Peculiarities of the civil-legal aspect of students’ environmental consciousness: the problem statement

Cover Page

Cite item

Abstract

The paper deals with a pilot study that has been conducted by the author. It is a part of the study of the peculiarities of the civil-legal aspect of students’ environmental consciousness. Theoretical prerequisites for studying ecological consciousness, civil law foundations of social interaction and peculiarities of civil identity have been determined. The study has been conducted at Samara State University of Social Sciences and Education with a help of a sociological survey using online questionnaires and the functionality of Google Forms. 269 students from various fields of training have taken part in this survey. The results provided an opportunity to assess the starting positions of the study and draw some conclusions about respondents’ moods and assessments regarding questions of interest. In general, the results obtained indicate a negative assessment of the environmental situation in the country, as well as in the world, the actions of the State to preserve environmental balance are not sufficiently assessed. The individual activity of students aimed at maintaining an ecological lifestyle is characteristic of almost half of respondents, while the knowledge about the main international environmental agreements and the largest natural-scientific concepts of the environment is also not familiar to more than half of respondents. The obtained results made it possible to determine the further direction of research with the involvement of specialists in the field of sociology, social studies, ecology, pedagogy and psychology in solving the set tasks.

Full Text

Мировые тенденции экологического движения и их взаимодействия с правительствами государств зачастую становятся предметом исследования общественных наук. Включение в орбиту влияния экологических организаций различных по своей структуре объединений индивидов заставляет государства искать выход из сложившихся условий неопределённости и, как правило, негативной оценки их деятельности со стороны лидеров общественного мнения. Насколько важна экологическая повестка в процессе воспитания подрастающего поколения? Какие науки и как могут помочь в исследовании одного из наиболее интересных феноменов современных наук о человеке – экологического сознания?

В «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» (2009) [1, с. 221–252] указано: «Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности являются защита основ конституционного строя Российской Федерации, основных прав и свобод человека и гражданина, охрана суверенитета Российской Федерации, её независимости и территориальной целостности, а также сохранение гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе». Именно эти (а также и другие) элементы и формируют сложную систему взглядов, идей и оценок, систему гражданской идентичности. А школьное образование, прежде всего в области истории, обществознания и права, нацелено на формирование данной системы».

Другое положение «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» [1, с. 221–252] прямо говорит о задачах в области образования и правовой системы: «Для противодействия угрозам в сфере науки, технологий и образования силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества осуществляют гражданское воспитание новых поколений в традициях престижа труда учёного и педагога, обеспечивают эффективность государственно-правового регулирования в области интеграции науки, образования и высокотехнологичной промышленности». Именно на решение в том числе данной задачи направлено наше исследование, в рамках проекта Министерства просвещения Российской Федерации: воспитание новых поколений в контексте взаимодействия науки и образования и государственно-правового регулирования. Всё это самым тесным образом связано с формированием гражданской идентичности в образовательном процессе.

На сегодняшний день изменения в демографической, политической, социальной структуре российского общества влечёт за собой изменения в таких значимых областях, как гражданская идентичность и экологическое сознание. Развитие цифрового взаимодействия, социальных сетей и социальной мобильности формирует новые вызовы и новые проблемы, которые требуют незамедлительного изучения и коррекции. Одной из таких проблем является проблема гражданской идентичности в контексте формирования экологического сознания, формирования негативного образа будущего у молодёжи, а также возрастающее негативное отношение к базовым культурным ценностям.

Экологическое сознание как научный феномен зародился в работах научных школ русского космизма и американского инвайронментализма.

Русский космизм как философская школа опирался на идею о единстве всего сущего [2, с. 8–14; 3, с. 77–84; 4, с. 3–20; 5, с. 139–145, 152–178, 243–247; 6, с. 10–21; 6, с. 1–10; 7, с. 248–321], поступательно приближаясь к постулату о единстве всего живого [5, с. 116–132, 139–145]. Разрабатывая инструментарий познания окружающей действительности в парадигме космизма, сформировалось несколько подходов к пониманию окружающей среды и отношения к ней человека. Так, академик В.И. Вернадский в своих работах сформулировал одну из ведущих на сегодняшний день концепций современного естествознания – концепцию биосферы, ведущую роль в которой играло живое вещество, изменявшее облик планеты на протяжении исторических эпох. Появление нового вида Homo sapiens – человека разумного – Вернадский называл одним из важнейших геологических событий в истории Земли, а деятельность человека – одной из мощнейших геологических сил [4, с. 4]. Согласно идеям космистов, человек является частью природы, как одна из форм существования живого вещества, и деятельность его должна рассматриваться в парадигме эволюции живого вещества на планете Земля. Ключевым постулатом космизма является учение о ноосфере – сфере разума, где, по мнению Вернадского, человеческий разум и человеческая мысль станет движущей силой преобразований на планете, через осознание единства всего живого человек создаст равновесное сосуществование с природой [4, с. 4–6].

Американский инвайронментализм формировался как социальная и философская традиция перехода от интенсивного к экстенсивному освоению окружающей среды, в условиях обеднения почв и осознания необходимости бережного отношения к природе как к дому для всех [9, с. 248–321; 10, с. 138–152; 11, с. 318–347, 12, с. 17–46; 13, с. 207–210; 14, с. 99–120]. Разделившись на несколько течений, охвативших обывателей и неравнодушных граждан, политиков, а также академические научные круги, инвайронментализм создал богатую теоретическую, методологическую, правовую базу, став одним из доминирующих научных и социально-политических явлений в США [12, с. 10–14]. Человек в парадигме инвайронментализма рассматривается как нарушитель экологического равновесия, что, в свою очередь, должно быть скорректировано путём просвещения, образования и формирования экологически грамотной личности [11, с. 420–431; 13, с. 210–214; 14, с. 10–101].

Обобщая представления современной науки о феномене экологического сознания, можно констатировать, что экологическое сознание является сложной, интегративной характеристикой личности, имеющей многокомпонентную структуру [15, с. 28–31; 16, с. 5–10; 17, с. 3–126; 18, с. 731–755]. Мы в нашем исследовании выделяем четыре основных компонента экологического сознания: понятийно-знаковый, эмоционально-личностный, когнитивно-деятельностный, координационно-поведенческий. Одним из составляющих компонентов мы считаем гражданскую позицию, включающую в себя когнитивные корреляты и идеи, относящиеся к области экологической безопасности страны (региона, местности) проживания, оценку эффективности государства по отношению к соблюдению экологического благополучия населения, формирование образа будущего личности, проживающей в той или иной стране. В совокупности указанных характеристик гражданско-экологические паттерны личности находятся по большей части в зоне эмоционально-личностного и когнитивно-деятельностного компонентов экологического сознания и формируются в виде внутриличностных установок (в понимании Д.Н. Узнадзе и Ш.А. Надирашвили), когнитивных процессов, а также зависящих от них поведенческих паттернов [19, с. 46–61; 20, с. 82–91; 21, с. 145–151].

Что касается гражданской идентичности, данный феномен изучался в лоне нескольких философских и социологических традиций.

Так, впервые о гражданской идентичности как феномене осознания себя принадлежащем к какому-либо образованию, государству, страте общества заговорил Платон в своём великом труде «Государство» (360 г. до н.э.), в нем Платон разделял общество на несколько страт, а самих граждан называл принадлежащими к определённому государству (сам Платон указывал на необходимость развития городов-полисов). Предпосылкой к развитию данного учения послужил общественно-политический раскол эллинского общества, где начали распространяться новые учения и религии, в условиях чего Платон указывал на необходимость чёткого выделения границы между людьми, в том числе в принадлежности к тому или иному полису, проповедующему определённые ценности. Схожие идеи гражданства и идентичности высказывали Аристотель и Цицерон [22, с. 269–277].

Важной вехой в изучении гражданской идентичности являются достижения немецкой классической философии, в частности работы Фридриха Гегеля, в которых гражданское общество выводилось из суммы гражданских свобод и правил. Объединение индивидов в государство происходило, по словам Гегеля, на основе общего духа, некоей идеи, обретающей, по словам философа, очертания и реализуемой через человека, стремящегося стать чем-то большим. Человек, стремясь к удовлетворению этих потребностей, на определённом этапе развития осознаёт необходимость объединения в общность-государство. Именно в нём появляется новый субъект философской рефлексии – гражданское общество. Идеализм Гегеля во многом определил его близость либеральной доктрине, выводя главную потребность индивида – свободу – в ранг главной потребности, удовлетворением которой должно служить гражданское общество и государство как правовая институция. В соответствии с этим стремление индивида ассоциировать себя с государством рождает и идентичность гражданина как некий результат стремления к удовлетворению потребности в свободе на пути к достижению идеала [23, с. 231–233, 235–237, 275, 288, 308; 24, с. 66–75, 206–213].

Современный взгляд на идентичность и её эволюцию наиболее полно отражается в работах американского философа Фрэнсиса Фукуямы, утверждающего постулат о том, что идентичность, идущая в фарватере идей общегосударственного строительства и общественного сознания, является главенствующей категорией в понимании процессов социального расслоения, становления политической, социальной, виртуальной и других новых форм активности. По словам Фукуямы, общекультурные тенденции модерна в современном обществе должны были неизбежно привести к признанию за каждым человеком его непременных достоинств, в рамках установки общечеловеческой этики взаимоотношений, однако в рамках постмодернистской парадигмы современного общества происходит субъективация и обособление малых социальных групп, требующих признания и стоящих перед выработкой своей идентичности (формирование «новой этики»). В этом исследователь видит угрозу стабильности государства и общества в целом, процесс социальной атомизации и его преодоление он понимает как важнейший вызов современных общественных наук. Политика идентичности в итоге приводит к постепенному дроблению общества на составные части, вырабатывающие свою идентичность, отличную от остальных, а будучи интерсубъектным феноменом, идентичность всегда будет стремиться к признанию себя другими участниками социального взаимодействия. Данный процесс современная социология называет атомизацией общества [24, с. 149–159]. Фрэнсис Фукуяма предлагает выход из сложившегося кризиса в развитии модели общегражданской идентичности, объединения людей под общегосударственными ценностями, в том числе под ценностями государства как дома для каждого [25, с. 177–227].

Определённые государственные задачи и изыскания современных учёных о природе идентичности и необходимости выхода из кризиса атомизации общества стали основаниями для проведения нами исследования особенностей гражданской идентичности в контексте экологического сознания. Важность постановки проблемы и определение целевой группы приложения усилий по формированию гражданской идентичности достаточно высока с точки зрения понимания дальнейшего хода исследований и выработки стратегии, методики, концепции исследований в данном направлении.

С целью изучения гражданско-правового аспекта экологического сознания студентов был проведён социологический опрос с использованием анкетирования через Google Docs Forms. Согласно современным представлениям социологии, при разработке стратегии дальнейших исследований необходимо проведение пилотных опросов с использованием смешанного дизайна с выбором метода заполнения (Mixed-mode designs with choice of completion method) (в том числе онлайн-анкетирование), позволяющих в короткие сроки получить выборочную совокупность, репрезентативно и рандомно представляющую целевую группу, что позволит чётче формулировать последовательность этапов моделирования и эффективно определять необходимые методы и формы организационных мероприятий [26, с. 115–134].

Также, следуя принципам избегания семантически и эмоционально-опосредованного выбора, согласно воззрениям Ноама Хомского об универсальной грамматике и смысловому строительству речи, мы старались избегать эмоционально окрашенных слов и вопросов, таких как «Родина», «патриотизм», «любовь», «ненависть», «плохая экологическая обстановка» и других [27, с. 130–168]. Согласно Хомскому, указывая в речи или вопросах те или иные семантические конструкции, мы способны вызвать определённый отклик как в виде положительных коннотаций, так и отрицательной реакции (смещение акцента с размышления на эмоции). Также, употребляя ярко выраженные семантические конструкции, сложно предсказать, какие свойства и какое конкретное наполнение закладывает респондент в понимание вопроса и ответ [28, с. 98–111; 29, с. 216].

Анкета, состоящая из 23 вопросов, была разослана в студенческие и факультетские группы в социальной сети онлайн-кампуса Yammer. Всего в опросе приняли участие 268 респондентов. Вопросы группировались по четырём основным блокам, соответствующим компонентам экологического сознания. Понятийно-знаковый блок содержал вопросы, касающиеся элементарных экологических определений и знания основных норм международного экологического законодательства; эмоционально-личностный блок содержал вопросы, ответы на которые характеризовали личностную позицию респондента в вопросах экологической безопасности, природопользования и формирования образа будущего; когнитивно-деятельностный блок содержал вопросы, касающиеся сознательного соблюдения экологических норм, оценку действий государства и индивида в вопросах сохранения экологического благополучия; координационно-деятельностный блок вопросов содержал вопросы, отражающие паттерны, обусловливающие сознательное поведение респондента в вопросах защиты окружающей среды. Опрос содержал как закрытые, так и открытые вопросы, что позволило с большей точностью определить конкретные области, непосредственно интересующие респондентов.

Здесь мы приведём часть ответов, касающихся отношения респондентов к деятельности государства в области экологической безопасности, субъективной оценки респондентов экологической ситуации в стране и мире, и другие вопросы в совокупности, отражающие отношение индивида к экологической повестке.

В ходе опроса были получены следующие результаты:

– по профилю образования 158 респондентов (59,2%) – студенты гуманитарного профиля, 98 респондентов (36,7%) – студенты естественнонаучного профиля;

– возрастная структура: 85,1% – респонденты в возрасте от 17 до 30 лет, 13,4% от 30 до 45 лет и 1,5% от 45 до 60 лет;

– на вопрос «Как вы оцениваете экологическую обстановку на планете?» были получены следующие ответы: напряжённая – 94 респондента (35,2%), кризисная – 102 респондента (38,2%), критическая – 57 (21,3%), благоприятная – 4 респондента (1,5%), затрудняюсь ответить – 10 респондентов (3,7%);

– на вопрос «Как вы оцениваете экологическую обстановку в России?» были получены следующие ответы: напряжённая – 90 респондентов (33,6%), кризисная – 104 респондента (38,8%), критическая – 62 респондента (23,1%), благоприятная – 5 респондентов (1,9%), затрудняюсь ответить – 18 респондентов (6,7%);

– на вопрос «Как вы оцениваете экологическую обстановку в месте вашего проживания?» были получены следующие ответы: напряжённая – 148 респондентов (55,4%), кризисная – 53 респондента (19,9%), критическая – 14 респондентов (5,2%), затрудняюсь ответить – 18 респондентов (6,7%);

– на вопрос «Достаточны ли действия государства по сохранению экологического равновесия?» были получены следующие ответы: недостаточны – 234 респондента (87,3%), достаточны – 8 респондентов (3%), затрудняюсь ответить – 26 респондентов (9,7%);

– на вопрос «Сортируете ли вы мусор?» были получены следующие ответы: да – 126 респондентов (47%), нет – 142 (53%);

– на вопрос «Вы участвуете в субботниках?» были получены следующие ответы: да – 189 респондентов (70,8%), нет – 78 респондентов (29,2%);

– на вопрос «Какие, на ваш взгляд, страны наиболее экологически безопасны?» были получены следующие ответы: Страны Западной Европы – 111 респондентов (42,5%), страны Австралии и Океании – 55 респондентов (21,15), страны Восточной Европы и Россия – 29 респондентов (11,1%), другое – 66 респондентов (25,3%);

– на вопрос «Считаете ли вы, что 20 лет назад экологическая ситуация была лучше?» ответили: да – 183 респондента (68,8%), нет – 44 респондента (65,5%);

– на вопрос «Считаете ли вы, что через 20 лет экологическая ситуация ухудшится?» ответили: да – 237 респондентов (89,4%), нет – 28 респондентов (10,6%);

– на вопрос «Знаете ли вы, что такое Киотский протокол и в чём его суть?» ответили: да – 65 респондентов (24,3%), нет 202 респондента (75,7%);

– на вопрос «Какая из идей академика В.И. Вернадского оказала на вас наибольшее влияние?» получили следующие ответы: теория круговорота веществ – 55 респондентов (20,8%), теория биосферы – 48 респондентов (18,1%), теория ноосферы – 18 респондентов (6,8%), затрудняюсь ответить – 144 респондента (54,3%).

Как показали результаты опроса, респонденты рассматривают экологическую ситуацию в России, мире и месте своего проживания как общенеблагоприятную (объединяя предикаты – напряжённая, кризисная, критическая), благоприятной экологическую ситуацию видят всего более 1% респондентов. Таким образом, восприятие экологической обстановки и формирование общей оценки экологической обстановки как неблагоприятной в России и месте проживания респондентов происходит в тренде с общемировыми тенденциями.

Значительная часть респондентов не считает достаточными действия государства по сохранению экологического равновесия, что может говорить как о действительной недостаточности действий государства, так и о недостаточной просветительской работе в учебных заведениях и СМИ, в недостаточности репрезентации усилий властей разных уровней по сохранению экологического равновесия.

Вопросы, отражающие индивидуальную активность респондентов по сохранению экологического равновесия, показали в целом положительные результаты (сортируют мусор 47%, участвуют в субботниках 70,8%), что говорит о индивидуальной ответственности и понимании важности данных процедур как общедоступных и практически легко реализуемых, имеющих значительное влияние на состояние объектов окружающей природной среды.

Также отметим, что большая часть респондентов не считает Россию экологически безопасной страной (лишь 11% респондентов считают благополучной), что соотносится с результатами вопросов по достаточности действий государства и общей экологической обстановке.

Важным показателем самоидентификации индивида является образ будущего как самого индивида, так и окружающей действительности (в том числе его гражданская идентичность). По данным нашего опроса, 89,4% респондентов считают, что в течение следующих 20 лет экологическая обстановка ухудшится, что говорит о негативной оценке дальнейшего развития страны в контексте экологической безопасности, а также о формировании негативного образа будущего.

Ответы на вопросы из блока грамотности в области знания международного экологического законодательства и знаний основных научный концепций экологического взаимодействия в рамках планеты показали, что больше половины респондентов не знают, что такое Киотский протокол (одно из самых известных международных соглашений в рамках международной экологической безопасности), а также более половины респондентов затруднились в ответе на вопрос об идеях одного из крупнейших отечественных учёных-экологов В.И. Вернадского. Важным представляется, что всего лишь 6,8% респондентов выбрали ответ «ноосфера» – пожалуй, один из краеугольных камней современного естествознания, философии экологического сознания и экологического просвещения.

Полученные результаты лишь в общих чертах отражают тенденции формирования гражданско-правовых представлений респондентов в контексте экологического сознания. Однако они уже сейчас могут служить опорными точками для выстраивания дальнейшего дизайна исследований в области изучения экологического сознания, выстраивания стратегии развития образовательных программ, просветительских мероприятий, направленных на популяризацию экологии как науки и экологических принципов взаимоотношения с окружающей средой как важных в жизни индивида. В качестве важного аспекта дальнейших исследований нам видится междисциплинарность, привлечение к решению поставленных задач инструментария и методологических подходов социологии (изучение малых групп, социального обмена, социального взаимодействия), философии (разработка теоретического и понятийного тезауруса исследуемой проблемы), педагогики (разработка дидактического инструментария и методологии, выстраивание педагогического процесса с учётом полученных результатов), психологии (проведение диагностики психологических особенностей экологического сознания, гражданской идентичности) и других наук.

Резюмируя полученные в ходе исследования результаты, можно сделать вывод о необходимости непрерывного экологического образования на всех уровнях, а также экологического просвещения не только в рамках учебных курсов, программ, но и во внеурочной и внеучебной деятельности. Также важным видится продолжение исследований в области экологического сознания и его связи с гражданской идентичностью. Формирование экологического сознания и гражданской идентичности индивида, как составляющей его компонентов, направленной на сохранение экологического равновесия, ведение экологически обусловленного образа жизни, осознание важности усилий по сохранению природного богатства, закрепление базовых действий по организации быта и окружающего пространства, а также формирование позитивного образа будущего в контексте развития страны позволит в последующем воспитывать экологически грамотную личность и гражданина, ассоциирующего свою жизнь и жизнь своих близких с образом страны.

×

About the authors

Nikolai Aleksandrovich Nikitin

Samara State University of Social Sciences and Education

Author for correspondence.
Email: nikitin@sgspu.ru

researcher of Research Department

Russian Federation, Samara

References

  1. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Вестник Российской нации. 2009. № 3 (5). С. 221–252.
  2. Бердяев Н.А. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого. Париж: YMCA-press, 1952. 246 с.
  3. Бердяев Н.А. Новое религиозное сознание и общественность. СПб.: Издание М.В. Пирожкова, 1907. 233 с.
  4. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление / отв. ред. А.Л. Яншин. М.: Наука, 1991. 271 с.
  5. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Айрис-пресс, 2012. 576 с.
  6. Циолковский К.Э. Общественная организация человечества (Вычисления и таблицы). Калуга, 1928. 32 с.
  7. Циолковский К.Э. Воля вселенной: Неизвестные разумные силы… Калуга, 1928 (Гостип. КГСНХ). 23 с.
  8. Циолковский К.Э. Космическая философия. Живая Вселенная. М.: Академический проект, 2017. 640 с.
  9. Dewey J. Human nature // The encyclopedia of the social sciences. Vol. 7. New York, 1937. 1487 p.
  10. Dewey J. Reconstruction in philosophy. New York: Henry Holt & Co, 1936. 224 p.
  11. Dewey J. Creative intelligence in the pragmatic attitude. New York: Octagon Books, 1970. 467 p.
  12. Commoner В. The closing circle: Nature, man and technology. New York: Alfred A. Knopf, 1971. 326 p.
  13. Leopold A. A sand county almanach and sketches here and there. Vol. XIII. New York: Oxford Univ. Press, 1949. 226 p.
  14. Molin M. Aldo Leopold and the moral community // Environmental Ethics. 1986. Vol. 8, № 2. P. 99–120.
  15. Гришин А.В., Рыжов В.В. Экологическое сознание и развитие нравственно-психологических свойств личности // Вестник университета (Государственный университет управления). 2009. № 16. С. 28–31.
  16. Дерябо С.Д. Экологическая психология: диагностика экологического сознания. М.: Московский психолого-социальный институт, 1999. 310 с.
  17. Панов В.И., Мдивани М.О., Хисамбеев Ш.Р., Лидская Л.В. Экологическое сознание: теория, методология, диагностика // Психологическая диагностика. 2012. № 1. С. 3–126.
  18. Sánchez M.J., Lafuente R. Defining and measuring environmental consciousness // Revista Internacional de Sociología. 2010. Vol. 68, № 3. P. 731–755.
  19. Хоманс Дж. Возвращение к человеку // Американская социологическая мысль: тексты / под ред. В.И. Добренькова. М., 1994. С. 46–61.
  20. Хоманс Дж. Социальное поведение как обмен // Современная зарубежная социальная психология. М.: Издательство Московского университета, 1984. С. 82–91.
  21. Blau P. Social Exchange // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 7. N.Y.: Macmillan. 1968. P. 453.
  22. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., 1981. 374 с.
  23. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. 524 с.
  24. Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М.: AdMarginem, 1995. 222 с.
  25. Фрэнсис Фукуяма. Идентичность: стремление к признанию и политика неприятия. М.: Альпина Паблишер, 2019. 257 с.
  26. Мавлетова А.М. Социологические опросы в сети Интернет: возможности построения типологии // Социология: методология, методы, математическое моделирование. 2010. № 31. С. 115–134.
  27. McGilvray J. Chomsky: language, mind, politics. Cambridge: Polity Press. 2014. 262 p.
  28. Chomsky N. Language and Problems of Knowledge. The Managua Lectures. New York: The MIT Press, 1988. 205 p.
  29. Chomsky N. Essays on Form and Interpretation. New York: North-Holland, 1977. 418 p.

Copyright (c) 2021 Nikitin N.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies