Operation Ajax in the CIA analytics: colonial knowledge in postcolonial age

Cover Page

Abstract

The paper is devoted to one of the first large operations of CIA in Third World countries of the Cold War period. The changes connected with the end of World War II and the beginning of a new global opposition led to the growth of national movements in all former colonies. Besides relations of the USA with the closest allies became more tense as Washington supported the breaking-up colonial empires which were favorable for the USA. Generally the USA wanted to replace the weakened European powers. There was understanding that the new independent states represented prospective important allies, both in the light of possible direct opposition, and within expansion of sales markets. In these conditions CIA that had recently been restored and reformatted got into active prospecting gear and search of the best mechanisms of work with the new independent states. One of the first critical situations in the relations developed in Iran where the Prime Minister Mohammed Mosaddegh broke off diplomatic relations with Great Britain, enjoyed support of the local Communist Party and spoke about a possibility of rapprochement with the USSR. That was unacceptable both for Washington and for London. As a result, investigations of two countries made a decision to perform a joint operation which aim was to overthrow the objectionable government. The summary report of Donald Wilber, a CIA analyst, who was carrying out strategic planning and the leadership in the operation code-named Ajax, opens the most interesting details of a general course and the results of that action.

Full Text

Перемены в отношениях бывших союзников по антигитлеровской коалиции и активный рост национального движения в колониях требовали более активного вмешательства ЦРУ в дела стран третьего мира. Выразителем идей отхода американской разведки от сбора информации и снабжения предпочтительных Вашингтону сил стал Аллен Даллес, ещё в бытность заместителем директора ЦРУ высказывавший мысли о необходимости активных действий разведывательного сообщества по недопущению установления в ряде стран Азии и Ближнего Востока недружественных США режимов. Одной из приоритетных задач, вставших перед ЦРУ с приходом Даллеса, стала проблема Ирана. Конфликтная ситуация была связана с деятельностью премьер-министра Мохаммеда Моссадыка. С 1949 г. быстро набирающий популярность политик основал свою партию «Национальный фронт». Помимо идей умеренного национализма Моссадык долгие годы выступал последовательным противником англо-иранского договора 1919 г. [1, p. 23, 45, 336], предоставляющего Великобритании огромные льготы при добыче иранской нефти. В итоге краеугольным камнем политической программы Моссадыка стала идея о национализации иранской нефти. В марте 1951 г. «Национальный фронт» обеспечивает принятие закона о национализации, а уже в апреле того же года Моссадык становится премьер-министром Ирана. Ситуация также усугублялась идеями нового премьер-министра о возможном сближении с СССР. К 1952 году правительство Ирана разрывает все дипломатические контакты с Великобританией. C самого начала США пытались выступать посредником в разрешении кризиса, однако, когда усилия дипломатии оказались бессильны, в дело вступила разведка. Как показывают документы ЦРУ, идея о свержении Моссадыка практически одновременно вызрела в Ми-6 и ЦРУ, но именно британские коллеги первыми облекли её в конкретные предложения [2, p. 50, 140, 320]. При посредстве госсекретаря Даллеса ЦРУ и Ми-6 принимают решение о проведении совместной операции, получившей кодовое название «Аякс» [3, с. 404-456; 4, p. 130]. Организационные вопросы операции были решены довольно быстро. Стратегическое планирование и руководство на себя взяли офицер Ми-6 Норман Дарбишир и аналитик ближневосточного отдела ЦРУ Дональд Вильбер [5, p. 18]. Руководство на месте взялся осуществлять глава отдела ближневосточных операций Кермит Рузвельт-мл. (внук президента Теодора Рузвельта). На операцию «Аякс» сразу был выделен 1 млн долларов [6, p. 500]. Несмотря на решительную позицию обоих ведомств, практическое исполнение намеченных целей столкнулось с рядом препятствий. Например, поначалу обсуждалась идея физического устранения Моссадыка, однако агенты Ми-6 посчитали её нецелесообразной, поскольку у премьера много последователей внутри его партии и в правительстве, которые с лёгкостью могут продолжить его политику. В итоге было решено попытаться использовать противоречия между шахом Мохаммедом Резой Пехлеви и премьером Моссадыком [7, p. 35]. Перед сотрудниками ЦРУ встал ряд сложностей: шах не доверял американской разведке и долгое время вообще отказывался идти на контакт. Помимо этого он в целом положительно относился к разрыву договора 1919 г. Правительство Моссадыка активно стремилось ослабить позиции шаха, что привело к росту напряжённости в стране и расколу среди элиты [8, p. 261-286]. В итоге шах соглашается на поддержку ЦРУ и Ми-6 и выпускает указ (фирман) об отставке премьера. Спровоцированный указом конституционный кризис закончился фактическим поражением шаха Пехлеви, вынужденного бежать из страны [9, p. 97-112]. Дональд Вильбер называет этот момент «критическим» во всей операции, поскольку штаб утратил инициативу. Бежавший из Ирана Пехлеви вновь отказался от сотрудничества, а в самом Иране росли антиамериканские и антианглийские настроения [5, p. 39-44]. Но уже вскоре ситуация меняется, чем удачно пользуются агенты спецслужб. Дело в том, что у «Национального фронта» Моссадыка сложились довольно непростые отношения с коммунистической партией Ирана «Туде» [5, p. 5-12]. Партия «Туде» в целом поддержала курс премьера на национализацию нефти, а также на ослабление власти шаха. Однако, несмотря на риторику о сближении с СССР, Моссадык не собирался давать в правительстве места членам этой партии и не хотел полностью обрывать отношения с США и Великобританией, допустив коммунистов до участия в управлении страной [5, p. 65-70]. Поэтому вскоре после выступлений против шаха, поддержанных партией «Туде», Моссадык задумывается об ограничении этой политической партии в правах. Эта информация становится большой удачей для ЦРУ и Ми-6. Начиная с 19-20 августа 1953 г. Иран охватывают митинги, спровоцированные агентами ЦРУ, внедрёнными в прошахские круги духовенства и в партию «Туде» [5, p. 65-70]. По итогам этих столкновений сторонники шаха занимают стратегически важные точки столицы и объявляют о свержении премьера. После первых сообщений от имени генерала Фазлоллы Захеди армия присоединяется к сторонникам шаха и завершает свержение Мохаммеда Моссадыка. Вскоре после этого возвращается шах Пехлеви. После возвращения шаха происходит пересмотр договора 1919 г., новая редакция предусматривает создание международного консорциума нефтедобывающих корпораций, 40% в котором имели американские компании [10, p. 227]. Наибольший интерес представляет последняя глава отчёта Дональда Вильбера, довольно недвусмысленно названная: «Какие уроки извлечены из операции». В этих записях фактически присутствует программа действий для многих государственных переворотов, осуществлённых в интересах США или при непосредственном участии ЦРУ [5, p. 85-95]. В частности, на примере ошибок и просчётов, приведших к срыву первой попытки свержения правительства Моссадыка, Вильбер делает вывод о необходимости долговременного планирования операций подобного рода. Он отмечает, что часто полевые агенты обеих стран оказывались под угрозой из-за общей неподготовленности убежищ. В качестве подобных убежищ Вильбер предлагает использовать посольства или «иные объекты с дипломатическим надгосударственным статусом». Помимо этого он отмечает, что информированность британских коллег о ситуации и традициях Ирана стала большим подспорьем в проведении операции, и считает, что нужно усиливать аналитические отделы специалистами по отдельным регионам. Кроме того, он указывает на целый ряд противоречий и недостатков координации усилий двух спецслужб и считает, что для будущих операций такого рода необходимо вырабатывать эффективные механизмы связи и совместные решения [5, p. 85-95]. Фактический «архитектор» операции «Аякс» отмечает, что необходимо внимательно относиться к коммунистическим партиям в регионах, поскольку «они представляют наибольшую опасность». Также Дональд Вильбер рекомендует «со всем максимальным вниманием» относиться к религиозным организациям, поскольку в странах с сильной ролью духовенства они могут стать решающим фактором в достижении поставленных целей. Развивая эту мысль, он переходит к этнографическому анализу и делает вывод о том, что «необходимо не только изучать традиции и культуру, но и саму психологию народов», в странах которых предстоит действовать. Кроме этого руководитель операции «Аякс» отмечает необходимость тщательной работы с государственными лидерами [5, p. 85-95; 4, p. 220-228]. Также большое внимание Вильбер уделяет экономическим фактором, отмечая, что изначально выделенных 1 млн на саму операцию и почти 9 млн на подкуп чиновников, членов политических партий и военных «едва хватило» на достижение поставленных целей [5, p. 85-95]. Таким образом, операция «Аякс» продемонстрировала руководству США и разведке эффективность действий, направленных на вмешательство во внутренние дела других государств. Спровоцировав в стране революцию, США получили выгодные для себя условия в новой редакции договора о добыче иранской нефти, смогли сохранить выгодные условия для ближайшего союзника - Великобритании, а также практически полностью оттеснить от власти прокоммунистическую партию «Туде». Операция, проведённая против Мохаммеда Моссадыка, была важна и лично для Аллена Даллеса [11, p. 240; 12, с. 626]. Новый директор ЦРУ пришёл с идеями о необходимости отхода от более умеренной политики своего предшественника. По мнению Даллеса, сбор информации терял смысл, если американские спецслужбы не могли адекватно использовать полученные сведения для изменения позиции других государств. В итоге операции начала 50-х годов помогли Даллесу убедить высокое начальство в Белом доме и министерстве обороны в необходимости увеличения роли ЦРУ, что способствовало увеличению финансирования и позволило расширить кадровый состав организации [13, p. 120; 14, p. 317]. Вместе с тем на примере этой операции можно проследить, как США стремились постепенно наследовать колониальный опыт Великобритании, в том числе и в области разведки. Постепенно замещая собой Соединённое Королевство, Белый дом осознавал, что ему не хватало понимания проблем и подходов к ним во многих новых независимых государствах [15, p. 47, 63, 200; 16, p. 137]. На примере операции «Аякс» это заметно в описанных Дональдом Вильбером проблемах практического плана. Так, имея готовый план, американцы слабо ориентировались в иранской столице. Недостаточно хорошо знали язык, часто не понимали особенностей тех или иных сословий и групп, населяющих Иран. Поэтому практическое воплощение планов ЦРУ часто оказывалось в руках британских специалистов, которые либо «вели за руку» своих коллег, либо полностью брали на себя конкретные действия. Для примера можно привести идею американцев об использовании бедуинов из предместий для подавления активности сторонников партии «Туде». Данная идея была сформулирована американцами, однако всё её практическое воплощение в итоге легло на плечи британцев [5, p. 68; 17, p. 513]. Подкупленные бедуины так и не пригодились ЦРУ и Ми-6 в ходе этой операции, поскольку в итоге иранские коммунисты стали невольными союзниками западных стран в деле свержения неугодного им премьер-министра. Не менее важным моментом, который можно проследить по рукописи Вильбера, другим источникам и литературе, стал рост недоверия и напряжённости в отношениях Великобритании и США на уровне разведок. Американские специалисты прекрасно понимали, что во многом на тот момент уступали своим коллегам, особенно в части работы по бывшим колониям или другим зависимым территориям [18, p. 290; 19, p. 99]. В свою очередь Великобритания, стремительно утрачивающая свои позиции, не желала окончательного разрушения колониальной системы, что способствовало бы ещё большему падению её экономической и политической мощи. Это приводило к недоверию британцев по отношению к США, последовательно выступавшим за окончательный распад колониализма. Однако политическая целесообразность и близость, проявившаяся в концепции «особых отношений», удерживала эти государства в союзе. Поэтому, как отмечал Вильбер, американцы хоть и оказывались в Иране часто на позициях младших партнёров и учеников, постоянно следили и за действиями своих союзников из Ми-6 [5, p. 85-95]. В итоге уже на примере операции «Аякс» видна одна из характерных черт ранних периодов холодной войны - проблемы отношений западных стран и рост взаимного недоверия при жёсткой зависимости их друг от друга [20, с. 330]. В итоге уже на примере одной из наиболее ранних операций ЦРУ и Ми-6 периода деколонизации мы видим развитие целого ряда тенденций как в области сотрудничества между спецслужбами западных стран, так и в самом проведении подобных операций. Сложности, проявившиеся при воплощении в жизнь операции, как покажет практика, будут постепенно преодолеваться, что позволит ЦРУ добиться ряда заметных успехов в изменении государственного строя важных для США с геополитической точки зрения стран. На примере же операции «Аякс» мы можем проследить, как ЦРУ начинало свою деятельность на этом направлении, с какими трудностями сталкивалось, как решало их в тот момент и в последующих операциях.

×

About the authors

Yaroslav Aleksandrovich Levin

Samara State University of Social Sciences and Education

Author for correspondence.
Email: example@snv63.ru

candidate of historical sciences, junior researcher of World History, Law and Methods of Teaching Department

References

  1. Ramazani R.K. Independence without Freedom: Iran's Foreign Policy. Charlottesville (Virginia). 2013. 400 p.
  2. Abrahamian E. Iran Between Two Revolutions. Princeton (NJ), 1982. 561 p.
  3. Уолтон К. Британская разведка во времена холодной войны. М., 2016. 542 с.
  4. Kinzer S. The Brothers: John Foster Dulles, Allen Dulles, and Their Secret World War. N.Y., 2013. 416 p.
  5. National Security Archive. CS Historical Paper № 208. Wilber D. Clandestine Service History: Overthrow of premier Mossadeq of Iran, November 1952 - August 1953. March 1954. 95 p.
  6. Halberstam D. The Fifties. N.Y., 1993. 816 p.
  7. Kinzer S. All the Shah's Men: An American Coup and the Roots of Middle East Terror. Garden City (N.Y.). 2003. 296 p.
  8. Gasiorowski M.J. The 1953 Coup D'etat in Iran // International Journal of Middle East Studies. № 10 (3), August 1987. P. 261-286.
  9. Wilford H. America's Great Game: The CIA's Secret Arabists and the Making of the Modern Middle East. N.Y. 2013. 384 p.
  10. Heiss M.A. Empire and Nationhood: The United States, Great Britain, and Iranian Oil, 1950-1954, N.Y., 1997. 336 p.
  11. Srodes J. Allen Dulles: Master of Spies. Washington (DC), 1999. 578 p.
  12. Ергин Д. Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. М., 2011. 956 с.
  13. Callanan J. Covert Action in the Cold War: US Policy, Intelligence and CIA Operations. N.Y., 2010. 288 p.
  14. Andrew C. For The President’s Eyes Only: Secret Intelligence and the American Presidency from Washington to Bush. London. 1995. 688 p.
  15. Parchami A. Hegemonic Peace and Empire: The Pax Romana, Britannica and Americana. London, 2009. 272 p.
  16. The Central Intelligence Agency: History and Documents / ed. by W.M. Leary. N.Y., 1984. 200 p.
  17. Weiner T. Legacy of Ashes: The History of the CIA. N.Y. 2008. 848 p.
  18. Blum W. Killing Hope: U.S. Military and CIA Interventions since World War II. London. 2003. 500 p.
  19. Ranelagh J. CIA: A History. London. 1992. 256 p.
  20. Согрин В.В. США в XX-XXI вв. Либерализм. Демократия. Империя. М., 2015. 592 с.

Statistics

Views

Abstract: 92

PDF (Russian): 57

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Levin Y.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies