The possible role of dopamine receptors DOP-1 and DOP-3 in behavior thermotolerance regulation of Caenorhabditis elegans Maupas

Cover Page

Abstract

The paper investigates dopamine influence on the tolerance of swimming, induced by mechanical stimulus, to the temperature of 36°C during the experiments with nematodes of wild type strain N2 and mutant strains LX636 ( dop-1 ( vs101 )) and LX703 ( dop-3 ( vs106 )) with null-mutations of genes of dopamine receptors DOP-1 and DOP-3. The authors have shown that dopamine in concentrations 0,5-1,0 mM increased the behavior thermotolerance of C. elegans while in concentrations 7,5-15,0 dopamine caused its decrease. Null-mutation of dopamine receptor gene dop-3 prevented the decrease of C. elegans thermotolerance by dopamine. On the contrary, null-mutation of dopamine receptor gene dop-1 caused significant rise in sensitivity of behavior thermotolerance to dopamine. In connection with well-known conceptions assuming that the reason of heat damage of C. elegans behavior is acetylcholine deficiency due to inhibition of its secretion by hyperthermia, the dopamine influence on behavior thermotolerance can be accounted for the dopamine influence on acetylcholine secretion by motor neurons. It is known that in C. elegans motor neurons the coexpression of genes of receptors DOP-1 and DOP-3 takes place. Activation of these receptors in turn causes opposite changes in dopamine secretion.

Full Text

Введение Дофамин принимает участие в осуществлении основных интегративных функций центральной нервной системы человека и млекопитающих [1-3]. Нервная система является мишенью действия негативного влияния высокой температуры на организмы человека и животных как позвоночных, так и беспозвоночных [4-9]. Причиной высокой чувствительности нервной системы к высокой температуре являются нарушения синаптических связей между нейронами и нейронами и мышцами, обусловленные сильным влиянием температуры на процессы синтеза и секреции нейромедиаторов в нейронах и мышцах. В настоящее время во многом остается открытым вопрос о том, какие типы синапсов нарушаются высокой температурой. Дофамин является одним из основных модуляторов синаптических связей в нервной системе [1; 3; 10]. Поэтому возможно его участие как в нарушениях синаптической передачи высокой температурой, так и в компенсации этих нарушений. Молекулярные и клеточный механизмы функций нервной системы высококонсервативны в эволюции. Поэтому из-за исключительной сложности организации нервных систем человека и грызунов для изучения процессов, происходящих в нервной системе в норме и при патологии, последние десятилетия в качестве удобной модели широко используется простая нервная система свободноживущей почвенной нематоды Caenorhabditis elegans Maupas. Ранее нами было показано, что нервная система стала мишенью негативного влияния высокой температуры на многоклеточный организм животных уже на ранней стадии эволюции у таких простых организмов животных, как почвенная нематода C. elegans [7-9]. Показано, что одной из основных причин теплового нарушения поведения C. elegans является дефицит в организме ацетилхолина (АХ), наступающий в результате теплового ингибирования его секреции нейронами [8-9]. В то же время известно, что секреция АХ моторными нейронами C. elegans модулируется биогенными аминами, такими как дофамин и серотонин [11-12]. Это позволяет предположить, что дофамин может принимать участие в регуляции теплоустойчивости организма C. elegans. Целью работы явилась проверка этой гипотезы в экспериментах с нематодами линии дикого типа N2 и мутантных линий LX636 (dop-1(vs101)) и LX703 (dop-3(vs106)) с нуль-мутациями генов рецепторов дофамина DOP-1 и DOP-3 соответственно. Материалы и методы исследования C. elegans выращивали при 22°C в чашках Петри со стандартной средой выращивания нематод (3 г/л NaCl, 17 г/л бактоагар, 2,5 г/л бактопептон, 5 мг/л холестерин, 1 мМ CaCl2, 1 мМ MgSO4, 25 мл/л калийфосфатный буфер (pH 6,0)) засеянных E.coli OP50 [13]. В работе использованы линии C. elegans дикого типа N2 Bristol и мутантные линии LX636 (dop-1(vs101)) и LX703 (dop-3(vs106)) с нуль-мутациями генов рецепторов дофамина DOP-1 и DOP-3 соответственно. Все линии C. elegans получены из Caenorhabditis Genetic center. Эксперименты по измерению теплоустойчивости поведения проводили в NG буфере (3 г/л NaCl, 1 мМ CaCl2, 1 мМ MgSO4, и 25 мл/л калийфосфатный буфер (pH 6,0)) [13]. Для каждого эксперимента червей отмывали от среды выращивания, бактерий и метаболитов и рассаживали по одной особи в стеклянные стаканчики с 1 мл NG буфера. Дофамин вводили в среду одновременно с нематодами. Нематод инкубировали 30 мин. при 22°C в стаканчиках с дофамином и без него (контрольные варианты). Сразу после этого стаканчики с червями помещали в ультратермостат TW-2.02 с температурой 36°C. Нарушения поведения нематод регистрировали с использованием стереоскопического микроскопа SMZ-05. Критериями устойчивости поведения при постоянной температуре 36° были среднее время нарушения координации поведения (плавание, индуцированное механическим стимулом (встряхивание пробирки с червем)) и среднее время потери червями способности к плаванию, индуцированному механическим стимулом. Нарушения координации поведения проявлялись в нарушениях координации локомоторных мышц, необходимой для синусоидальных движений тела при плавании и в неспособности поддерживать плавание в течение 10 сек. после механического стимула. Для нейрофармакологического анализа поведения использовали дофамин фирмы Sigma. Необходимо отметить, что концентрации веществ, используемые нами для нейрофармакологического анализа термотолерантности C. elegans, как правило, очень высокие (10‾³ М и более) [7-9]. Столь высокие концентрации обусловлены хорошо известной особенностью C. elegans как модельного организма. Организм C. elegans обладает очень низкой чувствительностью к большинству веществ в окружающей среде из-за наличия кутикулы с крайне низкой проницаемостью для многих органических и неорганических веществ. Поэтому концентрации лекарственных веществ и токсикантов, эффективные для изменения поведения C. elegans, очень высоки [14-16]. Эксперименты проводили с февраля по апрель. В каждом варианте эксперимента, проведенном в трех повторностях, использовано 30 червей. Статистическую обработку результатов проводили с использованием углового преобразования Фишера φ*. Результаты Для выяснения возможной роли дофамина в регуляции устойчивости организма C. elegans к гипертермии были проведены эксперименты, в которых исследовалось влияние дофамина на теплоустойчивость плавания, индуцированного механическим стимулом. При постоянном действии высокой температуры на C. elegans линии дикого типа N2 изначально происходят нарушения координации мышц тела, необходимой для синусоидальных движений тела при плавании без потери способности к плаванию в течение 10 сек. после механического стимула. Увеличение времени экспозиции к температуре 36°C приводит к полной потере способности к плаванию, индуцированному механическим стимулом (табл. 1). Поэтому среднее время проявления ошибок моторной программы плавания и среднее время теплового паралича нематод являются показателями устойчивости поведения C. elegans к экстремальному тепловому стрессу [7-9]. Таблица 1 - Влияние дофамина на теплоустойчивость поведения C. elegans линии дикого типа N2 Условия эксперимента Дофамин, мМ 0 0,5 1,0 7,5 15,0 Среднее время появления ошибок моторной программы плавания при 36°C (минуты) 41 ± 2 66 ± 2 69 ± 3 28 ± 1 23 ± 2 Среднее время теплового паралича при 36°C (минуты) 84 ± 3 86 ± 4 85 ± 3 60 ± 2 53 ± 2 Известной особенностью организмов нематод является чрезвычайно низкая проницаемость их кутикулы для большинства химических соединений, из-за которой концентрации многих лекарств и токсикантов, эффективные для изменения поведения C. elegans, также чрезвычайно высоки (10‾³-10‾² М) [14-16]. Поэтому дофамин вызывает изменения локомоции и размножения C. elegans в концентрациях 1-20 мМ [12; 17-18]. Этот же диапазон концентраций дофамина был использован нами для изучения его действия на устойчивость плавания, индуцированного механическим стимулом, к экстремальной высокой температуре 36°C. Известно, что при оптимальной температуре среды экзогенный дофамин в концентрации 10-20 мМ вызывает снижение и прекращение спонтанной двигательной активности C. elegans [12]. В то же время при температуре 22°C при действии этих концентраций дофамина нематоды полностью сохраняют способность к плаванию, индуцированному механическим стимулом. При постоянной температуре 36°C дофамин, напротив, изменяет поведение C. elegans линии дикого типа N2 со сложной зависимостью доза-эффект (табл. 1). Относительно низкие концентрации дофамина (0,5-1,0 мМ) достоверно повышают теплоустойчивость моторной программы плавания, индуцированного механическим стимулом, хотя устойчивость нематод к тепловому параличу при этом не изменяется (табл. 1). В то же время в концентрациях 7,5-15,0 мМ дофамин вызывает противоположно направленные изменения теплоустойчивости поведения, проявляющиеся в снижении среднего времени как проявления ошибок моторной программы плавания, так и теплового паралича нематод (табл. 1). Для проверки предположения о возможности регуляции теплоустойчивости организма C. elegans активацией рецепторов дофамина DOP-1 и DOP-3 были проведены эксперименты с нематодами линии дикого типа N2 и мутантных линий LX636 (dop-1(vs101)) и LX703 (dop-3(vs106)) с нуль-мутациями генов рецепторов дофамина DOP-1 и DOP-3 соответственно. В этих экспериментах сравнивалась устойчивость поведения к действию экстремальной высокой температуры 36°C у нематод линии N2 и мутантных линий в контрольных экспериментах и при введении в среду экзогенного дофамина. Таблица 2 - Теплоустойчивость поведения нематод линий N2, LX636 (dop-1(vs101)) и LX703 (dop-3(vs106)) Линия N2 Линия LX636 (dop-1(vs101)) Линия LX703 (dop-3(vs106)) Эксперимент № 1 Среднее время появления ошибок моторной программы плавания при 36°C (минуты) 38 ± 2 69 ± 3 37 ± 3 Среднее время теплового паралича при 36°C (минуты) 77 ± 3 92 ± 4 81 ± 3 Эксперимент № 2 Среднее время появления ошибок моторной программы плавания при 36°C (минуты) 42 ± 2 71 ± 2 44 ± 3 Среднее время теплового паралича при 36°C (минуты) 78 ± 3 96 ± 3 79 ± 2 Эксперимент № 3 Среднее время появления ошибок моторной программы плавания при 36°C (минуты) 44 ± 2 72 ± 3 42 ± 2 Среднее время теплового паралича при 36°C (минуты) 83 ± 3 101 ± 4 86 ± 3 В табл. 2 приведены результаты трех независимых экспериментов, в которых сравнивалась теплоустойчивость поведения нематод линии дикого типа N2 и двух мутантных линий. Эти результаты показывают, что нуль-мутация гена рецептора дофамина DOP-3 не вызывает достоверные изменения устойчивости поведения C. elegans к действию экстремальной высокой температуры. В то же время следствием нуль-мутации гена рецептора DOP-1 является значительное повышение теплоустойчивости поведения C. elegans, проявляющееся как в увеличении среднего времени появления ошибок моторной программы плавания, индуцированного механическим стимулом, так и теплового паралича нематод при действии температуры 36°C. Результаты экспериментов, представленных в табл. 3, показывают, что нуль-мутация гена рецептора DOP-3 вызывает сильное снижение чувствительности C. elegans к действию относительно высоких концентраций дофамина (7,5-15,0 мМ). Напротив, нуль-мутация гена рецептора DOP-1 увеличивает чувствительность поведения C. elegans к действию дофамина, который ускоряет наступление теплового паралича в концентрациях 3-7 мМ (табл. 3). Таблица 3 - Чувствительность теплоустойчивости поведения к дофамину у нематод линий N2, LX636 (dop-1(vs101)) и LX703 (dop-3(vs106)) Среднее время теплового паралича при 36°C (минуты) Дофамин, мМ 0 3 7,5 15 Линия N2 81 ± 3 75 ± 2 58 ± 3 51 ± 2 Линия LX636 (dop-1(vs101)) 97 ± 3 63 ± 3 49 ± 4 43 ± 2 Линия LX703 (dop-3(vs106)) 83 ± 2 85 ± 3 81 ± 4 87 ± 3 Обсуждение результатов У C. elegans дофамин принимает участие в регуляции локомоции и размножения [17-18]. Ранее нами было показано, что нейротоксин 6-гидроксидофамин (6-OHDA) снижает устойчивость организма C. elegans к экстремальной высокой температуре [7]. Этот нейротоксин вызывает селективную нейродегенерацию дофаминергических нейронов у позвоночных и у беспозвоночных, таких как C. elegans [19]. У C. elegans, обработанных 6-OHDA, дофамин повышает теплоустойчивость поведения в концентрациях 300-600 мкМ [7]. В этой работе показано, что в концентрациях 0,5-1,0 мМ дофамин повышает теплоустойчивость поведения и в экспериментах с интактными нематодами (табл. 1). В то же время зависимость эффекта дофамина от его концентрации имеет куполообразный характер, и при концентрациях дофамина 7,5-15,0 мМ происходит не повышение, а снижение теплоустойчивости C. elegans (табл. 1). В связи с тем, что высокие концентрации экзогенного дофамина, эффективные в экспериментах с C. elegans, объясняются низкой проницаемостью кутикулы нематод для дофамина, их действие на локомоцию и откладку яиц рассматривается как следствие повышения концентрации дофамина в организме в физиологическом диапазоне изменения его концентраций [12; 17-18]. Поэтому результаты наших экспериментов свидетельствуют о возможности регуляции теплоустойчивости C. elegans дофамином в двух направлениях. Известно, что действие дофамина на поведение и физиологическое состояние организма C. elegans осуществляется активацией нескольких типов рецепторов, включающих в себя рецепторы дофамина DOP-1 и DOP-3 [12; 20-21]. Эти рецепторы являются трансмембранными белками, сопряженными с несколькими типами G-белков, запускающими несколько типов каскадов внутриклеточных посредников. Рецептор DOP-3 сопряжен с Gαo, а рецептор DOP-1 сопряжен с Gαq [12; 20-21]. Известно, что активация этих двух рецепторов дофамина вызывает антагонистические эффекты на клеточном уровне, проявляющиеся на уровне организма [12]. Этим могут объясняться качественные различия изменений чувствительности теплоустойчивости поведения C. elegans к дофамину, вызванных нуль-мутациями генов DOP-1 и DOP-3 (табл. 3). Ранее нами было показано, что одной из причин нарушения поведения C. elegans экстремальной высокой температурой является дефицит ацетилхолина (АХ) в организме, проявляющийся в результате ингибирования секреции АХ нейронами [8-9]. Коэкспрессия генов dop-1 и dop-3 происходит во многих нейронах C. elegans, включая холинергические моторные нейроны [12; 20-21]. Известно, что у C. elegans снижение спонтанной двигательной активности наличием пищи (E. coli) и прекращение этой активности экзогенным дофамином происходит в результате снижения скорости секреции АХ моторными нейронами [12]. Информация о наличии E. coli в среде воспринимается сенсорными нейронами и вызывает секрецию дофамина, который снижает скорость секреции АХ активацией DOP-3 рецепторов в моторных нейронах [12]. Экзогенный дофамин снижает спонтанную двигательную активность C. elegans также активацией DOP-3 в моторных нейронах [12]. Поэтому активация DOP-3 экзогенным дофамином должна усиливать дефицит АХ, вызванный высокой температурой, и, как следствие, снижать теплоустойчивость поведения C. elegans. Подтверждением этого предположения является резистентность нематод линии с нуль-мутацией гена dop-3 к действию дофамина на теплоустойчивость C. elegans (табл. 3). В связи с тем, что действие экзогенного дофамина на нервную систему C. elegans имитирует состояние организма с повышенным уровнем эндогенного дофамина [12; 17-18], результаты этой работы показывают возможность регуляции теплоустойчивости поведения C. elegans активацией DOP-3 рецепторов в моторных холинергических нейронах, вызывающей снижение скорости секреции ими АХ. Повышение чувствительности теплоустойчивости C. elegans к дофамину, вызванное нуль-мутацией гена рецептора DOP-1 (табл. 3), объясняется противоположно направленными изменениями активности моторных нейронов при связывании дофамина с DOP-3 и DOP-1 рецепторами в этих нейронах [12]. В то же время остается открытым вопрос о том, почему теплоустойчивость поведения C. elegans в среде без дофамина значительно выше у нематод с нуль-мутацией гена dop-1, чем у нематод линии дикого типа N2 (табл. 2). Это повышение не может быть следствием активации рецепторов DOP-1 в моторных нейронах, так как активация дофамином рецепторов DOP-1 и DOP-3 вызывает противоположно направленные изменения секреции АХ этими нейронами [12]. Прекращении активации эндогенным дофамином рецептора DOP-1 вследствие нуль-мутации гена dop-1 должно приводить к снижению, а не повышению теплоустойчивости поведения C. elegans. В то же время известно, что у C. elegans экспрессия гена dop-1 происходит не только в моторных, но и во многих других нейронах [12; 20]. Нервная система является самой чувствительной мишенью действия экстремальной высокой температуры на организм C. elegans [7-9] и высших беспозвоночных [4-5; 22]. В свою очередь, холинергические моторные нейроны не могут быть единственной мишенью негативного влияния гипертермии на организм C. elegans, так как частичное ингибирование ацетилхолинэстеразы (АХ-эстеразы) неостигмином ослабляет, но не предотвращает нарушения поведения, вызванные действием постоянной температуры 36°C [8]. Поэтому активация дофамином DOP-1 рецепторов в нейронах, не являющихся моторными, может регулировать теплоустойчивость C. elegans, вызывая ее снижение. В этом случае следствием нуль-мутации гена dop-1 является повышение теплоустойчивости C. elegans (табл. 2). Ранее нами был показан сходный эффект нуль-мутации гена рецептора серотонина SER-4 [23]. Качественное различие между действием мутаций генов dop-1 и ser-4 на теплоустойчивость C. elegans заключается в том, что при сходном их влиянии на базовую теплоустойчивость, нуль-мутация ser-4 снижает ее чувствительность к экзогенному серотонину [23], а у нематод с нуль-мутацией гена dop-1 чувствительность к дофамину сохраняется (табл. 3). В то же время известно, что регуляция функций нервной системы дофамином осуществляется не только сравнительно быстрыми (минуты) изменениями состояния нейронов, но и экспрессией генов, изменяющей поведение через несколько часов после введения дофамина в организм [24]. Эффекты экзогенного дофамина, обусловленные экспрессией генов в нейронах, не могли выявляться в условиях наших экспериментов из-за их скоротечности, и для выяснения их возможной роли в регуляции теплоустойчивости C. elegans необходимы дополнительные исследования. Выводы 1. Дофамин изменяет теплоустойчивость поведения C. elegans в двух направлениях: повышение устойчивости к температуре 36°C в концентрациях 0,5-1,0 мМ и ее снижение в концентрациях 7,5-15,0 мМ. 2. Нуль-мутация гена рецептора дофамина dop-3 блокирует снижение теплоустойчивости, индуцированное дофамином, в то время как нуль-мутация гена рецептора dop-1 достоверно сенситизирует теплоустойчивость к действию дофамина. 3. Качественные различия влияния нуль-мутаций генов рецепторов дофамина dop-1 и dop-3 на чувствительность теплоустойчивости C. elegans к дофамину могут быть объяснены наличием коэкспрессии этих генов в моторных нейронах при противоположно направленном влиянии активации рецепторов DOP-1 и DOP-3 на секрецию АХ [12].

×

About the authors

Tatiana Borisovna Kalinnikova

Research Institute for Problems of Ecology and Mineral Wealth Use of Tatarstan Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: example@snv63.ru

candidate of biological sciences, head of the Laboratory of Experimental Ecology

Rufina Rifkatovna Kolsanova

Research Institute for Problems of Ecology and Mineral Wealth Use of Tatarstan Academy of Sciences

Email: example@snv63.ru

candidate of biological sciences, researcher of the Laboratory of Experimental Ecology

Evgenia Borisovna Belova

Research Institute for Problems of Ecology and Mineral Wealth Use of Tatarstan Academy of Sciences

Email: example@snv63.ru

junior researcher of the Laboratory of Experimental Ecology

Dilyara Makhmutrievna Khakimova

Kazan (Volga Region) Federal University

Email: example@snv63.ru

candidate of medical sciences, senior lecturer of the Department of Morphology and General Pathology

Marat Khamitovich Gainutdinov

Research Institute for Problems of Ecology and Mineral Wealth Use of Tatarstan Academy of Sciences

Email: example@snv63.ru

doctor of biological sciences, professor, senior researcher of the Laboratory of Experimental Ecology

Rifgat Roaldovich Shagidullin

Research Institute for Problems of Ecology and Mineral Wealth Use of Tatarstan Academy of Sciences

Email: example@snv63.ru

doctor of chemical sciences, corresponding member of the Tatarstan Academy of Sciences, director

References

  1. Knable M.B., Weinberger D.R. Dopamine, the prefrontal cortex and schizophrenia // J. Psycopharmacol. 1997. Vol. 11. P. 123-131.
  2. Koob G.F., Sanna P.P., Bloom F.E. Neuroscience of addiction // Neuron. 1998. Vol. 21. P. 467-476.
  3. Lang F.E., Lozano A.M. Parkinson's disease. First of two parts // New Engl. J. Med. 1998. Vol. 339. P. 1044-1053.
  4. Robertson R.M. Modulation of neural circuit operation by prior environmental stress // Integr. Comp. Biol. 2004. Vol. 44. P. 21-27.
  5. Robertson R.M. Thermal stress and neural function: adaptive mechanisms in insect model systems // Journal of Thermal Biology. 2004. Vol. 29. P. 351-358.
  6. Bouchama A., Knochel J.P. Heat stroke // New Engl. J. Med. 2002. Vol. 346. P. 1978-1988.
  7. Kalinnikova T.B., Kolsanova R.R., Gainutdinov M.Kh. Caenorhabditis elegans as a convenient model organism for understanding heat stress effects upon intact nervous system // Heat Stress: Causes, Treatment and Prevention / Eds. S. Josipovich and E. Ludwig. NY: Nova Science Publishers, 2012. P. 113-140.
  8. Kalinnikova T.B., Shagidullin R.R., Kolsanova R.R., Osipova E.B., Zakharov S.V., Gainutdinov M.Kh. Acetylcholine deficiency in Caenorhabditis elegans induced by hyperthermia can be compensated by ACh-esterase inhibition or activation of GAR-3 mAChRs // Environ. Nat. Resour. Res. 2013. Vol. 3. P. 98-113.
  9. Kalinnikova T.B., Kolsanova R.R., Belova E.B., Shagidullin R.R., Gainutdinov M.Kh. Opposite responses of the cholinergic nervous system to moderate heat stress and hyperthermia in two soil nematodes // J. Therm. Biol. 2016. Vol. 62. P. 37-49.
  10. Vidal-Gadea A., Topper S., Young L., Crisp A., Kressin L., Elbel E., Maples T., Brauner M., Erbguth K., Axelrod A., Gottschalk A., Siegel D., Pierce-Shimomura T. Caenorhabditis elegans selects distinct crawling and swimming gaits via dopamine and serotonin // PNAS. 2011. Vol. 108. P. 17504-17509.
  11. Nurrish S., Ségalat L., Kaplan J.M. Serotonin inhibition of synaptic transmission: Gα0 decreases the abundance of UNC-13 at release site // Neuron. 1999. Vol. 24. P. 231-242.
  12. Chase D.L., Pepper J.S., Koelle M.R. Mechanism of extrasynaptic dopamine signaling in Caenorhabditis elegans // Nature Neurosci. 2004. Vol. 7. P. 1096-1103.
  13. Brenner S. The genetics of Caenorhabditis elegans // Genetics. 1974. Vol. 77. P. 71-94.
  14. Anderson G.L., Cole R.D., Williams P.L. Assessing behavioral toxicity with Caenorhabditis elegans // Environ. Toxicol. Chem. 2004. Vol. 23. P. 1235-1240.
  15. Dittmann J.S., Kaplan J.M. Behavioral impact of neurotransmitter-activated GPCRs: muscarinic and GABAb receptors regulate C. elegans locomotion // J. Neurosci. 2008. Vol. 28. P. 7104-7112.
  16. Glosh R., Mohammadi A., Kruglyak L., Ryu W.S. Multiparameter behavioral profiling reveals distinct thermal response regimes in Caenorhabditis elegans // BMC Biol. 2012. Vol. 10. P. 1-17.
  17. Sawin E.R., Ranganathan R., Horvitz H.R. C. elegans locomotory rate is modulated by the environment through a dopaminergic pathway and by experience through a serotonergic pathway // Neuron. 2000. Vol. 26. P. 619-631.
  18. Schafer W.R., Kenyon S. A calcium-channel homologue required for adaptation to dopamine and serotonin in Caenorhabditis elegans // Nature. 1995. Vol. 375. P. 73-78.
  19. Nass R., Blakely R.D. The Caenorhabditis elegans dopaminergic system: opportunities for insight into dopamine transport and neurodegeneration // Ann. Rev. Pharmacol. Toxicol. 2003. Vol. 43. P. 521-544.
  20. Sanyal S., Wintle R.F., Kindt K.S., Nuttley W.M., Arvan R., Fitzmaurice P., Bigras E., Merz D.C., Hébert T.E., van der Kooy D., Schafer W.R., Culotti J.G., van Tol H.H.M. Dopamine modulates the plasticity of mechanosensory responses in Caenorhabditis elegans // EMBO J. 2004. Vol. 23. P. 473-482.
  21. Ezak M.J., Ferkey D.M. The C. elegans D2-like dopamine receptor DOP-3 decreases behavioral sensitivity to the olfactory stimulus 1-octanol // PLoS One. 2010. Vol. 5. doi: 10.1371/journal.pone.0009487.
  22. Hoffmann A.A., Sørensen J.G., Loeschke V. Adaptation of Drosophila to temperature extremes: bringing together quantitative and molecular approaches // J. Therm. Biol. 2003. Vol. 28. P. 175-216.
  23. Kalinnikova T.B., Kolsanova R.R., Shagidullin R.R., Osipova E.B., Gaynutdinov M.Kh. On the role of gene of SER-4 serotonin receptor in thermotolerance of Caenorhabditis elegans behavior // Russian J. Genetics. 2013. Vol. 49. P. 363-366.
  24. Suo S., Ishiura S. Dopamine modulates acetylcholine release via octopamine and CREB signaling in Caenorhabditis elegans // PLoS ONE. 2013. Vol. 8. doi: 10.1371/journal.pone.0072578.

Statistics

Views

Abstract: 109

PDF (Russian): 43

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Kalinnikova T.B., Kolsanova R.R., Belova E.B., Khakimova D.M., Gainutdinov M.K., Shagidullin R.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies