Content and distribution features of heavy metals in the tissue of Cyprinus carpio L. in the Ural River basin

Cover Page

Cite item

Abstract

This paper discusses regional features of environmental pollution by heavy metals. The authors have studied the content of heavy metals in the water of the Ural River within the Republic of Bashkortostan (RB), Chelyabinsk and Orenburg Regions, as well as its right tributary, the Khudolaz River, located in the zone of influence of industrial enterprises of the city of Sibay and characterized by a high content of pollutants. It is noted that in the considered segment with a length of about 60 km downstream of the Ural River, a gradual decrease in the concentration of toxic elements is observed as a result of self-purification processes. Studies of the elemental composition of muscle tissue and scales of the common carp (Cyprinus carpio L.), living in the Khudolaz River on the territory of the city of Sibay, showed high concentrations of heavy metals in them. Muscle tissue and scales accumulate heavy metals to varying degrees, which is due to the functional feature of these organs, their accumulative activity and the chemical properties of the metal itself. The greatest amount of Cu, Fe, Co accumulate in muscle tissue, while Zn, Mn – in scales. No similar pattern has been revealed for the accumulation of Ni and Pb. In muscle tissue, the elements are distributed as follows: Fe > Zn > Ni > Mn = Co > Cu > Pb, in scales – Zn > Fe > Mn > Co > Ni > Cu > Pb. Fe, Zn predominate in both series of element distribution, while the lowest concentrations are characteristic of Pb. A correlation analysis has revealed a presence of a direct statistically significant relationship between the content of heavy metals in water and the tissues of common carp: strong – in muscles (r = 0,95–0,98) and medium – in scales (r = 0,34–0,55).

Full Text

Введение

Территория Южного Урала богата многочисленными месторождениями полиметаллических руд, разработка которых способствовала техногенному загрязнению природной среды, в том числе поверхностных вод [1; 2]. Крупным водным объектом данного региона является река Урал, протекающая по территориям Башкортостана, Челябинской и Оренбургской областей, Казахстана и впадающая в Каспийское море [3].

В бассейне р. Урал расположены города (Верхнеуральск, Магнитогорск в Челябинской и Орск, Новотроицк, Оренбург в Оренбургской областях, г. Сибай – в Республике Башкортостан), где функционируют крупные промышленные предприятия. Горнорудные и металлургические комбинаты и другие промышленные объекты загрязняют реки сточными водами, содержащими различные токсиканты, которые из воды по трофическим цепям поступают в живые организмы и аккумулируются в них [4]. Деятельность горнорудных предприятий на исследуемой территории негативным образом отражается на состоянии окружающей среды [5] и, в целом, на здоровье населения [6; 7].

Река Худолаз (Туяляс) берет начало на хребте Ирендык в пределах Баймакского района Башкортостана и впадает в р. Урал на территории Кизильского района Челябинской области. Загрязнение реки происходит под воздействием сбрасываемых сточных вод Сибайского филиала Учалинского горно-обогатительного комбината, дренажа из хвостохранилищ и выщелачивания отвальных пород.

Элементы, входящие в группу тяжелых металлов, можно отнести к консервативным нерастворимым в воде загрязняющим веществам. В то же время их химические соединения присутствуют в водных растворах в виде ионов, и в такой форме данные токсиканты становятся доступными для живых организмов [8]. Многие соединения тяжелых металлов являются неотъемлемой составной частью организма, так как входят в состав ферментов, витаминов и гормонов [9].

Экологические показатели водного объекта и ихтиофауны во многом коррелируют между собой. В отличие от человека и высших животных рыбы поглощают токсичные металлы осмотически – через жабры и кожу. Муцин слизи активно связывает элементы, накапливая их на поверхности тела. Из организма рыб токсичные элементы и их метаболиты выводятся через жабры, кожу, почки. Если количество выделяемого металла меньше, чем поступившего за тот же промежуток времени, создаются условия для его кумуляции [10].

Опасность повышения концентрации тяжелых металлов в воде объясняется тем, что физиологическая потребность рыб в этих элементах весьма незначительна и при повышенном поступлении их в организм из внешней среды возникают различные токсические эффекты, ведущие к нарушению жизнедеятельности [11].

В связи с этим, с одной стороны, актуальным является исследование содержания и распределения тяжелых металлов в органах рыб р. Урал, имеющей важное пищевое значение для населения, с другой – сведения о микроэлементном составе органов и тканей рыб можно использовать для оценки качества водоема.

Целью данной работы являлось исследование содержания и распределения тяжелых металлов в тканях карпа обыкновенного (Cyprinus carpio L.), обитающего в водах р. Урал и его правого притока – р. Худолаз.

Материалы и методы исследований

Исследования проводились на территориях Республики Башкортостан (РБ), Челябинской и Оренбургской областей (рис. 1, таблица 1).

 

Рисунок 1 – Карта-схема расположения пробных площадей

 

Пробы воды отбирались в июле-августе 2020 года в соответствии с требованиями ГОСТ Р51592-2000 «Вода. Общие требования к отбору проб» [12]. Оценка геохимического состава воды рек проводилась на основании сопоставления концентраций определяемых веществ с ПДК для рыбохозяйственных водоемов (ПДКр/х) [13].

В качестве объекта исследования был выбран карп обыкновенный Cyprinus carpio L., являющийся одним из преобладающих видов ихтиофауны р. Урал и имеющий широкое распространение в изучаемых поверхностных водах. Рыба вылавливалась на ПП3 (р. Худолаз на территории города Сибай) и ПП7 (р. Урал вблизи д. Урал Баймакского района). Для ловли рыбы использовались ставные жаберные сети. Средняя проба составлялась из 40 штук рыб, очищенных от внутренностей. Мышечная ткань рыб, отделенная от костей, и чешуя высушивались, измельчались до порошкообразного состояния и использовались для определения содержания свинца, кобальта, никеля, меди, цинка, марганца и железа методом атомной абсорбции.

Для характеристики уровня содержания меди, цинка и свинца в тканях рыб полученные концентрации сравнивали с нормативами СанПиН 2.3.2.1078-01 и СанПиН 2.3.2.560-96 [14; 15], содержания железа, никеля и марганца – по А.С. Ваганову [16].

Для количественной оценки кумуляции токсичных элементов использовали коэффициент накопления (Кн), который представляет собой отношение максимального содержания металла в организме рыб (мг/кг) к его концентрации в воде (мг/л). В зависимости от величины Кн оценивалась степень накопления вещества по классификации К.К. Врочинского, соответствующая группе: слабая – Кн ≤ 50; умеренная – 51 ≤ Кн ≤ 200; высокая – 201 ≤ Кн ≤ 1000; сверхвысокая Кн > 1000 [17].

Результаты и их обсуждение

Результаты геохимического исследования проб воды р. Урал представлены в таблице 2.

Анализ полученных данных выявил, что значения рН воды р. Урал варьируют от 6,3 до 7,9, что не превышает ПДК для водоемов рыбохозяйственного значения (ПДКр/х). Концентрации токсичных элементов в воде пробных площадей, расположенных в верхних участках р. Урал, превышали ПДКр/х по всем исследуемым элементам: меди – до 6 ПДК, цинка – до 2,8 ПДК, железа – до 6,9 ПДК, никеля – до 1,6 ПДК, марганца – до 3,0 ПДК, кобальта – до 19,0 ПДК, свинца – до 1,3 ПДК. Вниз по течению (в ПП8 и ПП9) содержание тяжелых металлов в воде постепенно снижалось до уровня ПДК (0,3 мг/дм³) [18]., за исключением железа, концентрация которого составила 1,5 ПДК. Наиболее высокие концентрации элементов были обнаружены в воде р. Худолаз (ПП2) на территории г. Сибай, где превышение ПДКр/х по меди составило 15,0 раз, цинку – 25,1, железу – 13,5, никелю – 1,9, марганцу – 9,5, кобальту – 22,0 и свинцу – 1,3 раза (табл. 3). Вниз по течению реки (ПП3) содержание большинства металлов снизилось до уровня ПДК, кроме кобальта и железа.

Ранее было показано, что, несмотря на загрязнение поверхностных вод исследуемой территории токсичными элементами, качество питьевой воды в основном соответствует нормативным значениям, за исключением концентрации железа и марганца, в ряде случаев превышающей их [19].

Исследования элементного состава мышечной ткани и чешуи карпа обыкновенного Cyprinus carpio L. показали, что концентрация тяжелых металлов в воде коррелирует с их содержанием в тканях рыбы (табл. 4).

Содержание изучаемых элементов в органах рыб, выловленных в р. Худолаз на территории города Сибай, было существенно выше, чем в образцах, отобранных в р. Урал в районе д. Урал Баймакского района. Исключение составили лишь незначительные концентрации свинца в чешуе рыбы вне зависимости от места вылова рыбы.

Корреляционный анализ выявил сильную (r = 0,95 ÷ 0,98) положительную связь между содержанием токсичных элементов в воде и мышцах рыб и среднюю (r = 0,34 ÷ 0,55) – в воде и чешуе рыб.

Следует отметить, что как в р. Худолаз, так и в р. Урал отмечено превышение допустимых концентраций в тканях карпа по содержанию цинка, железа, никеля, марганца и кобальта. Содержание меди и свинца не превышало допустимых значений.

Мышечная ткань и чешуя аккумулируют токсичные металлы в разной степени, что обусловлено функциональной особенностью органов, их аккумулятивной активностью и химическими свойствами самого металла. В наибольшем количестве Cu, Fe, Co накапливаются в мышечной ткани, а Zn, Mn – в чешуе. По накоплению Ni и Pb такой четкой закономерности не выявлено. В мышечной ткани элементы распределены следующим образом: Fe > Zn > Ni > Mn = Co > Cu > Pb, в чешуе – Zn > Fe > Mn > Co > Ni > Cu > Pb. В обоих рядах распределения элементов преобладают Fe, Zn, а наименьшие концентрации характерны для Pb. Это объясняется интенсивной аккумуляцией в организме элементов, принимающих активное участие в протекании физиологических процессов (дыхание, кроветворение, депонирование и выделение) [20; 21]. Высокий уровень железа, вероятнее всего, обусловлен тем, что роль данного элемента связана с дыхательной и кровеносной системами, обеспечивающими процессы переноса кислорода.

Для изучения биогенной миграции химических элементов в органы рыб по средним показателям рассчитаны коэффициенты накопления (Кн) (табл. 5).

 

Таблица 1 – Характеристика и координаты пробных площадей

Пробные площадки (ПП)

Река

Регион

Локация

Координаты

ПП1

Урал

Челябинская область

с. Кизильское

52°43′36,6″ с.ш., 58°54′26,5″ в.д.

ПП2

Худолаз

Республика Башкортостан

г. Сибай, в 15 км до впадения в р. Урал

52°44′12,8″ с.ш., 58°44′10,0″ в.д.

ПП3

Худолаз

Челябинская область

на участке впадения р. Худолаз в р. Урал

52°39′15,1″ с.ш., 58°58′34,4″ в.д.

ПП4

Урал

Челябинская область

п. Урал

52°37′24,9″ с.ш., 58°59′36,2″ в.д.

ПП5

Урал

Оренбургская область

с. Березовка

52°21′39,4″ с.ш., 58°57′20,6″ в.д.

ПП6

Урал

Оренбургская область

д. Верхняя Кардаиловка

52°16′36,9″ с.ш., 58°56′15,6″ в.д.

ПП7

Урал

Республика Башкортостан

д. Урал

52°16′18,6″ с.ш., 58°54′01,8″ в.д.

ПП8

Урал

Республика Башкортостан

ниже д. Урал в 5 км

52°15′25,1″ с.ш., 58°53′35,7″ в.д.

ПП9

Урал

Оренбургская область

д. Уртазым

52°12′11,3″ с.ш., 58°50′57,0″ в.д.

 

Таблица 2 – Содержание тяжелых металлов в поверхностных водах р. Урал, мг/дм³

Пробные площадки (ПП)

рН

Cu

Zn

Fe

Ni

Mn

Co

Pb

ПП1

7,9

0,002

0,022

0,689

0,016

0,03

0,019

0,006

ПП4

7,8

0,003

0,028

0,636

0,011

0,005

0,018

0,008

ПП5

7,4

0,006

0,014

0,187

0,013

0,005

0,005

0,002

ПП6

6,3

0,004

0,021

0,162

0,015

0,005

0,006

0,007

ПП7

7,1

0,002

0,004

0,174

0,012

0,004

0,006

0,002

ПП8

7,4

0,003

0,009

0,179

0,008

0,003

0,007

0,003

ПП9

6,8

0,001

0,002

0,145

0,01

0,007

0,008

0,004

ПДКр/х [13]

6,5–8,5

0,001

0,01

0,1

0,01

0,01

0,001

0,006

 

Таблица 3 – Содержание токсичных элементов в поверхностных водах р. Худолаз, мг/дм³

Пробные площадки (ПП)

рН

Cu

Zn

Fe

Ni

Mn

Co

Pb

ПП2

7,8

0,015

0,251

1,346

0,019

0,095

0,022

0,008

ПП3

7,7

0,009

0,065

1,809

0,014

0,079

0,022

0,004

ПДКр/х [13]

6,5–8,5

0,001

0,01

0,1

0,01

0,01

0,001

0,006

 

Таблица 4 – Содержание тяжелых металлов в мышечной ткани и чешуе карпа обыкновенного (Cyprinus carpio L.), мг/кг

Пробные площадки (ПП)

Cu

Zn

Fe

Ni

Mn

Co

Pb

Р. Урал

ПП1

4,48/0,2

238,1/254,1

542,1/95,4

1,7/2,2

25,2/60,4

3,2/3,7

1,25/0,02

ПП4

2,05/0,17

206,2/223,1

654,5/111,2

1,5/3,4

43,1/54,3

4,9/3,8

1,02/0,02

ПП5

1,1/0,05

103,5/203,1

552,3/89,1

1,3/2,1

32,3/52,4

2,1/3,0

0,5/0,02

ПП6

0,8/0,1

100,4/220,1

501,2/88,1

0,9/1,7

21,3/50,4

2,03/3,2

0,75/0,02

ПП7

0,5/0,1

70,3/132,1

475,1/74,4

1,3/1,9

20,1/52,3

2,2/3,2

0,02/0,02

ПП8

0,8/0,1

84,1/111,2

354,4/60,4

1,4/1,5

22,3/51,2

2,3/3,1

0,4/0,02

ПП9

0,88/0,05

88,5/120,3

747,5/102,1

0,82/1,5

24,1/50,1

2,2/3,3

0,02/0,02

Р. Худолаз

ПП2

2,75/0,61

257,1/267,2

758,3/125,4

4,5/2,4

150,5/164,4

4,9/4,1

0,75/0,2

ПП3

2,47/0,34

243,2/274,1

1206,1/301,2

6,5/3,9

180,2/185,3

3,5/3,5

0,02/0,02

Допустимые уровни, не более

10

40

30

0,5

10

0,5

1,0

Примечание. В числителе значения содержания элементов в мышце, в знаменателе – в чешуе.

 

Таблица 5 – Особенности накопления металлов в мышечной ткани и чешуе Cyprinus carpio L.

Тяжелые металлы

В мышечной ткани

В чешуе

р. Худолаз

р. Урал

р. Худолаз

р. Урал

Кн

Степень

Кн

Степень

Кн

Степень

Кн

Степень

Cu

107

У

440

В

34

СЛ

85

У

Zn

1017

СВ

29500

СВ

1089

СВ

39500

СВ

Fe

896

В

3241

СВ

186

У

535

В

Ni

302

В

108

У

168

У

225

В

Mn

1797

СВ

9500

СВ

1937

СВ

14025

СВ

Co

178

У

633

В

170

У

583

В

Pb

25

СЛ

<10

СЛ

<2,5

СЛ

<10

СЛ

Примечание. Степень накопления тяжелых металлов: СЛ – слабая, У – умеренная, В – высокая, СВ – сверхвысокая.

 

Расчеты показали, что независимо от уровня концентрации в воде цинк и марганец имеют сверхвысокую, свинец – слабую способность накапливаться как в мышечных тканях, так и в чешуе. В то же время следует отметить, что в воде р. Урал с низким содержанием цинка и марганца (0,004 мг/л) значения коэффициентов их накопления в органах Cyprinus carpio L. значительно (в 29–36 раз) выше, чем в воде р. Худолаз с более высокими (соответственно 0,251 и 0,095 мг/л) концентрациями этих элементов.

Накопление в тканях рыбы меди в целом выше, чем свинца. При этом в мышечной ткани она аккумулируется в большем количестве, чем в чешуе. Так, в р. Худолаз в мышечной ткани она аккумулировалась в умеренной, в чешуе – в слабой степени, в р. Урал – в высокой и умеренной соответственно. Относительно накопления железа наблюдается такая же закономерность, однако во всех случаях оно на порядок выше по сравнению с накоплением меди.

Накопление кобальта в тканях рыбы относительно невысокое. В условиях более высокого содержания данного металла в воде р. Худолаз (0,022 мг/л) степень накопления умеренная, в то время как при низком содержании в воде р. Урал (0,006 мг/л) – высокая, причем как в мышечной ткани, так и в чешуе. Никель активнее накапливается в мышцах карпа в условиях р. Худолаз, а в чешуе – в условиях р. Урал.

Заключение

Результаты проведенных исследований показывают, что р. Урал испытывает комплексное воздействие природных и антропогенных факторов. Вода р. Худолаз, которая является притоком р. Урал, характеризуется высокими концентрациями токсичных элементов в результате загрязнения промышленными и городскими стоками, что находит отражение в повышенном содержании токсичных элементов в органах карпа обыкновенного (Cyprinus carpio L.).

В целом, для тканей карпа обыкновенного (Cyprinus carpio L.) характерно высокое содержание железа, цинка и марганца, низкое – свинца, что совпадает с имеющимися в литературе сведениями [22–24]. Данный факт объясняется активным накоплением в организме элементов, принимающих участие в протекании физиологических процессов, таких как дыхание, кроветворение, выделение и т.д. [25].

Результаты исследования органов и тканей рыб на содержание и распределение тяжелых металлов в них позволили выявить наиболее неблагополучные в отношении цинка, железа, никеля и марганца участки притока р. Урал – р. Худолаз. Следовательно, данные участки изученных рек испытывают высокую техногенную нагрузку и характеризуются высокими концентрациями изучаемых элементов, некоторые из них накапливаются в рыбах.

×

About the authors

Rezeda Firgatovna Khasanova

Institute of Strategic Studies of Republic of Bashkortostan, Sibay Branch; Sibay Institute (Branch) of Bashkir State University

Email: rezeda78@mail.ru

doctor of biological sciences, associate professor, leading researcher; professor of Natural Sciences Department

Russian Federation, Sibay; Sibay

Yalil Tukhvatovich Suyundukov

Institute of Strategic Studies of Republic of Bashkortostan, Sibay Branch; Sibay Institute (Branch) of Bashkir State University

Email: yalil_s@mail.ru

doctor of biological sciences, chief researcher; deputy director for scientific work

Russian Federation, Sibay; Sibay

Irina Nikolaevna Semenova

Institute of Strategic Studies of Republic of Bashkortostan, Sibay Branch; Sibay Institute (Branch) of Bashkir State University

Email: alexa-94@mail.ru

doctor of biological sciences, leading researcher; professor of Natural Sciences Department

Russian Federation, Sibay; Sibay

Darya Ivanovna Sharanova

Bashkir State University

Email: sharanova1997@bk.ru

master student of the department of Ecology and Life Safety Department

Russian Federation, Ufa

Svetlana Rinatovna Baimova

Bashkir State University

Author for correspondence.
Email: sovietbsu@mail.ru

candidate of biological sciences, associate professor of Ecology and Life Safety Department

Russian Federation, Ufa

References

  1. Абдрахманов Р.Ф., Ахметов Р.М. Гидрогеохимия горнорудных районов // Геохимия. 2016. № 9. С. 829-840. doi: 10.7868/S0016752516080021.
  2. Ильбулова Г.Р., Хасанова Р.Ф., Суюндуков Я.Т., Бускунова Г.Г., Семенова И.Н. Содержание тяжелых металлов в компонентах речных экосистем горнорудных территорий Республики Башкортостан // Теоретические проблемы экологии и эволюции. Качество воды и водные биоресурсы (VII Любищевские чтения): мат-лы междунар. науч. чтений, Тольятти, 6-9 апреля 2020 года / под ред. Г.С. Розенберга, С.В. Саксонова. Тольятти: Анна, 2020. С. 67-71. doi: 10.24411/9999-039A-2020-10014.
  3. Гареев А.М. Реки и озера Башкортостана / под ред. А.М. Гареева. Уфа: Китап, 2001. 258 с.
  4. Попов П.А. О некоторых теоретических аспектах ихтиомониторинга // Сибирский экологический журнал. 2004. Т. 11, № 4. С. 507-512.
  5. Абакумов Е.В., Суюндуков Я.Т., Пигарева Т.А., Семенова И.Н., Хасанова Р.Ф., Биктимерова Г.Я., Рафикова Ю.С., Ильбулова Г.Р. Биологическая и санитарная оценка отвалов Сибайского карьера Республики Башкортостан // Гигиена и санитария. 2016. Т. 95, № 10. С. 929-934.
  6. Семенова И.Н., Рафикова Ю.С. Показатели здоровья детей, проживающих в зоне воздействия горнорудных предприятий // Современные наукоемкие технологии. 2010. № 9. С. 113-114.
  7. Semenova I.N., Rafikova Yu.S., Khasanova R.F., Suyundukov Ya.T. Analysis of metal content in soils near abandoned mines of Bashkir Trans-Urals and in the hair of children living in this territory // Journal of Trace Elements in Medicine and Biology. 2018. Vol. 50. P. 664-670. doi: 10.1016/j.jtemb.2018.06.017.
  8. Мур Дж.В., Рамамурти С. Тяжелые металлы в природных водах: контроль и оценка влияния / пер. с англ. Д.В. Гричука и др. М.: Мир, 1987. 285 с.
  9. Биохимия: учебник. 5-е изд., испр. и доп. / под ред. Е.С. Северина. М.: Гэотар-Медиа, 2019. 759 с.
  10. Морозов Н.П., Петухов С.А. Микроэлементы в промысловой ихтиофауне Мирового океана. М.: Агропромиздат, 1986. 160 с.
  11. Патин С.А., Морозов Н.П. Микроэлементы в морских организмах и экосистемах. М.: Легкая и пищевая промышленность. 1981. 153 с.
  12. ГОСТ Р51592-2000. Вода. Общие требования к отбору проб. М.: Стандартинформ, 2008. 48 с.
  13. Об утверждении нормативов качества воды водных объектов рыбохозяйственного значения, в том числе нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ в водах водных объектов рыбохозяйственного значения: Приказ Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 13 декабря 2016 года № 552. М., 2020. 142 с.
  14. СанПиН 2.3.2.1078-01. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов». М., 2002. 216 с.
  15. СанПиН 2.3.2.560-96. Санитарные правила и нормы гигиенические требования к качеству и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов. М., 2001. 215 с.
  16. Ваганов А.С. Содержание тяжелых металлов в тканях и органах промысловых рыб Куйбышевского водохранилища // Вестник Нижневартовского университета им. Н.И. Лобачевского. 2011. № 2 (2). С. 25-28.
  17. Врочинский К.К., Перевозников М.А. Ихтиотоксикологическая характеристика химических веществ (пестициды, углеводороды, металлы, радионуклиды) // Сб. науч. трудов. ГосНИОРХ. Вып. 313. Л., 1990. С. 3-15.
  18. СанПиН 2.1.4.1175-02. Гигиенические требования к качеству воды нецентрализованного водоснабжения. Санитарная охрана источников. М., 2002. 122 с.
  19. Рафикова Ю.С., Семенова И.Н., Биктимерова Г.Я. Содержание тяжелых металлов в питьевой воде юго-восточных районов Республики Башкортостан // Естественные и технические науки. 2016. № 1 (91). С. 20-23.
  20. Галатова Е.А. Биологические особенности содержания тяжёлых металлов в чешуе рыб семейства Percidae, Cyprinidae, Esocidae, Siluridae // Вестник Алтайского государственного аграрного университета. 2009. № 9 (59). С. 46-49.
  21. Попов П.А., Андросова Н.В. Содержание тяжелых металлов в мышечной ткани рыб из водоемов бассейна реки Оби // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2014. № 4 (28). С. 108-122.
  22. Петухов С.А., Морозов Н.П., Добрусин М.С. Распределение микроэлементов группы тяжелых и переходных металлов в органах и тканях рыб // Экологические аспекты химического и радиоактивного загрязнения водной среды: сб. науч. тр. / отв. ред. Л.Е. Айвазова. М.: Лег. и пищ. пром-сть, 1983. С. 41-47.
  23. Bawuro A.A., Voegborlo R.B., Adimado A.A. Bioaccumulation of heavy metals in some tissues of fish in Lake Geriyo, Adamawa State, Nigeria // Journal of Environmental and Public Health. 2018. doi: 10.1155/2018/1854892.
  24. Евтушенко Н.Ю., Данилко О.В. Особенности накопления тяжелых металлов в тканях рыб Кременчугского водохранилища // Гидробиологический журнал. 1996. Т. 32, № 4. С. 58-66.
  25. Федоненко Е.В., Ананьева Т.В., Шарамок Т.С. Эколого-физиологическая индикация Серебряного карася в условиях антропогенного загрязнения среды обитания // Экологический вестник Северного Кавказа. 2016. Т. 12, № 4. С. 31-40.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 – Map-layout of test areas

Download (374KB)

Copyright (c) 2022 Khasanova R.F., Suyundukov Y.T., Semenova I.N., Sharanova D.I., Baimova S.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies