Deployment of specialized hospitals for the Red Army wounded in the Southern Urals during 1941–1945

Cover Page

Cite item

Abstract

This paper discusses specialized treatment of the wounded in the hospitals of the Southern Urals in the Great Patriotic War (1941–1945). It is proved that the specialized treatment of the wounded undergone significant changes during 1941–1945. The paper defines nature of injuries and damage, treatment time, forming, distribution of hospital beds and a contingent of the wounded and sick Red Army soldiers. The author states that throughout the war the surgical activity in the South Urals hospitals increased. The study deals with the problem of death in base hospitals. The number of Red Army soldiers’ deaths was undercounted. This study has shown that due to medical workers of the South Urals hospitals specialized treatment of the wounded made a qualitative leap in the development of the stage treatment. At the beginning of the war general surgery and general therapeutic hospitals were created. Then, in order to ensure the most qualified assistance to the wounded, specialized hospitals and offices were deployed. The authors estimated that the application of advanced methods of treatment in the evacuation hospitals of the South Urals helped to heal 72,3% wounded and 90, 6% patients and they returned to military service. These materials can serve as a basis for further research in the Southern Urals health history and, in general, the history of the South Ural Region, as well as the patriotic education of the youth.

Full Text

В настоящее время, как отмечается многими исследователями (А.В. Федорова [1], Л.И. Футорянский [2, с. 34], И.И. Каган [3, с. 45] и др.), когда в странах, таких как Украина, Сирия, ведутся активные боевые действия, все большую остроту получает проблема лечения раненых и больных воинов. В экстремальных условиях, будь то природные катаклизмы, землетрясения, социальные бедствия, террористические акты или продолжительные, кровопролитные военные конфликты, многократно возрастает потребность в медицинской службе, в специализированном лечении. Наряду с научно-исследовательским и прикладным значением исследование носит глубокий этический и гуманитарный смысл. Несмотря на актуальность, тема специализации госпиталей советского тыла в 1941–1945 гг. не получила всестороннего освещения, а отдельные её аспекты остаются не раскрытыми в исторической науке.

Проведенный историографический анализ данной темы показал, что проблемой, в той или иной степени, занимался ряд исследователей. В частности, Н.С. Судоргина [4, с. 5], М.Н. Потемкина [5, с. 6], Ж.А. Шелия [6, с. 10], Ю.Н. Мануйлова [7, с. 5], Н.Л. Усольцева [8, с. 6].

Целью наших исследований явилось изучение специализированного лечения раненых и больных в госпиталях Южного Урала в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.).

Ha основе всестороннего анализа предшествовавшего опыта к началу Великой Отечественной войны пересмотрели основные положения военно-полевой доктрины. Она включала систему этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по назначению. Госпитальные базы страны представляли один из основных этапов медицинской эвакуации, а точнее – конечный этап для тех ранбольных, лечение которых не могло быть завершено в госпиталях действующей армии (армейских или фронтовых лечебных учреждений).

Таким образом, госпитальные базы на Южном Урале предназначались для лечения следующих контингентов: 1) не подлежавших возвращению к военной службе по окончании лечения; 2) нуждавшихся в длительном лечении в специализированных госпиталях, а также в продолжительном реабилитационном процессе и последующем санитарно-курортном лечении; 3) нуждавшихся, помимо длительного стационарного лечения, также в сложных пластических (нередко многоэтапных) оперативных вмешательствах, протезировании, ликвидации длительно текущих осложнений и последствий ранения [9, с. 143].

Важнейшими компонентами процесса организации медицинской помощи в годы войны являлись: 1) эвакуация в тыл по назначению, 2) преемственность в лечении на всех этапах, 3) создание специализированных госпиталей, 4) единство гражданской и военной медицины, 5) непрерывность и своевременность оказания медицинской помощи, 6) научное руководство лечением раненых и больных на фронте и в тылу на всех этапах, 7) четкая организация сортировки раненых и больных, 8) единая методика лечения, 9) комплексная терапия, 10) использование всех новейших методов лечения военных поражений, создание новых средств и аппаратов.

Уже в первые месяцы войны возникла необходимость внесения существенных изменений в организационные формы и методы работы всей тыловой госпитальной базы страны. В первую очередь потребовалось выделение госпиталей, приспособленных для выполнения функции сортировки раненых и больных воинов. Анализируя деятельность сортировочных эвакогоспиталей, можно утверждать, что она положительно сказалась на работе всей госпитальной базы страны, способствовала улучшению исходов лечения.

Важнейшей задачей тыловых госпиталей стало специализированное лечение ранбольных на основе всестороннего обследования. Специализация их не оставалась неизменной в 1941–1945 гг. Напротив, специализированное лечение, как одно из важнейших составных частей лечебно-эвакуационной системы, претерпело за военные годы большие изменения и представляло собой качественный скачок в развитии этапного лечения раненых и больных с эвакуацией по назначению [10]. Так, если на первом этапе войны создавались главным образом общехирургические и общетерапевтические госпитали, то в дальнейшем, в целях обеспечения раненым наиболее квалифицированной помощи, особое внимание уделялось развертыванию специализированных госпиталей и отделений.

В Челябинской области профилизация госпиталей началась в связи с приказом облздравотдела № 588 от 11 декабря 1941 г. и в основном завершилась в конце 1943 г. [11]. Уже 30 декабря 1941 г. 2715 коек (11%) в гг. Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Кургане получили определенный профиль. В Чкаловской области четкую специализацию и профилирование госпиталей провели с сентября 1941 г. по март 1942 г. Большая часть специализированных коек располагалась в г. Чкалове, в связи с размещением там Харьковского мединститута [12] (табл. 1).

 

Таблица 1 – Профилизация госпиталей Челябинской области (включая Курганскую область) за годы войны 1941–1945 гг.

Годы

Количество специализированных коек

Ранения бедра

Ранения грудной клетки

Ампутация

Челюстно-лицевые

Глазные

ЛОР

ЦНС

Общехирургические

Терапевтические

1942

1250

510

825

465

315

50

770

18755

740

1943

1435

835

1700

600

305

250

700

14655

3415

1944

1100

585

500

400

125

135

600

4160

595

1945

1150

700

500

500

350

420

350

112350

830

 

В процентном соотношении распределение госпитальных коек по группам специализации в Челябинской области следующее: в 1942 г. общехирургические койки составили 77,3%, узкоспециализированные – 19,7%, лечение больных терапевтических и туберкулезных – 3%; в 1943 г. – 59,3%, 26,9% и 13, 8%; в 1944 г. – 58,4%, 35% и 6,6%; в 1945 г. – 69,4%, 21,1% и 9,5% соответственно [13] (табл. 2).

 

Таблица 2 – Профилизация госпиталей Чкаловской области за 1941–1944 гг.

Годы

Количество специализированных коек

Инфекционные

Туберкулезные

Протезирование

Челюстно-лицевые

Глазные

Ушные

Урологические

Кожные

Общехирургические

Терапевтические

1942

545

360

1000

350

355

200

200

220

10000

1950

1943

870

500

720

480

220

150

150

8500

425

1944

300

200

900

300

150

50

900

100

 

Как можно видеть из таблиц 1 и 2, наибольшее число коек действовало для раненых и больных в общехирургических госпиталях региона, предназначенных для оказания квалифицированной хирургической помощи по ранениям конечностей.

В результате применения передовых методов лечения в эвакогоспиталях Южного Урала к военной службе по излечении возвратили 72,3% раненых и 90, 6% больных [14] (табл. 3).

 

Таблица 3 – Результаты лечения в госпиталях Южного Урала в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.)

Название области

Количество ранбольных

Возвращено в строй

Направлено в батальон выздоравливающих

Челябинская

242374

69449

34690

Чкаловская

270824

88045

21696

Всего

513198

157494

56386

 

Труднейшим периодом стал 1942 г. В это время наблюдается утяжеление контингента раненых в связи с тяжелыми потерями на фронтах [15, с. 56]. Так, если в 1941 г. в Челябинской области возвратили в строй 70,5% ранбльных, то в 1942 г. – 60%, уволено в запас в 1941 г. – 3%, в 1942 г. – 12,5%, уволено совсем из рядов Красной Армии в 1941 г. – 5,7%, в 1942 г. – 16,2%. В Чкаловской области в 1941 г. возвратили в строй – 58,6%, в 1942 г. – 49,1%, уволено в запас в 1941 г. – 0,6%, в 1942 г. – 1,3%, уволено совсем из рядов Красной Армии в 1941 г. – 10,8%, в 1942 г. – 25,7% [16].

Сроки лечения раненых по специализации в основном укладывались в нормы НКЗ СССР (кроме Курганской области), а по некоторым видам локализации были значительно ниже [17] (табл. 4).

 

Таблица 4 – Сроки лечения отдельных видов ранений в госпиталях Южного Урала в 1941–1945 гг.

Локализация и характер повреждения

Сроки лечения, установленные НКЗ РСФСР в днях

Сроки лечения в госпиталях Чкаловской области в днях

Сроки лечения в госпиталях Челябинской области в днях

Сроки лечения в госпиталях Курганской области в днях

Ранение плеча без повреждения кости

90–110

74

74

136,8

Ранение плеча с повреждением кости

105–115

89

73

140,4

Ранение предплечья без повреждения кости

90

81

75

111,8

Ранение предплечья с повреждением кости

95–110

83

67

108,0

Ранение кисти

90

79

78

104,6

Ранение плеча

105–120

92

71

140,9

Ранение локтевого сустава

100–110

75

70

117,9

Ранение бедра с повреждением кости

140–150

110

97

170,6

Ранение бедра без повреждения кости

90–100

80

76

196,7

Ранение голени с повреждением кости

120–130

100

86

141,5

Ранение голени без повреждения кости

120

100

90

113,7

 

Из таблицы 4 видно, что сроки лечения в госпиталях Челябинской области были значительно ниже, чем установленные по нормам НКЗ РСФСР. В Чкаловской области они также не превышали принятые нормы Народным комиссариатом здравоохранения. Сроки лечения в госпиталях Курганской области были выше, что объясняется, на наш взгляд, выделением в 1943 г. области из состава Челябинской и отсутствием административного опыта руководства лечением ранбольных.

Контингент раненых в госпиталях Южно-Уральского региона был наиболее тяжелым: до 50% преобладали ранения с повреждением костей бедра, голени, плеч [18]. Поэтому проводились операции на нервных стволах, на крупных суставах, на костях конечностей, на крупных сосудах, пластические операции, крупные ампутации и вычленения, реампутации, активная обработка ран, удаление инородных тел, вскрытие затеков и т.д.

Хирургическая активность в госпиталях постоянно росла. Так, процент оперируемых к числу всех лечившихся в 1941 г. в Чкаловской области составил 11,5%, во втором полугодии 1942 г. – 15,3%, в первом полугодии 1943 г. – 21,1%, во втором полугодии 1943 г. – 27,4% [19]. Например, за годы существования госпиталя № 5888 (г. Медногорск) врачи сделали 1146 операций. С 1 января по 30 июля 1944 г. в госпиталях МЭП98 произвели 18522 операции [20]. В курганском госпитале № 1729 было произведено во втором полугодии 1942 г. 20 операций, в 1943 г. – 950 операций, в 1944 г. – 588 операций. Только в течение 1943 г. в курганских госпиталях процент оперируемых больных вырос с 27,9% в начале года до 67,9% в конце [21]. К 1943 г. возросло количество классических операций и операций на периферических нервных стволах. Операции стали проводить и в периферийных госпиталях, привлекая все больше молодых врачей. Сроки поступления раненых в госпитали Южного Урала колебались от 40 до 90 дней с момента ранения. Имели место отдельные случаи прибытия раненых после 6–8 месячного лечения на предыдущих этапах [22]. Работа госпиталей осложнялась тем, что раненые не всегда могли быть подвергнуты правильной оперативной первичной обработке и поступали в тыловые учреждения уже тяжелобольными. У поступающих почти во всех случаях отмечались повреждения костей и наличие осложнений раневого процесса [23].

Контингент обслуживаемых раненых и больных в госпиталях Южного Урала составлял 75,7% – рядовые, 14,5% – младшие офицеры, 9,8% – старшие офицеры [24].

Проблема летального исхода в эвакогоспиталях тыла изучена недостаточно. Цифры, найденные исследователями в архивных материалах, как правило, сильно занижались. В ходе рассмотрения данного вопроса мы обнаружили в документах, что смертность в госпиталях Южного Урала составляла от 0,1% до 0, 5% в разные периоды войны [25]. Однако, например, в ЦДНИОО мы нашли сведения, что в госпиталях Чкаловской области стояла серьезная проблема – отсутствие необходимого количества пиломатериалов на изготовление гробов. Это приводило к тому, что похороны умерших в эвакогоспиталях производились несвоевременно, без гробов, в простынях. На основании приказа НКО № 138 погребение военнослужащих, умерших в тыловых эвакогоспиталях, производилось только в гробах. Так, в г. Чкалове в военные годы ежедневно умирало в госпиталях 7–10 человек. Для их захоронения каждый день требовалось 1,3 куб. м леса [26, с. 391]. Таким образом, из документа следует, что процент смертности в госпиталях явно был выше, чем указывалось ранее. Всего за годы войны от ран в госпиталях страны умерло 1102,8 тыс., от болезней – 555,5 тыс. человек [2, с. 14].

Таким образом, важнейшей задачей госпиталей южноуральского тыла являлось специализированное лечение ранбольных. Профилизация госпиталей началась в середине 1941 г. и в основном завершилась в 1942–1943 гг. Большая часть специализированных госпиталей располагалась в крупных городах, таких как Чкалов, Челябинск, Магнитогорск, Златоуст, Курган и др. На Южном Урале действовали нейрохирургические, туберкулезные, челюстно-лицевые, глазные, ушные, урологические, инфекционные госпитали и отделения, но доминировали общехирургические.

Полученные материалы могут служить основой для продолжения исследования в области истории здравоохранения Южного Урала и, в целом, истории южноуральского региона, а также в качестве патриотического воспитания молодежи.

×

About the authors

Natalia Alexandrovna Degtyareva

Orenburg State University

Author for correspondence.
Email: degtjareva-natasha@mail.ru

candidate of historical sciences, associate professor of History Department

Russian Federation, Orenburg

Anna Gennadievna Alyatina

Orenburg State University

Email: annaaliatina@mail.ru

candidate of historical sciences, associate professor of History Department

Russian Federation, Orenburg

References

  1. Федорова А.В. Военнопленные вражеских армий на Южном Урале // Роль Урала как арсенала Победы: мат-лы межрегион. науч.-практ. конф. Челябинск: Челяб. обл. краев. музей, 2000. С. 64–67.
  2. Футорянский Л.И. Оренбуржье – во имя Победы (60 лет разгрома фашистской Германии). Оренбург: Изд-во ООИПКРО, 2004. 110 с.
  3. Каган И.И. Оренбургская государственная медицинская академия: этапы развития и летопись. Оренбург: ИПК «Юж. Урал», 2004. 168 с.
  4. Судоргин Н.С. Формирование и функционирование системы госпитального лечения в годы Великой Отечественной войны (На материалах партийно-государственных структур и общественных организаций областей Нижнего Поволжья): автореф. дис. …канд. ист. наук. Саратов, 1993. 25 с.
  5. Потемкина М.Н. Проблемы эвакуации и эвакуированного населения на Урале в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (Историографический аспект): автореф. дис. …канд. ист. наук. Челябинск, 1994. 28 с.
  6. Шелия Ж.А. Госпитали в годы Великой Отечественной войны (На материалах Ярославской и Костромской областей: автореф. дис. … канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 35 с.
  7. Мануйлова Ю.Н. Социальная реабилитация инвалидов войны на Южном Урале (1941–1945 гг.): автореф. дис. …канд. ист. наук. Челябинск, 2002. 32 с.
  8. Усольцева Н.Л. Здравоохранение на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.): автореф. дис. …канд. ист. наук. Челябинск, 2002. 28 с.
  9. Труды 3-го Пленума Госпитального Совета Наркомздрава Союза ССР и РСФСР (12–16 октября 1943 г.). 484 с.
  10. Бурденко Н.Н. Современная фаза военной хирургии (организация специализированной помощи раненым) // Госпитальное дело. 1942. № 1–2. С. 7–11.
  11. Архив военно-медицинского музея Министерства обороны Российской Федерации (АВММ). Ф. 289. Оп. 8023. Д. 1. Л. 4.
  12. АВММ. Ф. 263. Оп. 44238. Д. 2. Л. 3.
  13. АВММ. Ф. 289. Оп. 8023. Д. 1. Л. 51.
  14. Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО). Ф. 371. Оп. 6. Д. 582. Л. 7.
  15. Советский тыл в Великой Отечественной войне. Общие проблемы / под ред. П.Н. Поспелова. М.: Мысль, 1974. Кн. 1. 300 с.
  16. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) Ф. 603. Оп. 1. Д. 13. Л. 3; ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 6. Д. 581. Л. 73.
  17. Государственный архив Курганской области (ГАКО). Ф. Р–1541. Оп. 2. Д. 1. Л. 1.
  18. РГАСПИ. Ф. 603. Оп. 1. Д. 13. Л. 53.
  19. ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 8. Д. 136. Л. 45 об – 46.
  20. АВММ. Ф. 289. Оп. 4557. Д. 2. Л. 2.
  21. Тюменцева И.П. Деятельность эвакуационных госпиталей Курганской области в годы Великой Отечественной войны: тез. докл. науч.-практ. конф. Челябинск: Челяб. обл. краев. музей, 1995. С. 108–111.
  22. ГАКО. Ф. Р–1232. Оп. 1. Д. 117. Л. 44.
  23. ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 6. Д. 584. Л. 149 об.
  24. АВММ. Ф. 263. Оп. 44635. Д. 2. Л. 9.
  25. РГАСПИ. Ф. 603. Оп. 1. Д. 12. Л. 23.
  26. Книга памяти. Российская Федерация. Челябинская область. Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1994. 420 с.

Copyright (c) 2017 Degtyareva N.A., Alyatina A.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies