The current state of the natural monument «Kalinovsky Elnik» (Chelno-Vershinsky District of the Samara Region)

Cover Page

Cite item

Abstract

On the territory of the natural monument «Kalinovsky Elnik» (Chelno-Vershinsky District of the Samara Region) almost all old-growth common spruces died in 2013 and belong to the category of old dead wood, there are isolated individuals belonging to the old windbreak, only 2–3 common spruce remained alive, a shrub layer from Lonicera xylosteum L., Padus avium Mill. is developed, in some places generative representatives of deciduous species – Acer platanoides L. and Tilia cordata Mill. are found to stand separately. Common spruce self-seeding is also found in the ecotone from the spruce forest to the meadow community. On the territory of this natural monument there is Norway-maple-linden community with Aegopodium podagraria, Betula pendula Roth, Pinus sylvestris L., Quercus robur L., Populus tremula L., in which at least 22 species of vascular herbaceous plants live, including Pleurospermum uralense Hoffm. from the Red Book of the Samara Region, 49 lichen species, including 3 new species for the Samara Region (Chaenotheca chrysocephala (Ach.) Th. Fr., Cresponea chloroconia (Tuck.) Egea et Torrente, Melanohalea septentrionalis (Lynge) Essl.). This community can be classified as a «biologically valuable» forest landscape. On this basis it is recommended to preserve the status of a protected area for this territory and to make appropriate amendments to the botanical description of this natural monument.

Full Text

На территории Самарской области 211 памятников природы регионального значения (ООПТ) [1]. Изученность их неравномерна. Так, в материалах государственного кадастра памятников природы [2] сильно разнятся данные по охраняемым видам биоты на разных ООПТ: в памятнике природы «Берёзовый овраг» приводятся сведения об охраняемых сосудистых растениях, лишайниках и животных, по другим памятникам – представлены лишь наиболее распространённые в Самарской области охраняемые виды (прострел раскрытый, адонис волжский, ковыль перистый и некоторые другие). На наш взгляд, отчасти это связано с доступностью ряда мест для изучения, так как далеко не ко всем ООПТ проходит развитая дорожная сеть и к некоторым из них можно добраться лишь пешим ходом.

Большая территория Самарской области, находящаяся в степной зоне, антропогенно преобразована – коэффициент трансформации природных ландшафтов 2–3 [3, с. 71], а в лесостепной зоне 0,8–2,2. Исходя из этого, можно предположить на севере Самарской области, граничащей с республикой Татарстан, нахождение интересных с экологической точки зрения видов биоты. Данная территория располагается на западных отрогах Бугульмино-Белебеевской возвышенности, в провинции Высокого Заволжья, рельеф равнинно-холмистый с глубокими и широкими долинами, создающими водораздельные плато. Лесостепная провинция Высокого Заволжья включает округ лесостепных районов Бугульминского плато со значительной облесённостью верхнего плато и значительной сельскохозяйственной освоенностью остепнённого нижнего плато. Почвы чернозёмные оподзоленные [3, с. 15, 26, 27; 4, с. 27].

Среди зарегистрированных ООПТ регионального значения Самарской области есть участок старовозрастного елового леса, где особенно интересно проводить лихенологические исследования в связи с выраженной субстратной приуроченностью лишайников [5, с. 198] – «Калиновский ельник», общей площадью 34,88 га [2, с. 305].

Целью данной работы является изучение лишайников и сосудистых растений памятника природы регионального значения «Калиновский ельник».

Район исследования

Памятник природы регионального значения «Калиновский ельник» оформлен как ООПТ 19.04.1983 г. [2, с. 305] и представляет собой искусственное насаждение ели европейской столетнего возраста с единичными деревьями берёзы повислой, липы мелколистной и осины на холмистом склоне водораздела с чернозёмными суглинистыми почвами. В разреженном подлеске – лещина и бересклет. Ельник окружён редкими соснами. В травостое доминируют сныть обыкновенная, орляк, подмаренник душистый, таволга иволистная [2, с. 305]. По данным 1995 года Т.И. Плаксиной [6, с. 59; 7, с. 125], указывается, что ели имеют хорошее жизненное состояние, их высота достигает 20–25 м, ветки опускаются до самой земли, непосредственно в посадках ели темно и почти нет травянистых растений, только кое-где встречается Orthilia secunda (L.) House.

Методы исследования

Для выявления видового состава лишайников и сосудистых растений ООПТ «Калиновский ельник» нами был спланирован маршрут полевых исследований в 27 квартал Тархановского участкового лесничества на основе картографического материала и литературных данных с 4 по 6 мая 2021 года. Были обследованы места обитания лишайников на всех выявленных субстратах, описаны основные растительные сообщества и их видовой состав общепринятыми методами [8]. Для местообитаний обнаруженных особо важных видов растений были определены географические координаты спутниковым навигатором «Garwin Etrex» с точностью до 5–7 м. Полевые сборы лишайников обрабатывали основными микроскопическими методами [9] с использованием стереоскопического микроскопа «Микромед MC-2-ZOOM вар. 2CR» и микроскопа «Микмед-6 вар. 7» и определительных ключей [5; 10–17]. Номенклатура таксонов дана по T.L. Esslinger [18]. Синонимику лишайников уточняли по следующим источникам [19; 20]. Для диагностики лишайников применяли традиционные химические реактивы и метод тонкослойной хроматографии [21].

Видовую принадлежность сосудистых растений определяли по П.Ф. Маевскому [22]. Синонимику видов уточняли по Catalogue of life [23].

Результаты и их обсуждение

Описание растительности изучаемого нами памятника природы можно найти лишь в двух литературных источниках [2, с. 305; 6, с. 59], но детального его описания нет. И.В. Казанцев и С.В. Саксонов заключили, что даже по имеющимся данным рассматриваемый нами памятник природы имеет высокую антропотолерантность, слабую трансформированность и хороший восстановительный потенциал [24, с. 50]. Отметим, что на сегодняшний день есть подробное описание лишь искусственного ельника, а описания остальной территории в пределах ООПТ – нет.

Обследовав всю территорию памятника природы, мы, к сожалению, зафиксировали, что почти все старовозрастные ели погибли и относятся к категории старого сухостоя (живая хвоя отсутствует; кора и мелкие веточки осыпались почти полностью), единично встречаются особи, относящиеся к старому бурелому (живая хвоя отсутствует, кора и мелкие веточки осыпались полностью, ствол повален [25], без признаков живой коры и вторичной кроны ниже места слома (рис. 1). Живыми остались лишь 2–3 особи. Однако нами были замечены очаги самосева ели европейской в экотоне от ельника к луговому сообществу (опушке) (рис. 2), что даёт надежду на сохранение сложившегося за длительный период существования ельника видового разнообразия сопутствующих данному сообществу бореальных видов биоты.

 

Рисунок 1 – Современное состояние ельника в памятнике природы «Калиновский ельник»: А – категория древостоя «старый сухостой»; Б – категория древостоя «старый бурелом»

 

Рисунок 2 – Самосев ели европейской в памятнике природы «Калиновский ельник»

 

Анализируя архивные космоснимки данной территории с помощью сервиса Google Earth Engine, можно заключить, что данный ельник погиб в 2013 году, предположительно – не выдержав засухи 2010 года.

На территории, когда-то занятой еловыми посадками, в настоящее время местами поваленные стволы ели, местами они ещё стоят, развит кустарниковый ярус из Lonicera xylosteum L., Padus avium Mill., местами встречаются отдельно стоящие генеративные представители лиственных пород – Acer platanoides L. и Tilia cordata Mill.

На остальной территории памятника природы «Калиновский ельник» преобладает остролистно-кленово-липово-снытевое насаждение с примесью Betula pendula Roth, Pinus sylvestris L., Quercus robur L., Populus tremula L.

Липа относится к числу древесных пород, способных активно выполнять эдификаторные функции. Влияние на среду в первую очередь осуществляется посредством перехвата значительного количества света. Большое влияние на световой режим ценоза липа оказывает и в тех случаях, когда она входит в качестве примеси в состав первого яруса или формирует второй ярус. Липа успешно сосуществует со многими породами: елью, сосной, дубом, осиной, берёзой, а в ряде случаев и активно замещает эти породы. Елово-липовые леса вполне устойчивы, а совместное произрастание в них пород с различными фитоценотическими и экологическими особенностями предопределяет формирование чётко выраженной парцеллярной структуры [26, с. 143, 146].

Чтобы обосновать дальнейшее сохранение охранного режима на территории с массовой гибелью одного из эдификаторных видов – ели европейской, рассмотрим разнообразие травянистых растений и лишайников.

На данной территории мы смогли выявить в весенний период обследования лишь 22 вида сосудистых растения: Aegopodium podagraria L., Anemone ranunculoides L., Asarum europaeum L., Carex pilosa Scop., Carex supina Willd. ex Wahlenb., Chelidonium majus L., Convallaria majalis L., Corydalis solida (L.) Clairv., Gagea minima (L.) Ker Gawl., Glechoma hederacea L., Hypopitys hypophegea (Wallr.) G. Don, Lathyrus vernus (L.) Bernh., Leonurus quinquelobatus Gilib., Paris quadrifolia L., Pleurospermum uralense Hoffm., Polygonatum odoratum (Mill.) Druce, Pteridium aquilinum (L.) Kuhn, Pulmonaria obscura Dumort., Rubus idaeus L., Stellaria holostea L., Urtica dioica L., Viola mirabilis L.

Стоит отметить, что в настоящее время на данной территории отсутствует раннецветущее растение, занесённое в Красную книгу Самарской области [27, с. 225] и указанное только в государственном кадастре памятников природы [2, с. 305] – Pulsatilla patens (L.) Mill. В период его массового цветения на сопредельной территории в начале мая 2021 года данное растение хорошо заметно, но здесь оно нами не было встречено. Однако мы подтверждаем произрастание на территории памятника природы вида, занесённого в Красную книгу Самарской области [27, с. 41] – Pleurospermum uralense Hoffm., указанного в литературе [2, с. 305; 6, с. 59], который в настоящее время встречается спорадически на опушке остролистно-кленово-липово-снытевого насаждения.

Данные о видовом разнообразии лишайников в литературных источниках не указаны вовсе [2, с. 305; 6, с. 59]. Проведённые нами исследования показали, что здесь обитает не менее 49 видов лишайников, освоивших не менее 8 типов субстрата (табл. 1).

 

Таблица 1 – Субстратная приуроченность лишайников памятника природы «Калиновский ельник»

Вид лишайника

Субстрат

1

2

3

4

5

6

7

8

Acrocordia gemmata (Ach.) A. Massal

 

 

+

 

 

 

 

 

Alyxoria varia (Pers.) Ertz et Tehler

 

 

+

 

 

 

 

 

Amandinea punctata (Hoffm.) Coppins et Scheid.

+

 

+

 

 

+

 

 

Anaptychia ciliaris (L.) Körber

 

 

+

 

 

 

 

 

Arthonia mediella Nyl.

 

 

+

+

 

+

 

 

Buellia distifirmis (Fr.) Mudd

 

 

+

+

 

+

 

 

Buellia schaereri De Not.

 

+

 

 

 

 

 

 

Chaenotheca chrysocephala (Ach.) Th. Fr.

 

 

 

 

 

 

+

 

Candelariella efflorescens R.C. Harris & W.R. Buck

 

 

+

 

 

+

 

 

Chaenotheca ferruginea (Turner ex Sm.) Mig.

 

 

 

 

 

 

+

 

Chaenotheca stemonea (Ach.) Müll. Arg.

 

+

 

 

+

 

+

 

Chaenotheca trichialis (Ach.) Th. Fr.

 

+

 

 

 

 

+

 

Cladonia chlorophaea (Flörke ex Sommerf.) Spreng.

 

 

+

 

+

+

 

 

Cladonia coniocraea (Flörke) Spreng.

 

 

+

 

 

 

 

 

Cladonia fimbriata (L.) Fr.

+

 

+

 

 

 

 

 

Cladonia macilenta Hoffm.

+

 

 

 

+

 

 

 

Cladonia subulata (L.) F.H. Wigg.

 

 

+

 

 

 

 

 

Cresponea chloroconia (Tuck.) Egea & Torrente

 

 

+

 

 

 

 

 

Evernia prunastri (L.) Ach.

 

 

+

 

 

 

 

 

Eopyrenula leucoplaca (Wallr.) R.C. Harris

+

 

+

+

 

+

 

 

Evernia mesomorpha Nyl.

 

 

 

 

 

 

+

 

Hypocenomyce scalaris (Ach. ex Lilj.) M. Choisy

 

 

 

 

 

 

+

 

Hypogymnia physodes (L.) Nyl.

 

 

+

 

 

 

+

+

Lecania cyrtella (Ach.) Th. Fr.

 

 

 

+

 

 

 

 

Lecanora allophana (Ach.) Nyl.

+

 

+

 

 

 

 

 

Lecanora carpinea (L.) Vainio

+

 

 

 

 

 

 

 

Lecanora saligna (Schrad.) Zahlbr.

 

 

+

 

 

 

+

 

Lecanora symmicta (Ach.) Ach.

 

 

+

 

+

 

 

 

Melanelixia subargentifera (Nyl.) Essl.

 

 

+

 

 

+

 

 

Melanelixia subaurifera (Nyl.) Essl.

+

 

+

 

 

 

 

 

Melanohalea septentrionalis (Lynge) Essl.

 

 

 

 

 

 

+

 

Micarea denigrata (Fr.) Hedl.

 

 

+

 

 

 

 

 

Mycocalicium subtile (Pers.) Szatala

 

 

 

 

 

 

 

+

Parmelia sulcata Taylor

+

 

+

+

+

+

+

+

Parmelina tiliacea (Hoffm.) Hale

 

 

+

 

 

 

 

 

Phaeophyscia orbicularis (Neck.) Moberg

 

 

+

+

 

 

 

 

Phlyctis argena (Ach.) Flotow

 

 

+

 

 

 

 

 

Physcia adscendens (Fr.) H. Olivier

+

 

+

+

+

+

 

 

Physcia stellaris (L.) Nyl.

 

 

 

 

 

 

+

 

Physconia detersa (Nyl.) Poelt

+

 

+

+

+

+

 

 

Physconia distorta (With.) J.R. Laundon

 

 

+

 

 

+

 

 

Physconia enteroxantha (Nyl.) Poelt

+

 

 

+

 

+

 

 

Physconia perisidiosa (Erichsen) Moberg

 

 

+

 

 

+

 

 

Ramalina pollinaria (Westr.) Ach.

 

 

+

 

 

+

 

 

Rinodina pyrina (Ach.) Arnold

 

 

+

 

 

 

+

 

Scoliciosporum chlorococcum (Stenh.) Vězda

 

+

 

 

 

 

+

 

Tuckermannopsis chlorophylla (Willd.) Hale

 

 

 

 

 

 

+

 

Vulpicida pinastri (Scop.) J.-E. Mattsson et M.J. Lai

 

 

+

 

 

 

 

 

Xanthoria parietina (L.) Th. Fr.

 

 

+

 

 

 

 

 

Всего: 49

11

4

33

9

7

14

14

3

Примечание. Субстраты: 1 – кора Quercus robur L.; 2 – кора Pinus sylvestris L.; 3 – кора Tilia cordata Mill.; 4 – кора Corylus avellana L.; 5 – кора Betula pendula Roth; 6 – кора Acer platanoides L.; 7 – кора Picea abies (L.) H. Karst.; 8 – гниющая древесина.

 

Видовое разнообразие лишайников убывает в ряду: кора Tilia cordata > кора Acer platanoides > кора Picea abies > кора Quercus robur > кора Corylus avellana > кора Betula pendula > кора Pinus sylvestris > гниющая древесина. Оказалось, что на коре Tilia cordata число видов лишайников в 2 раза больше, чем на коре Acer platanoides и Picea abies (33 и по 14 видов соответственно). Это связано отчасти с тем, что в изучаемом сообществе липа сердцевидная преобладает в древостое, а также с её биоэкологическими особенностями. Так, её кора характеризуется контрастностью структуры в молодом (гладкая) и более зрелом возрасте (бороздчатой), в связи с чем контрастно меняются экологические условия для лишайников [28, с. 40]. Кроме того, исходя из наличия в сообществе старовозрастных особей лип, можно предположить, что именно Tilia cordata произрастала на данной территории ещё до посадок ели и создания памятника природы.

Видовое разнообразие лихенобиоты свидетельствует о стабильности сложившегося сообщества Калиновского ельника, который можно отнести к «биологически ценному» лесному ландшафту согласно Е.Э. Мучник [29, с. 70, 71], так как здесь обитает более пяти индикаторных видов (Acrocordia gemmata, Alyxoria varia, Melanelixia subargentifera, Parmelina tiliacea, Chaenotheca chrysocephala, Chaenotheca stemonea и другие). Также большинство видов семейства Mycocaliciaceae являются обычными в старовозрастных лесах, характеризуемых «экологической непрерывностью», то есть сформировавшимся стабильным микроклиматом, наиболее характерны для первичных лесов, характеризующихся отсутствием человеческой деятельности; большинство из них также крайне чувствительны ко всякому изменению окружающей среды, обусловленному воздействием как биогенных, так и антропогенных факторов [30, с. 62, 69]. В лихенобиоте изучаемого нами памятника природы 1 вид семейства Mycocaliciaceae – Mycocalicium subtile.

На ценность данной территории указывает также нахождение здесь новых видов лишайников для Самарской области: Chaenotheca chrysocephala (Ach.) Th. Fr., Cresponea chloroconia (Tuck.) Egea et Torrente, Melanohalea septentrionalis (Lynge) Essl. Отметим их морфологические и экологические особенности.

Cresponea chloroconia (Tuck.) Egea et Torrente имеет тонкое, мучнисто-порошистое, беловато-серое слоевище. Споры 4-клеточные, 12,5 × 3 мкм. Диск апотециев чёрный, голый, только у молодых апотециев по краю с зеленоватым налётом. Апотеции многочисленные, местами скученные, прижатые к слоевищу [13]. Является индикатором старовозрастных и биологически ценных лесных ландшафтов в подзоне хвойно-широколиственных лесов [31, с. 89]. В России обнаружен на территории Чувашской республики (редкий вид, [32, с. 94]), в Республике Марий Эл, Тверской, Костромской, Московской и Брянской областей, характерен для северного полушария и северной Европы, Азии, Северной Америки. Отмечен в Таиланде. Произрастает в хвойно-широколиственных лесах, на коре дуба, липы, ели [31, с. 89; 32, с. 94; 33; 34; 35, с. 201].

Melanohalea septentrionalis (Lynge) Essl. имеет розетковидное, плотно прикреплённое к субстрату слоевище. Верхняя поверхность буровато-коричневая, блестящая, с крупными многочисленными апотециями, располагающимися как в центре, так и по краям таллома. Споры 10 × 5 мкм. Северный для России вид, отмечен в Красноярском крае, Ханты-Мансийском автономном округе – Югра и Ямало-Ненецком автономном округе, Республиках Саха, Коми и Алтай, Архангельской, Челябинской областях [36; 37, с. 447].

Chaenotheca chrysocephala (Ach.) Th. Fr. имеет ярко-жёлтый таллом, содержащий вульпиновую кислоту. Апотеции с желтоватым налётом с нижней стороны. Фотобионт требуксиоидного типа [12, p. 32]. Найден в России на территории Мурманской, Архангельской, Амурской, Сахалинской, Нижегородской, Кировской, Ленинградской, Тверской, Московской, Калужской, Брянской, Липецкой, Тамбовской, Пензенской областях, Приморском, Забайкальском, Краснодарском, Пермском, Красноярском краях, в Республиках Коми, Алтай, Башкортостан, Марий Эл, Карелия, Адыгея, Карачаево-Черкессия, Бурятия, в Ханты-Мансийском автономном округе – Югра и Ямало-Ненецком автономном округе [38].

Выводы

Насколько можно понять, ООПТ «Калиновский ельник» был организован в 1983 г. [2, с. 305] с целью сохранения искусственного ельника, что отражено даже в его названии. В настоящее время ельник как сообщество следует считать погибшим, однако на территории данного памятника природы сформировано остролистно-кленово-липово-снытевое насаждение с примесью Betula pendula Roth, Pinus sylvestris L., Quercus robur L., Populus tremula L., в котором обитает не менее 22 видов сосудистых травянистых растений, в том числе 1 занесённый в Красную книгу Самарской области вид, 49 видов лишайников, включающих 3 новых для Самарской области вида. По наличию индикаторных видов лишайников территорию памятника природы можно отнести к «биологически ценному» лесному ландшафту. На этом основании рекомендуем сохранить статус регионального ООПТ данной территории и внести в ботаническое описание данного памятника природы соответствующие поправки.

×

About the authors

Marianna Timurovna Deynega

Samara National Research University

Email: maianna2000@mail.ru

student of Biological Faculty

Russian Federation, Samara

Evgeny Sergeevich Korchikov

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: evkor@inbox.ru

candidate of biological sciences, associate professor of Ecology, Botany and Nature Protection Department

Russian Federation, Samara

References

  1. Перечень действующих ООПТ регионального и местного значения на территории Самарской области [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области. https://priroda.samregion.ru/category/ohrana_okr_sredbi/osobo_ohranyaembie_prirodnbie_territorii/perechen_deystvuyushih_oopt.
  2. Особо охраняемые природные территорий регионального значения Самарской области: материалы государственного кадастра, издание второе / cост. А.С. Паженков. Самара: Лаборатория Экотон, 2018. 377 с.
  3. Атлас земель Самарской области / под ред. Л.Н. Порошиной. Самара, 2002. 101 с.
  4. Сенатор С.А. Природное районирование Самарской области в работах различных исследователей // Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2015. Т. 24, № 1. С. 6–37.
  5. Флора лишайников России: биология, экология, разнообразие, распространение и методы изучения лишайников / под ред. М.П. Андреева, Д.Е. Гимельбранта. М.–СПб.: Тов-во научных изданий КМК, 2014. 392 с.
  6. Зеленая книга Поволжья: Охраняемые природные территории Самарской области / сост. А.С. Захаров, М.С. Горелов. Самара: Кн. изд-во, 1995. 352 с.
  7. Малиновская Е.Н., Конева Н.В. Ботаническая изученность памятников природы регионального значения Самарской области. Сокский флористический район // Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2015. Т. 24, № 1. С. 122–134.
  8. Методы изучения лесных сообществ / под ред. В.Т. Ярмишко, И.В. Лянгузовой. СПб: НИИХимии СПбГУ, 2002. 240 с.
  9. Brodo I.M., Sharnoff S.D., Sharnoff S. Lichens of North America. New Haven-London: Yale University Press, 2001. 795 p.
  10. Цуриков А.Г., Корчиков Е.С. Определитель лишайников Самарской области. Ч. 1. Листоватые, кустистые и слизистые виды. Самара: Изд-во Самарского университета, 2018. 128 с.
  11. Титов А.Н. Микокалициевые грибы (порядок Mycocalicialis) Голарктики. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. 296 с.
  12. Nordic Lichen Flora / ed. by T. Ahti [et al.]. 1999. Vol. 1. 94 p.
  13. Определитель лишайников СССР. Вып. 1. Пертузариевые, Леканоровые, Пармелиевые / сост. Е.Г. Копачевская. Л.: Наука, 1971. 412 с.
  14. Определитель лишайников СССР. Вып. 4. Веррукариевые – Пилокарповые / сост. Е.Г. Копачевская, М.Ф. Макаревич, А.Н. Окснер. Л.: Наука, 1977. 344 с.
  15. Определитель лишайников СССР. Вып. 5. Кладониевые – Акароспоровые / сост. Н.С. Голубкова, В.П. Савич, Х.Х. Трасс. Л.: Наука, 1978. 304 с.
  16. Определитель лишайников России. Вып. 7. Лецидеевые, Микареевые, Порпидиевые / сост. М.П. Андреев. СПб.: Наука, 1998. 166 с.
  17. Определитель лишайников России. Вып. 10. Agyriaceae, Anamylopsoraceae, Arthrorhaphidaceae, Brigantiaeaceae, Chrysotrichaceae, Clavariaceae, Ectolechiaceae, Gomphillaceae, Gypsoplacaceae, Lecanoraceae, Lecideaceae, Mycoblastaceae, Phlyctidaceae, Physciaceae, Pilocarpaceae, Psoraceae, Ramalinaceae, Stereocaulaceae, Vezdeaceae, Lomataceae. СПб.: Наука, 2008. Вып. 10. 515 с.
  18. Esslinger T.L. A cumulative checklist for the lichen-forming, lichenicolous and allied fungi of the continental United States and Canada. Fargo, North Dakota: North Dakota State University, 2019 [Internet] // https://www.ndsu.edu/pubweb/~esslinge/chcklst/chcklst7.htm.
  19. Список лихенофлоры России / под ред. Г.П. Урбанавичюса. СПб.: Наука, 2010. 194 с.
  20. Index Fungorum [Internet] // http://indexfungorum.org.
  21. Orange A., James P.W., White F.J. Microchemical methods for the identification of lichens. London: British Lichen Society, 2010. 101 p.
  22. Маевский П.Ф. Флора средней полосы европейской части России. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. 600 с.
  23. Catalogue of life [Internet] // https://catalogueoflife.org.
  24. Казанцев И.В., Саксонов С.В. Фитосозологический рейтинг памятников природы регионального значения Самарской области // Известия Самарского научного центра РАН. 2015. Т. 17, № 4. С. 45–54.
  25. Об утверждении Правил санитарной безопасности в лесах: постановление Правительства РФ от 09.12.2020 № 2047 [Электронный ресурс] // Портал «Гарант.ру». https://base.garant.ru/75037636.
  26. Рысин Л.П. Биологическая флора Московской области. Вып. 7. М.: Изд-во МГУ, 1983. 263 с.
  27. Красная книга Самарской области. Т. 1. Редкие виды растений и грибов / под ред. С.А. Сенатора и С.В. Саксонова. Самара: Изд-во Самарской государственной областной академии (Наяновой), 2017. 384 с.
  28. Бязров Л.Г. Динамика видового разнообразия эпифитных лихенизированных грибов Южного округа Москвы // Принципы экологии. 2013. № 1 (5). С. 33–50.
  29. Мучник Е.Э. Лишайники как индикаторы состояния лесных экосистем центра европейской России // Лесотехнический журнал. 2015. № 3 (19). С. 65–76.
  30. Титов А.Н. Микокалициевые грибы (порядок Mycocaliciales) Голарктики. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. 296 с.
  31. Цуриков A.Г. Редкие и охраняемые эпиксильные лишайники Беларуси как индикаторы биологически ценных лесных ландшафтов // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. 2021. № 2 (38). С. 86–97.
  32. Синичкин Е.А., Богданов Г.А., Димитриев А.В. Экология и распространение редких видов лишайников Чувашского Присурья // Самарский научный вестник. 2020. Т. 9, № 1 (30). С. 92–100. doi: 10.17816/snv202091115.
  33. Cresponea chloroconia (Tuck.) Egea et Torrente [Internet] // https://lichenportal.org/cnalh/taxa/index.php?tid=55807.
  34. Список лишайников, обнаруженных в Таиланде [Internet] // http://www.lichen.ru.ac.th/index.php/lichen/checklist.
  35. Урбанавичене И.Н., Урбанавичюс Г.П. Дополнения к лихенофлоре Керженского заповедника и Нижегородской области // Новости систематики низших растений. 2021. Т. 55–1. С. 195–213. doi: 10.31111/nsnr/2021551.195.
  36. Melanohalea septentrionalis (Lynge) O. Blanco, A. Crespo, Divakar, Essl., D. Hawksw. & Lumbsch. [Электронный ресурс] // ООПТ России. http://oopt.aari.ru/bio/24498.
  37. Himelbrant D.E., Efimova A.A., Khanov Z.M., Leostrin A.V., Makryi T.V., Stepanchikova I.S. New records of lichens and lichenicolous fungi. 1 // Новости систематики низших растений. 2018. Т. 52–2. С. 445–453. doi: 10.31111/nsnr/2018.52.2.445.
  38. Chaenotheca chrysocephala (Ach.) Th. Fr. [Электронный ресурс] // ООПТ России. http://www.oopt.aari.ru/bio/24077.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 - The current state of the spruce forest in the natural monument "Kalinovskiy spruce forest": A - category of forest stand "old deadwood"; B - stand category "old windfall"

Download (813KB)
2. Figure 2 - Self-sowing European spruce in the natural monument "Kalinovskiy Elnik"

Download (87KB)

Copyright (c) 2021 Deynega M.T., Korchikov E.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies