективных и щадящих для биоты, геологической среды таких значимых для народного хозяйства и благополучия человека объектов, как сельскохозяйственные угодья, искусственные водоемы, лесополосы и лесопарки, рекреационные объекты и другие природно-антропогенные комплексы.

В процессе освоения и использования новых земель наибольшие негативные изменения, в отличие от других категорий, претерпевают земли населенных пунктов, промышленности (их вклад в общую площадь территории области в сумме составляет не более 3,5%) и земли сельскохозяйственного назначения [1-5].

По данным национальных докладов о состоянии и использовании земель в Российской Федерации и государственных докладов о состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области [6], была проанализирована структура земельного фонда исследуемого региона за период с 1992 по 2015 гг. В Оренбуржье земли сельскохозяйственного назначения занимают в среднем 88,5% от общей площади территории, что свидетельствует о доминировании аграрного сектора в экономике, отличающегося высоким уровнем антропогенной нагрузки на почвы. В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются собственно сельскохозяйственные угодья, а также другие земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, хозяйственными зданиями, строениями и сооружениями, коммуникациями и т.д. [7]. Сравнительный анализ структуры земель относительно устойчивых территорий, к которым относят ненарушенные или слабонарушенные земли с предельно допустимыми и оптимальными экологическими параметрами за период с 1992 года по 2015 год, позволяет сделать ряд выводов. Несмотря на то, что доля лесных площадей с 1992 года увеличилась с 4,27% до 5,16%, этот показатель значительно ниже предельно допустимых экологических параметров (норма для степных зон не менее 10% - 15%, а оптимальный интервал от 15% до 20%), площадь ООПТ увеличилась на 355,5%, но на настоящий момент составляет 0,64%, при среднем значении этого показателя по России - 7% (табл. 1).

 

Таблица 1 - Доля площади земель по категориям

Года

Доля с/х земель от общей площади

Доля пашни в общей площади земель

Доля кормовых угодий от площади с/х угодий

Доля лесных площадей от общей площади

Доля ООПТ в общей площади

Доля селитебных территорий в общей площади

1992

86,94%

56,59%

39,83%

4,27%

0,18%

6,14%

1993

86,13%

57,06%

40,09%

4,26%

0,18%

6,99%

1994

85,06%

57,69%

40,61%

4,27%

0,19%

8,06%

1995

84,67%

57,95%

40,35%

4,26%

0,19%

8,43%

1996

84,39%

58,06%

40,50%

4,28%

0,19%

8,43%

1997

83,56%

58,60%

40,94%

4,31%

0,19%

9,05%

1998

88,31%

56,34%

42,77%

5,40%

0,19%

2,86%

1999

88,40%

56,22%

42,76%

5,40%

0,19%

2,85%

2000

88,33%

56,20%

42,84%

5,40%

0,19%

2,89%

2001

88,20%

56,28%

42,86%

5,40%

0,19%

3,22%

2002

88,63%

55,98%

42,65%

5,40%

0,19%

3,25%

2003

88,62%

55,95%

42,69%

5,41%

0,19%

3,25%

2004

88,62%

55,94%

42,69%

5,41%

0,19%

3,24%

2005

88,62%

55,94%

42,73%

5,41%

0,19%

3,23%

2006

88,62%

55,94%

42,73%

5,41%

0,19%

3,23%

2007

88,64%

55,93%

42,71%

5,41%

0,19%

3,25%

2008

88,50%

55,87%

42,82%

5,51%

0,19%

3,26%

2009

88,48%

55,89%

42,77%

5,51%

0,19%

3,27%

2010

88,43%

55,93%

42,79%

5,11%

0,64%

3,27%

2011

88,42%

55,94%

42,78%

5,11%

0,64%

3,27%

2012

88,36%

55,96%

42,80%

5,16%

0,64%

3,28%

2013

88,36%

55,95%

42,81%

5,16%

0,64%

3,28%

2014

88,36%

55,96%

42,81%

5,16%

0,64%

3,28%

2015

88,36%

55,96%

42,81%

5,16%

0,64%

3,28%

Нормативное значение экологических параметров

Предельно допустимый

 

65–60%

менее 60%

более 30%

10–15%

Средний показатель по РФ – 7%

менее 10%

Оптимальный

 

не более 40%

40–45%

40–50%

15–20%

Средний показатель по РФ – 7%

1–3%

 

Длительное выращивание сельскохозяйственных культур на одной и той же площади приводит к значимым изменениям в состоянии почвенного покрова. Земледелие доиндустриального периода обеспечивало повышение биологической активности почв, о чем свидетельствовало увеличение скорости размножения микроорганизмов, процессов гумусообразования [8]. Тогда как современная культура земледелия (в том числе в процессе массового освоения целинных земель) приводит к потере традиционной структуры почв, к уменьшению в них содержания гумуса с заметным снижением почвенного плодородия.

Таким образом, наибольший вклад в показатель антропогенной преобразованности по причине максимальной площади вносят земли сельскохозяйственного назначения. На рис. 1 представлена динамика изменения площади сельскохозяйственных земель за 23 года (период с 1992 по 2015 гг.).

 

 

Рисунок 1 – Изменение площади сельскохозяйственных земель [6]

 

Для оценки степени преобразованности региональных территорий с преобладанием земель сельскохозяйственного назначения, наряду с широко применяемыми исследованиями структуры земельного фонда [9-16], целесообразно также производить учет таких показателей, как:

- степень сельскохозяйственной освоенности земель;

- степень распашки;

- интенсивность использования угодий и т.п.

С этой целью производится расчет следующих коэффициентов:

- интенсивность использования сельскохозяйственных угодий (Кинт);

- использование земельных ресурсов (КЗИ);

- распаханность (Красп).

КЗИ - коэффициент земельного использования. Позволяет оценить степень использования земельных угодий собственно в процессах, напрямую связанных с сельскохозяйственным производством.

Коэффициент определяется по формуле:

КЗИ = Sc.xSo,  (1)             

(1) где Sо - общая площадь, га; Sс/х - площадь сельскохозяйственных угодий, га.

Кинт - коэффициент, учитывающий интенсивность использования сельскохозяйственных угодий (процент используемых земель от общей площади сельхозугодий).

Определяется по формуле:

Кинт = Sи.у.Sc/x,  (2)

(2) где - площади улучшенных пастбищ, пашни, га.

Улучшение экологической обстановки на территории сельскохозяйственных угодий напрямую зависит от снижения интенсивности их использования.

Красп - данный коэффициент (распаханности) отражает удельный вес пашни в составе сельскохозяйственных угодий. Рассчитывается по формуле:

Красп = SпSc/x,  (3)

(3) где Sп - площадь пашни, га.

Результаты произведенных расчетов за весь исследуемый период представлены в табл. 2.

Графическое отображение динамики площади сельскохозяйственных угодий и степени интенсивности их использования с момента стабилизации их площадей и окончательного закрепления за отдельными категориями землепользования представлена на рис. 2 и 3.

Анализ полученных результатов свидетельствует о том, что, несмотря на незначительные колебания по годам такого параметра, как, например, площадь распаханных сельскохозяйственных земель за весь период, этот показатель не опускался ниже 50%, тогда как, согласно результатам исследований Н.Ф. Реймерса (1990 г., 1994 г.), В.Е. Синешкова, А.И. Южакова (2005 г.), для сохранения оптимальных экологических параметров сбалансированной территориальной организации в степной зоне доля распаханных земель не должна превышать 40-45%, а доля естественных территорий (неосвоенных) должна составлять 40-60%.

Наряду с распаханностью территории к важнейшим критериям оценки техногенной преобразованности земель сельскохозяйственного назначения относится коэффициент их использования, который в нашей области чрезвычайно высок, то есть практически вся площадь сельхозугодий используется либо в качестве пашни, либо для выпаса скота.

Постоянное изъятие урожая, интенсивное вмешательство в процессы почвообразования, длительное выращивание монокультур на сельскохозяйственных землях неизбежно приводит к снижению плодородия почв (закон убывающего плодородия), к тому же, агроэкосистемы относятся к крайне неустойчивым биоценозам, так как не способны саморегулироваться и самовосстанавливаться. Искусственные экосистемы отличает резкое снижение биологического многообразия.

 

Таблица 2 - Коэффициенты интенсивности использования сельскохозяйственных угодий

Года

КЗИ

Кинт

Красп

1992

0,869363

0,964209

0,565937

1993

0,861312

0,971430

0,570552

1994

0,850593

0,983036

0,576906

1995

0,846712

0,983015

0,579483

1996

0,843948

0,985584

0,580576

1997

0,835605

0,995318

0,585957

1998

0,883082

0,991102

0,563379

1999

0,884003

0,989776

0,562225

2000

0,883349

0,990428

0,56201

2001

0,881991

0,99143

0,562812

2002

0,886283

0,986364

0,559821

2003

0,886243

0,986445

0,559500

2004

0,886243

0,986318

0,559382

2005

0,886235

0,986655

0,559387

2006

0,886210

0,986682

0,559402

2007

0,886445

0,986385

0,559272

2008

0,884965

0,986892

0,558700

2009

0,884828

0,986625

0,558905

2010

0,884254

0,987192

0,559296

2011

0,884165

0,987191

0,559398

2012

0,883624

0,987668

0,559640

2013

0,883599

0,987667

0,559545

2014

0,883575

0,987658

0,559552

2015

0,883563

0,987557

0,559542

 

 

Рисунок 2 – Динамика общей площади сельскохозяйственных угодий в Оренбургской области за период с 2002 по 2015 гг. [6]

 

 

Рисунок 3 – Динамика площади пашни в Оренбургской области за период с 2002 по 2015 гг. [6]

 

Неблагоприятная экологическая ситуация усугубляется тем, что 4/5 площади области пашни находится в степной и сухостепной зонах, что связано с систематическим недостатком влаги и высокой интенсивностью эрозионных процессов [17].

С точки зрения экологической целесообразности крайне опасно производить упрощение природного окружения человека путем превращения большей части естественных экосистем в агроэкосистемы. Поэтому основная стратегия дальнейшего развития высокопродуктивных и устойчивых ландшафтов должна заключаться в сохранении естественных экосистем и умножении их многообразия.

Таким образом, интенсивное развитие агроэкосистем на территории области привело к необходимости искусственного поддержания равновесного состояния, которое достигается реализацией системы мелиоративных, агрономических и экологических мероприятий, которая должна включать:

- снижения площади пашни, как минимум, до 60% от общей площади сельскохозяйственных угодий (перевод в сенокосно-пастбищные угодья, вывод из хозяйственного использования);

- увеличения доли площади лесозащитных полос на распаханных территориях до 5-7% с целью защиты от всех видов эрозии почв;

- организации степных резерватов (зон покоя), занимающих до 12% от общей площади пастбищных угодий;

- развитие сети степных ООПТ. Все вышеперечисленное позволит сбалансировать территориальную организацию региона и сохранить типичную структуру, характерную для степных экосистем.

×

About the authors

Tatyana Aleksandrovna Evstifeeva

Orenburg State University

Email: ta_evst@mail.ru

candidate of agricultural sciences, associate professor of Ecology and Nature Management Department

Russian Federation

Marina Yuryevna Glukhovskaya

Orenburg State University

Author for correspondence.
Email: commarina97@mail.ru

сandidate of technical sciences, associate professor of Ecology and Nature Management Department

Russian Federation

References

  1. Айдаров И.П. Обустройство агроландшафтов России. М.: МГУП, 2007. 312 с.
  2. Bucek A. Ecological stability and ecological stress in environmental geography [Ekologicka stabilita a ekologicky stres v geografii zivotniho prostredi]: Sbornik Praci - 1988. CSAV 18. P. 69-75.
  3. Bucek A., Ungerman J. Complete land reformations in the territory of the productional-organisational unit Merin and agricultural utilization of the landscape. [Souhrnne pozemkove upravy na uzemi vyrobne organizacni jednotky Merin a zemedelske vyuzitikrajiny]: Zpravy Geografickeho - Ustavu Csav. 1978. 15 (6-7). P. 93-104.
  4. Buček A., Lacina J. Supraregional territorial system of landscape-ecological stability of the former Czechoslovakia: Ekologia Bratislava. 1996. 15 (1). P. 71-76.
  5. Masný M., Zaušková L. Multi-temporal analysis of an agricultural landscape transformation and abandonment (Lubietová, Central Slovakia): Open Geosciences. 2015. 7 (1). P. 888-896.
  6. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области» / Под общей редакцией министра природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Оренбургской области. 1992-2015 гг.
  7. Земельный Кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. № 136-ФЗ. Ст. 77: [в ред. от 03.07.2016 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 44. С. 4147.
  8. Чибилев А.А. Географический атлас Оренбургской области. Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1999. 95 с.
  9. Глуховская М.Ю., Евстифеева Т.А. Анализ устойчивости региональных территорий (на примере отдельного района Оренбургской области) // Материалы всерос. науч.-метод. конф. 2016. С. 779-785.
  10. Глуховская М.Ю. Анализ экологической устойчивости и стабильности региональной территории на примере Оренбургской области // Вестник ОГУ. 2017. № 4. С. 53-60.
  11. Moyzeova M., Kenderessy P. Territorial systems of ecological stability in land consolidation projects (example of proposal for the lses of klasov village, slovak republic): Ekologia Bratislava. 2015. 34 (4). P. 356-370.
  12. Jurko А. Übersicht über die pflanzengesellschaften des cynosurion-verbandes in den karpaten: Vegetatio. 1969. Vol. 18. Issue 1. P. 222-223.
  13. Jurko A., Peciar V. Pflanzengesellschaften an schattigen felse en westkarpaten: Vegetatio Acta Geobotanica. 1963. Vol. 11. Issue 4. P. 199-209.
  14. Voloscuk I. Ecological stability in the Tatra mountains forests: Ekologia Bratislava 1998. 17(1). P. 39-48.
  15. Zaušková L. Landscape-ecological interpretation and applications of landscape survey results for optimal land use: Ekologia Bratislava. 2014. 33 (3). P. 252-258.
  16. Supuka J., Uhrin P. Share of scattered woody vegetation in landscape ecological stability and agriculture sustainability: Folia Oecologica. 2016. 43 (2), P. 193-203.
  17. Блохин Е.В. Экология почв Оренбургской области: почвенные ресурсы, мониторинг, агроэкологическое районирование. Екатеринбург: УрОРАН, 1997. 228 с.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 - Change in the area of agricultural land [6]

Download (45KB)
2. Figure 2 - Dynamics of the total area of agricultural land in the Orenburg region for the period from 2002 to 2015 [6]

Download (31KB)
3. Figure 3 - Dynamics of arable land area in the Orenburg region for the period from 2002 to 2015 [6]

Download (31KB)

Copyright (c) 2017 Evstifeeva T.A., Glukhovskaya M.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies