Samara banner as a cultural code

Cover Page

Cite item

Abstract

The paper deals with the phenomenon of the Samara banner as a cultural code. It is emphasized that the period of the second half of the 19th – early 20th centuries is increasingly considered by researchers as a source of elements transmitted and perceived as modern cultural codes. Epistemological, psychological, sociological and information-communication approaches to understanding cultural codes are presented, with the help of which ideas about the unity, cohesion of society are formed and the social uncertainty of modernity is reduced. The period of the Russian-Turkish war is characterized as a period of the cultural code formation associated with the activation of national self-identification, growth of patriotism, formation of civil consciousness and civil society. The process of formation and consolidation of the cultural code inherent in the modern inhabitant of the Samara province, which was influenced by notable socio-political, cultural and religious events of both the past and the present, is analyzed. Dynamics is noted in assessing the role of the Samara Banner phenomenon for various periods of Russian history. The authors give an example of systemic involvement of the younger generation of the Samara Region residents in the history of their native land, through acquaintance with the history of the Samara banner, presented in the textbooks «Stories on the history of the Samara Region» and «History of the Samara Region».

Full Text

Современное российское общественное мнение базируется на разнообразных политических и идеологических концепциях, для которых характерно признание преемственности государственных и социально-политических институтов Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. Основываясь на этом, феномен Самарского знамени как культурного кода в значительной степени отвечает стремлению социума поддержать это институциональное и идеологическое единство.

Актуализация культурных кодов осуществляется в условиях необходимости идентификации, понимания значимости социального явления, оценки, выявления смысла, выбора варианта поведения и проявляется через социальные институты, а также имеющиеся идеалы или ценности. Лежащие в основании культурных кодов прецедентные феномены, по утверждению А.М. Клименковой, выполняют роль эталона культуры, функционируют как свернутая метафора и выступают как символ какого-либо феномена или ситуации [1, с. 8].

Изучение и анализ составных элементов феномена культурного кода, к которым можно отнести специфические социальные отношения и движения, мировоззрение, ценности, быт, нравы, привычки, традиции и т.д., по мнению А.В. Жукоцкой, будут наиболее эффективны при использовании компаративистского подхода, который предполагает корректное использование идей и методов, заимствованных из истории, социологии, лингвистики, философии, политических наук и других форм знания [2, с. 163].

Подчеркнем, что период второй половины XIX – начала XX века все чаще рассматривается исследователями в качестве источника элементов, транслируемых и воспринимаемых в качестве современных культурных кодов.

Целесообразным видится представление нескольких методологических подходов к рассмотрению и пониманию такого явления, как культурный код. Во-первых, эпистемологический подход, понимающий культурный код как сумму гуманитарных знаний субъекта, обеспечивающую его тождественность мировосприятию социальной группы (этнос, нация, социальное сообщество и т.д.), к которой он принадлежит. Во-вторых, психологический, в основе которого – набор образов и общественных стереотипов на уровне общественного бессознательного, кодирующих поведение (в том числе и на этническом уровне). В-третьих, социологический – анализирующий культурные коды через призму специфических социальных практик, определений, оценок, идентификаций, выбора действий, с которыми в целом согласны все носители данного культурного кода. И наконец, информационно-коммуникационный – рассматривающий культурные коды как передачу информации о социокультурной идентичности (принадлежности индивида, объекта или явления к определенной культуре), закодированной в форме коммуникационных знаков (воспринимаемых образов).

Таким образом, на сегодняшний день в гуманитаристике существует много трактовок и определений понятия «культурный код», каждое из которых в той или иной степени соответствует выбранной методологии какого-либо исследования – социологического, философского или культурологического. В качестве примера можно привести определение К. Рапая: «Культурный код – это бессознательный смысл той или иной вещи или явления, будь то машина, еда, отношения, даже страна в контексте культуры, в которой мы воспитаны» [3, с. 13]. Культурные коды, как продукт постнеклассического осмысления мира, социальных явлений, ориентирующиеся и сформировавшиеся под воздействием коллективного бессознательного, могут использоваться для формирования представлений о единстве и сплоченности общества как своеобразного недостижимого идеала, с помощью которого преодолевается или, по крайней мере, снижается социальная неопределенность современности.

Используемая методологическая база дает возможность проследить процесс формирования и закрепления культурного кода, присущего современному жителю Самарской губернии, на который воздействовали заметные общественно-политические, культурные и религиозные события как прошлого, так и настоящего.

Для наших современников флаги и знамена представляются чаще всего в качестве необходимых атрибутов военной организации или символов военной доблести прошлых поколений. Иногда знамена сохраняются как исторические артефакты, нечто архаичное, древнее и привлекающее внимание только ученых-историков. Но глубокие исторические корни рассматриваемого феномена Самарского знамени находили подкрепление и развитие в советский период отечественной истории, а также в новейшее время.

Таким образом, актуальность и новизна подхода заключается в рассмотрении феномена Самарского знамени как символа социального движения, которое, с одной стороны, было направлено на изменение положения южного славянства через поднятие боевого духа русских и болгарских ополченцев, а с другой – развивалось в рамках неформальных, «не имеющих институализированного и формализованного характера систем» [4, с. 163], и, по сути, было направлено на организационные и структурные изменения в механизме достижения внешнеполитических целей Российской империи и задач страны в условиях нового, на тот исторический момент, мирового порядка.

Анализируемое социальное движение сформировалось и реализовывалось в условиях становления индустриального общества, и, при общей характеристике его как традиционного, оно обладало рядом признаков, которыми определяются социальные движения нового типа, а именно: рекрутирование своих сторонников из всех естественных подразделений общества – классовых, сословных, профессиональных, «приобретая универсальный характер» [4, с. 170]. В движении «Самарское знамя» общей идеей объединились люди самого разного социального статуса.

Общественно-политические процессы в Самарской губернии в 70-х гг. XIX века оказали существенное влияние на формирование рассматриваемого культурного кода. Вызванная событиями на Балканском полуострове русско-турецкая война всколыхнула всю Россию, не остались безучастными и практически все социальные слои Самарской губернии, которые оказались вовлечены в это общественное движение. Ю.П. Аншаков отмечает: «Русское общество всегда со вниманием и сочувствием относилось к борьбе балканских христиан за свое освобождение, в русском народе это сочувствие и помощь были совершенно бескорыстны и далеки от политических расчетов правящих кругов» [5, с. 25].

Одной из наиболее распространенных форм участия простого народа в помощи братьям-христианам становятся сборы пожертвований среди населения в людных местах среди горожан и особенно крестьян, основного населения России. По всей России начался сбор средств для оказания помощи братьям-славянам на Балканском полуострове. Помощь собиралась и в Самарской губернии, и в самом городе Самара. Важно отметить, что, по мнению Ю.П. Аншакова, «поволжское население было первым в России, которое откликнулось на призыв оказать помощь «единоверным братьям» [5, с. 26]. «5 июля 1876 г. Самарская Городская Дума собралась на специальное заседание, на котором был избран комитет для оказания помощи балканским славянам. В протоколе заседания записано, что «в обществе высказывается сердечная потребность не остаться равнодушными зрителями начавшейся сейчас на Балканском полуострове борьбы славян с турками, люди хотели оказать возможную помощь страдающим братьям по вере и крови путем предоставления денег и материалов для помощи их больным и раненым» [6, с. 73].

Собранные пожертвования направлялись в том числе и на санитарные нужды. Лечению и восстановлению раненных на полях сражений уделялось пристальное внимание. Примером тому стало устройство супругами Алабиными в своем доме в центре Самары госпиталя на 80 коек для больных и раненых солдат, прибывающих в Самару с Балканского театра военных действий.

Необходимо подчеркнуть, что участие губернской и городской элиты в помощи христианским народам в их борьбе не ограничивалось организацией денежных сборов или гуманитарными акциями. П.В. Алабин был сопричастен борьбе балканских славян и через трех сыновей, воевавших на балканских фронтах, один из которых – Василий – погиб, а Андрей был ранен при Плевне.

Наибольшую известность и огромное символическое значение не только в Самарской губернии, но и по всей России приобрело создание и передача болгарским воинам и русским ополченцам Самарского знамени. П.С. Кабытов пишет: «В 1876–77 гг. Алабин предпринял ряд акций по организации материальной помощи и морально-политической поддержки болгарскому народу, боровшемуся за свержение турецкого ига. По его инициативе Самарская Городская Дума приняла решение о создании знамени для болгарских ополченцев. В создании Самарского знамени принимала участие и жена Алабина – Варвара Васильевна. Знамя было вышито золотыми нитями ею и монахинями Иверского женского монастыря» [7, с. 6].

Патриотическое движение людей самого различного положения, поддержанное представителями власти – Городской думой, имело не только серьезный религиозный – искусное художественное шитье образа Богоматери, но и культурный контекст – изображение Кирилла и Мефодия на другой стороне знамени как символов единения славянства через письменность. «Русский народ одушевлялся гуманными идеями, идеями религиозной и этнической близости, историческими традициями единства и дружбы. В этом сложном и многогранном процессе значительная роль принадлежала Русской Православной Церкви» [5, с. 25].

Но не только само Самарское знамя становится патриотическим символом, но и его путь на поля военных действий демонстрирует неформальность этого общественного движения.

Наиболее яркими примерами массовой поддержки стали многочисленные торжественные молебны при отправке партий волонтеров и добровольцев, а также проводы П.В. Алабина и городского головы Е.Т. Кожевникова с Самарским знаменем. «20 апреля 1877 года, в полдень, под звон колоколов и при огромном стечении самарского люда от пристани отошел пароход "Вестник" с двумя именитыми делегатами, подарками от горожан и знаменем на борту» [8].

Представители власти в лице членов правящей династии (Вел. Кн. Николай Николаевич), лидеры общественного мнения (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, И.С. Аксаков, И.С. Тургенев), общественные организации (Славянское Благотворительное Общество, Общество Красного Креста, Славянские комитеты), сильнейшая религиозная поддержка православного духовенства в Самаре и Москве – вот тот неполный перечень социальных групп, которые сопереживали и содействовали важному начинанию самарцев.

Огромное для того времени информационное и просветительское значение имело выставление знамени на несколько дней в Кремле для показа москвичам и для благословения. «Помещенное в Чудовом монастыре поверх мощей святого Алексия – покровителя Самары, оно стало предметом внимания народа, императорского семейства и самого императора Александра II» [6, с. 73].

Знамя символически, информационно и практически объединяло акции и движения многочисленных губерний Российской империи в помощь болгарскому народу. «До Москвы знамя проследовало через Симбирскую, Пензенскую, Тамбовскую и Рязанскую губернии, а после чего Московскую, Тульскую, Орловскую, Курскую губернии, всю Украину» [6, с. 73]. Помимо этого церемония освящения, прикрепления к древку и вручения Самарского знамени были широко освещены в центральных и местных периодических изданиях: в петербургском «Правительственном вестнике», «Самарских епархиальных ведомостях», «Самарских губернских ведомостях», «Одесском вестнике», в некоторых иностранных газетах.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в 70-е годы XIX века в результате широкого общественного движения был сформирован один из важных элементов культурного кода жителя Самарской губернии – «Самарское знамя», ставшее не только символом освобождения и воинской доблести болгарского народа, но и важным социокультурным феноменом, объединившим граждан Самары.

XX век становится периодом, когда формирование культурного кода Самарского знамени получает дополнительные импульсы. Даже факт участия Болгарии во Второй мировой войне на стороне Германии не стер из исторической памяти героические страницы российско-болгарской дружбы. При этом отдельного внимания историков заслуживает личность Полномочного посланника и министра Болгарии в СССР Ивана Стаменова, который два года, с середины октября 1941 до августа 1943 г., провел в г. Куйбышеве.

В конце 1950-х годов в нашей стране активизировались советско-болгарские отношения: появились Общества советско-болгарской дружбы, Самара стала побратимом болгарского города Стара-Загора. Был сформирован план по расширению и укреплению связей между трудящимися Куйбышевской области и Стара-Загорского округа Народной Республики Болгария. Поэтому, когда в Куйбышеве в 60-х годах началось активное строительство, обратились к истории Самарского знамени, которое получило боевое крещение именно под этим городом, учли историческую связь народов и в память об этой дружбе 28 октября 1965 года назвали улицу в новом районе – Стара-Загора. Массовое строительство 6-го микрорайона как раз пришлось на 100-летний юбилей победы в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов. Именно в честь этих памятных событий на строящейся улице появляются символические культурные объекты, так хорошо знакомые теперь каждому самарцу: реплика Памятника свободы с перевала Шипка, магазины «Младость», «Мартеница» и «Сладкиши», кинотеатр «Шипка»; фасады домов украшены мозаичными панно, которые в стиле соцреализма рассказывают о русско-болгарской дружбе.

Спустя немногим больше века со дня торжественного освящения и начала пути в Плоешти, в 1981 году, точная копия Самарского знамени была подарена болгарами городу Куйбышеву, она заняла важное место не только в экспозиции Музея истории войск Приволжского военного округа, но и в сознании жителей города как состоявшееся символическое возвращение реликвии, связавшее поколения.

Характеризуя современный период в развитии культурного кода «Самарское знамя» хочется подчеркнуть следующее. С одной стороны, он базируется на артефактах, многочисленных воспоминаниях и документах, ставших уже базовыми для локальной культуры города и воспринимаемых на уровне смыслов, значений и символов. Примером такого подхода может выступать флаг Самарской области: за основание его взята расцветка Самарского знамени, что подтверждает общественно-исторический статус Самарской губернии, с которым она однажды вошла в мировую историю и с которым вступила в XXI век.

С другой стороны, культурный код жителя города подвергается постоянным динамическим изменениям, наслоениям и дополнениям. Актуализация чувства гордости самарцев за столь славное прошлое своих земляков, оставивших заметный след не только в истории Российской империи, но и в крупнейших геополитических процессах XIX века, становится основой патриотического воспитания подрастающего поколения.

Примером системного приобщения юных жителей Самарского края к истории родного края и знакомством с историей Самарского знамени стали учебные пособия для общеобразовательных организаций Самарской области: «Рассказы по истории Самарского края» и «История Самарского края».

В первом учебнике, ориентированном на младших школьников, в увлекательной и доступной форме рассказывается о значимых исторических событиях, когда-либо происходивших на территории Самарской области. Ученики знакомятся с выдающимися историческими личностями – воинами, администраторами, учеными, деятелями культуры, среди которых, в частности, Городской голова Самары П.В. Алабин. Для учеников начальной школы Самарское знамя, в создании которого П.В. Алабин сыграл главную роль, представлено как символ братского союза русского и болгарского народов. На страницах пособия представлено изображение знамени и краткая история его создания [9, с. 78–79].

Более подробно с историей Самарского знамени, на основе комплексного культурологического подхода к преподаванию истории, старшеклассники Самарской области знакомятся в третьем параграфе учебного пособия «История Самарского края», который полностью посвящен этой теме. Представленные фактические данные, архивные материалы и иллюстрации позволяют учащимся сформировать целостное представление об освободительной борьбе балканских народов в 70-х годах XIX века и о той роли, которую сыграл в ней Самарский край. Отдельные разделы посвящены истории создания Самарского знамени, вручению, боевому пути и его дальнейшей судьбе. Контрольные вопросы и задания, а также словарь терминов по изучаемой теме позволяют обобщить и закрепить у школьников полученные знания [10, с. 18–24].

Вышесказанное свидетельствует о том, что в процессе школьного образования в Самарской области формируется не только целостное представление об истории Самарского края как части истории России и мира, но и закладываются элементы самарского культурного кода.

На наш взгляд, важно отметить, что рассматриваемые в рамках школьной программы социально-политические отношения получили новый импульс и дальнейшее развитие благодаря переходу на уровень научно-практического осмысления. С начала 2017 года в Самаре при поддержке Правительства Самарской области реализуется Международный патриотический проект «Самарское знамя», который объединяет в себе цикл мероприятий, приуроченных к 140-летию исторических событий, связанных с освобождением балканских народов от 500-летнего османского ига.

Ежегодными мероприятиями проекта стали: научно-практическая конференция «Уроки истории Самарского знамени», «Славянские чтения», выставки, экскурсионные программы, интерактивные площадки, круглые столы и видеоконференции, в ходе которых школьники, студенты, аспиранты, представители военно-исторических клубов, научные и общественные деятели России и Болгарии представляют свои научные, доклады, фильмы, книги, делятся опытом установления дружеских и культурных связей. Местом проведения проекта «Самарское знамя» становятся знаковые для самарцев места – старейший парк города «Струковский сад» и современнейший мультимедийный музейный комплекс Исторический парк «Россия – моя история». Спикерами и почетными гостями мероприятий проекта были Губернатор Самарской области Д.И. Азаров, Помощник Президента РФ, Председатель Российского военно-исторического общества В.Р. Мединский, заместитель председателя Правительства Самарской области А.Б. Фетисов, драматург, писатель, сценарист А.А. Солоницын, д-р ист. наук, проф. А.И. Репинецкий, д-р ист. наук, проф. Ю.П. Аншаков и многие другие. С приветственными словами выступали руководители общественных и патриотических объединений Республики Болгария.

Реализация проекта позволяет обеспечить широкое распространение информации об истории Самарского знамени как символе единства русского и болгарского народов, способствует изменению в позитивную сторону отношения к родному городу, региону, стране в целом.

Таким образом, анализируя роль Самарского знамени в современном социокультурном пространстве, можно констатировать, что учрежденный в 2014 году по поручению губернатора Самарской области День Самарского знамени, отмечаемый 18 марта, стал не просто проходной, формальной датой. Этот день воспринимается жителями Самарского края как один из самых значимых и важных.

Заметим, что существовала определенная динамика в оценке роли феномена Самарского знамени для различных эпох и поколений, выражавшаяся в тенденции ослабления или усиления культурного кода в результате различных социально-политических и социально-культурных процессов. Период Русско-турецкой войны можно характеризовать как период формирования культурного кода, связанного с активизацией национальной самоидентификации, ростом патриотизма, формированием гражданского самосознания и гражданского общества. В советский и современный периоды российской истории продолжалось обеспечение функционирования и жизнеспособности культуры, выступавшей гарантом существования и сохранения ее национальной специфики, самосознания и национально-культурной идентичности. При этом важно учитывать мнение А.В. Жукоцкой, которая считает, что «мы расшифровываем информацию, заложенную в символах, исходя не из господствующего тогда мировоззрения, а из современной «системы координат», из стиля мышления, который господствует сегодня» [2, с. 168].

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что в результате широкого социального движения в последней четверти XIX века сформировался особый культурный код «Самарское знамя», который стал отличительной чертой сознания жителя Самарской губернии, закрепился в массовом сознании в советский период и актуален в настоящем.

×

About the authors

Vladimir Viktorovich Vasiliev

Samara Branch of Moscow City University

Email: vasilev-429@mgpu.ru

candidate of historical sciences, associate professor of History, International Law and Foreign

Russian Federation, Samara

Galina Efimovna Kozlovskaya

Samara Branch of Moscow City University

Author for correspondence.
Email: kozlovskayage@mgpu.ru

doctor of historical sciences, professor of History, International Law and Foreign

Russian Federation, Samara

References

  1. Клименкова А.M. Культурные коды как факторы формирования ценностных ориентаций // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2013. № 2. С. 5–12.
  2. Жукоцкая А.В. Концепт «советскости» в пространстве мифологии и идеологии // Проблемы распада и наследия СССР в современном публичном пространстве: сб. науч. ст. всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, Москва, 19 апреля 2021 года. М.: Книгодел, 2021. С. 161–169.
  3. Рапай К. Культурный код. Как мы живем, что мы покупаем и почему. М., 2019. 234 с.
  4. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / пер. с польск. С.М. Червонной. М.: Логос, 2005. 664 с.
  5. Аншаков Ю.П., Шепелева А.Ю., Толкачев М.В. Русская православная церковь в освободительной борьбе южных славян в 1875–1878 гг. (на материалах Поволжья) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Исторические науки. 2021. Т. 3, № 3 (11). С. 25–33. doi: 10.37313/2658-4816-2021-3-3-25-33.
  6. Ценов Й. Знамя и губернатор. Самарское знамя и Петр Владимирович Алабин // Самарский край в истории России: мат-лы межрегион. науч. конф., посв. 180-летию со дня рожд. П.В. Алабина, Самара, 16–17 сентября 2004 года. Самара: Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, 2004. С. 69–132.
  7. Кабытов П.С. Легендарный самарец Петр Владимирович Алабин. Куйбышев: Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, Куйбышевское областное отделение, 1990. 58 с.
  8. Белодубровский Е.Б. Самарское знамя [Электронный ресурс] // Федеральный информационно-аналитический журнал «Сенатор». https://senat.org/samarskoe-znamya.html.
  9. Московский О.В., Козловская Г.Е., Ремезова Л.А. Рассказы по истории Самарского края. Начальное общее образование: учеб. пособие для общеобразоват. организаций. М.: Просвещение, 2019. 124 с.
  10. История Самарского края. Основное общее образование: учеб. пособие для общеобразоват. организаций. В 2 ч., ч. 2 / А.И. Репинецкий, А.В. Захарченко, Г.Е. Козловская, Л.А. Ремезова. М.: Просвещение, 2019. 191 с.

Copyright (c) 2021 Vasiliev V.V., Kozlovskaya G.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies