The question of the Paleolithic of Mangystau (Levallois-Achel or Mikok?)

Cover Page

Abstract


The paper presents technical and typological characteristics of stone artifacts, which were collected on the III above-floodplain terrace of the Shakhpakatasai valley on the northern coast of the Mangystau peninsula, south of Sarytash Bay, in the area of the underground mosque – Shakpakata. It was these artifacts that served as the basis for A.G. Medoev’s identification of Levallois-Achel cultures 1 and 2. These concepts are widely used in generalizing works on the Paleolithic of Kazakhstan, although the materials remained unprocessed and unpublished due to the untimely death of the researcher. In 2018–2020 the authors conducted field and office work to localize collection points of 1966–1969, to process and describe collections, and attempted to interpret them. The artifacts lay on the surface of the third above-floodplain terrace of the through-valley Shakhpakatasai uncovered and unredeposited. In the sides of the valley thick layers of flint nodules are exposed, which served as an inexhaustible source of raw materials for making tools at different stages of the Stone Age. According to the degree of surface deflation the artifacts are subdivided into three series. Of particular interest are moderately deflated artifacts, including a significant number of bifaces and bifacial tools, which makes it possible to raise the question of including the early series of artifacts from Shakpakata workshop sites in the framework of the «Eastern Micoquien».


Full Text

Введение

Полуостров Мангыстау не зря называют полуостровом сокровищ. Кроме полезных ископаемых, он знаменит своими природными, археологическими, архитектурными памятниками. В изучение и популяризацию археологического и культурного наследия полуострова огромный вклад внес А.Г. Медоев (1934–1980 гг.). Благодаря его научным и научно-популярным публикациям [1–9], Мангыстау стал притягательным центром для отечественных и зарубежных туристов.

Менее широко известны работы А.Г. Медоева по палеолиту Казахстана, в том числе и Мангыстау, хотя его вклад в изучение древнейшего этапа истории страны трудно переоценить.

Чтобы избежать сомнений в его профессионализме (что иногда проскальзывало в археологической и околонаучной литературе), коснемся его биографии.

А.Г. Медоев в 1960–1962 гг. работал старшим лаборантом Института истории, археологии и этнографии (ИИАЭ) АН КазССР, одновременно участвуя в полевых работах Института геологических наук им. К.И. Сатпаева (ИГН) АН КазССР. Именно в эти годы открыты палеолитические памятники мирового значения: Семизбугу, Туранга, Кызыл-Кайнар, Чингиз и др. в Северном Прибалхашье. В 1962 г. А.Г. Медоев поступил в очную аспирантуру ИИАЭ АН КазССР. Была подготовлена кандидатская диссертация «Каменный век Северного Прибалхашья», планировалась ее защита в ЛОИА АН СССР. Но хотя работа в целом была одобрена, диссертацию к защите не приняли. Формальным поводом послужил тот факт, что научный руководитель, знаменитый археолог, фронтовик, К.А. Акишев не был специалистом по палеолиту. А.Г. Медоев перевелся на заочное отделение аспирантуры и перешел на работу в ИГН АН КазССР, где уже трудились многие его однокурсники и соратники по фехтованию. Широкомасштабные геологические исследования Казахстана в 1960–1970-е гг. способствовали открытию новых археологических памятников, в том числе и палеолита.

В 1966–1969 гг. Академией наук КазССР производились комплексные исследования на полуострове Мангыстау. Палеолитический отряд под руководством А.Г. Медоева проводил поиски и исследования стоянок каменного века. После открытия комплекса стоянок в урочище Шакпаката (Шахбагата), работы отряда были сосредоточены на северном побережье полуострова Тюб-Караган у залива Сарыташ.

Полуостров Тюб-Караган (северо-западная оконечность полуострова Мангыстау) представляет собой пустынное каменистое плато, сложенное осадочными породами мезозоя и кайнозоя. К морю оно обрывается высокими отвесными уступами от 70 до 190 м (чинки), к ним примыкает серия морских террас. Поверхность плато и высоких террас интенсивно расчленена субмеридиональными глубокими долинами и логами. В обрывах чинков и бортах долин в меловых породах обнажаются прослои кремнистых конкреций очень хорошего качества. «Кремни залегают на террасах в непереотложенном состоянии, образуя местами плотные скопления (до 10–15 экз. на 1 м²) [5, с. 25]. Сплошные сборы подъемного археологического материала проводились по квадратам в пунктах, строго привязанных к различным геоморфологическим позициям. А.Г. Медоев предложил следующую интерпретацию материалов каменных индустрий на Мангыстау: протолеваллуа-ашель, леваллуа-ашель I–II, шахбагата I (поздний палеолит), шахбагата II (эпипалеолит) [10, с. 140]. По мнению исследователя, леваллуа-ашель II является эквивалентом мустьерских культур, ареал ее распространения включает Сталинградскую стоянку в Поволжье [11, с. 19].

А.Г. Медоев не успел обработать и опубликовать свои материалы по каменному веку Мангыстау. Коллекции хранились в ИГН АН КазССР. Затем, когда по инициативе д.и.н. Ж.К. Таймагамбетова был создан Музей палеолита Казахстана в КазНУ им. аль-Фараби, коллекции были перевезены в Университет. К сожалению, хранилище музея несколько раз меняло свое местоположение, при переезде приходили в негодность упаковочные ящики, портилась маркировка, что создает лишние трудности при обработке материалов.

В 2018–2020 гг. авторы работали над грантовой темой «Палеолит Мангыстау (введение в научный оборот коллекций А.Г. Медоева и их современная интерпретация)». В ходе выполнения этой темы были проработаны опубликованные и архивные материалы А.Г. Медоева, во время полевых работ были локализованы пункты сбора каменных изделий 1966–1969 гг., разобрана часть коллекций каменных индустрий, собранных А.Г. Медоевым, были сделаны выборочные сборы в выявленных пунктах А.Г. Медоева для идентификации археологических материалов (рис. 1).

В данной работе анализируется один из пунктов сбора каменных артефактов – «1в», приуроченный к третьей надпойменной террасе «сквозной» (прорезающей плато насквозь – от хребта Каратау до современного побережья Каспия) долины Шакпакатасай. В монографии «Геохронология палеолита Казахстана», изданной посмертно коллегами А.Г. Медоева, приводится геоморфологическая схема побережья залива Сарыташ, выполненная к.г.-м.н. Г.М. Потаповой, посвятившей значительную часть своей жизни изучению геоморфологии и карста Мангыстау. Согласно этой схеме, образцы каменной индустрии пункта сбора «1в» находятся гипсометрически выше берегового вала раннехвалынского моря, то есть могут быть существенно древнее раннехвалынской трансгрессии.

Долина прорезает меловые отложения с многочисленными прослоями кремневых конкреций разных оттенков серого и бежевого цветов. Эти кремнистые прослои обусловливают скульптурность надпойменных террас, четырех в данном месте.

Технико-типологический анализ

Исследованная часть коллекции состоит из трех составляющих: 1) сплошные сборы с квадрата площадью 25 м². в 1966 г. – 159 экз.; 2) сборы 1966 г. с поверхности террасы вокруг квадрата – 449 экз.; 3) изделия, обнаруженные на поверхности террасы в 2018 и 2019 гг. – 21 экз. Все артефакты изготовлены из кремнистых пород, среди которых преобладает кремень светло-серого и бежевого цвета полупрозрачных и матовых разностей. Использовались элювиальные обломки конкреций кремня, которые здесь покрывают всю поверхность абразионных террас и маломощного шлейфа делювиально-пролювиальных отложений. Реже исходными формами сырья являлись гальки из этих же пород. Артефакты по степени сохранности поверхности делятся на слабодефлированные, среднедефлированные и сильнодефлированные. В коллекциях преобладают заготовки нуклеусов и отходы их производства (табл. 1).

Пункт «1в» (сборы 1966 г., сплошные с квадрата 5 × 5 м) – 159 каменных изделий.

Слабодефлированная серия (108 экз.) состоит преимущественно из отходов производства. Информативны 4 преформы нуклеусов для пластин клиновидной, пирамидальной и трехгранной форм.

Среднедефлированная серия (51 экз.) также состоит из отходов производства и элювиальных обломков. Все преформы нуклеусов относятся к системе призматического раскалывания.

Пункт «1в» (сборы 1966 г., сплошные без разбивки на квадраты) – 449 каменных изделий.

 

Рисунок 1 – Месторасположение пункта сборов Шакпаката «1в» (по А.Г. Медоеву)

 

Таблица 1 – Технический состав коллекций с памятника Шакпаката, пункт «1в» (1966, 2018–2019 гг.)

Категория артефактов

Сборы 1966 г. сплошные с квадрата 5 × 5 м

Сборы 1966 г. сплошные без разбивки на квадраты

Сборы 2018–2019 гг.

Всего

Серия

Слабодефлированная

Среднедефлированная

Слабо-дефлирован-ная

Среднедефлированная

Сильнодефлированная

Слабодефлированная

Среднедефлированная

 

Обломки

17

10

34

7

 

 

1

69

Преформы диагностируемые

4

7

22

11

1

4

 

49

Нуклеусы диагностируемые

 

 

20

9

4

 

 

33

Обломки нуклеусов

 

 

11

4

 

 

 

15

Орудия диагностируемые

 

 

42

42

7

1

 

92

Краевые сколы целые и фрагменты

 

2

5

 

 

 

 

7

Полукраевые сколы целые и фрагменты

1

 

52

17

4

4

2

80

Отщепы вторичные целые и фрагменты

 

 

95

14

3

2

3

117

Технические сколы целые и фрагменты

 

 

21

8

1

 

 

30

Пластины целые и фрагменты

 

 

1

1

 

1

 

3

Всего

22

19

303

113

20

12

6

495

Элювиальные обломки

86

32

13

 

 

2

1

134

Всего

108

51

316

113

20

14

7

629

 

Слабодефлированная серия (316 экз.). Нуклеусы более или менее завершенные, более или менее целые – 20 экз.: карандашевидный (1 экз.), размерами 70 × 25 × 20 мм; клиновидные (3 экз.) размерами 67 × 27 × 60 мм, 41 × 41 × 20 мм и 84 × 56 × 46 мм; конусовидные (4 экз.) размерами 77 × 65 × 48 мм, 58 × 42 × 33 мм, 57 × 47 × 43 мм и 63 × 121 × 102 мм; конусовидные и пирамидальные с поперечно оббитым контрфронтом (5 экз.) размерами 64 × 45 × 47 мм, 52 × 45 × 40 мм, 85 × 62 × 61 мм, 114 × 62 × 64 мм и 76 × 52 × 70 мм; призматические (3 экз.) размерами 63 × 69 × 50 мм, 70 × 58 × 54 мм и 62 × 47 × 42 мм. Нестандартные: из массивного полукраевого отщепа (74 × 46 × 30 мм), двуплощадочный в форме параллелепипеда (43 × 42 × 29 мм), треугольной формы для отщепов (53 × 60 × 18 мм) и нуклеус для пластинок в форме четырехгранной усеченной пирамиды (69 × 30 × 40 мм).

Орудия (всего 42 экз.) (табл. 2):

– боковые выпуклые скребла (5 экз.): высокой формы, из расколотого вдоль нуклеуса, размерами 63 × 51 × 38 мм; из полукраевого отщепа размерами 72 × 46 × 25 мм; остальные из вторичных отщепов размерами 90 × 45 × 24 мм, 75 × 43 × 15 мм и 59 × 34 × 16 мм;

– скребло двойное выпуклое (1 экз.) из обломка полукраевого отщепа размерами 67 × 67 × 20 мм;

– скребла поперечные выпуклые (3 экз.) из отщепов лепестковидной, трапециевидной и полукруглой формы, размерами соответственно 47 × 56 × 10 мм, 40 × 70 × 13 мм и 41 × 78 × 25 мм;

– скребло поперечное вогнутое (1 экз.) из вторичного отщепа размерами 51 × 51 × 25 мм;

– скребок типичный (1 экз.) на пластинчатом отщепе с ретушированным краем размерами 73 × 45 × 18 мм;

– скребок атипичный (1 экз.) на обломке краевого скола размерами 68 × 52 × 22 мм;

– резец типичный угловой на отщепе (3 экз.) размерами 48 × 39 × 15 мм, 57 × 32 × 16 мм и 38 × 40 × 5 мм;

– резец атипичный угловой (1 экз.) на ребристой пластине размерами 63 × 50 × 29 мм;

– нож с обушком типичный (1 экз.) размерами 79 × 60 × 15 мм;

– нож с обушком атипичный (1 экз.) размерами 71 × 30 × 12 мм;

– выемчатые орудия (4 экз.), три из них изготовлены на полукраевых сколах размерами 58 × 43 × 11, 67 × 29 × 26 и 51 × 30 × 12 мм (рис. 2: 1, 2), четвертое орудие из пластинчатого отщепа размерами 29 × 22 × 7 мм;

– зубчатые орудия (2 экз.), оба из вторичных отщепов размерами 37 × 33 × 6 мм и 40 × 26 × 10 мм;

– клювовидные острия (3 экз.) оформлены на разнообразных заготовках, размерами 46 × 30 × 10 мм, 41 × 47 × 10 мм и 45 × 41 × 8 мм;

– чоппер (1 экз.) из гальки овальной формы размерами 95 × 88 × 33 мм, с грубой односторонней оббивкой на узком конце;

– бифас целый (1 экз.): миндалевидной формы, массивный размерами 92 × 48 × 32 мм, с грубоватой оббивкой (рис. 2: 3);

– фрагменты бифасов (3 экз.) листовидной и миндалевидной формы размерами 83 × 47 × 22 мм, 48 × 59 × 13 мм и 98 × 69 × 37 мм;

– бифасиальные орудия (5 экз.): нож с обушком размерами 108 × 64 × 33 мм. Обе поверхности и обушок большей частью корочные, выпуклое лезвие подправлено крупной бифасиальной ретушью; бифасиальное острие с перехватом размерами 58 × 21 × 17 мм (рис. 1: 4). В основании – трехгранное острие, по извилистым краям – бифасиальная крупная плоская ретушь; орудие листовидной формы размерами 107 × 64 × 26 мм. На одном конце оформлен скребок, на другом – острие; орудие с обушком, скребловым краем и заостренным лезвием на конце, размеры 76 × 55 × 30 мм (рис. 1: 5); орудие ромбовидной формы с бифасиально обработанным острием и массивным корочным основанием, размерами 64 × 40 × 15 мм (рис. 1: 6);

– другие орудия (5 экз.): долотовидное с тонким выпукло-вогнутым концом, размерами 68 × 46 × 27 мм; комбинированное – вогнутое скребло и анкош из обломка полукраевого отщепа, размерами 42 × 61 × 18 мм; острие на конце пластинчатого отщепа, размерами 96 × 36 × 11 мм, отделанное мелкой чешуйчатой ретушью (рис. 1: 7); 4) скребловидное орудие, размерами 64 × 55 × 21 мм с крупной и средней ретушью; фрагмент отщепа, размерами 49 × 31 × 12 мм с микроретушью утилизации на выпуклом левом краю.

Среди преформ представляют интерес фрагменты заготовок бифасов или нуклеусов (7 экз.): овальной, полукруглой, трапециевидной, миндалевидной и др. форм, размерами от 49 × 64 × 24 мм до 153 × 102 × 47 мм.

Среднедефлированная серия – 113 экз. В ней также имеются плохо диагностируемые обломки (7 экз., размерами от 58 × 48 × 23 до 117 × 78 × 41 мм.

Преформы нуклеусов, диагностируемые (11 экз.). Преобладает призматическая система раскалывания, но три преформы можно отнести к системе леваллуа.

Нуклеусы диагностируемые (9 экз.), из них системы леваллуа (2 экз.) подтреугольной формы размерами 75 × 83 × 47 мм и 71 × 87 × 21 мм; дисковидный двусторонний размерами 89 × 83 × 43 мм; конусовидные для пластин (2 экз.) размерами 78 × 67 × 69 мм и 64 × 49 × 44 мм; клиновидные для пластин (2 экз.) размерами 64 × 49 × 44 мм и 68 × 55 × 42 мм; призматический трехгранный для пластин размерами 101 × 57 × 44 мм; торцовый для пластинок размерами 40 × 35 × 17 мм.

Орудия представлены 42 предметами:

– скребло простое прямое (1 экз.) из полукраевого отщепа с тонкофасетированной ударной площадкой, размерами 53 × 56 × 20 мм;

– скребла простые выпуклые (3 экз.): из скола оживления ударной площадки нуклеуса овальной формы с субпараллельной ретушью, размерами 68 × 53 × 31 мм; с обушком из плитки с крупной чешуйчатой ретушью, размеры 98 × 52 × 25 мм; из отщепа с острием и стамеской с чешуйчатой крупной ретушью, размеры 75 × 23 × 14 мм;

– скребла простые вогнутые (2 экз.): из массивного отщепа, размерами 68 × 71 × 19 мм (рис. 2: 8); с обушком из обломка вторичного отщепа, с чешуйчатой крупной ретушью, размеры 81 × 40 × 27 мм;

– скребло конвергентное выпукло-вогнутое (1 экз.) из полукраевого скола размерами 84 × 50 × 24 мм. Ось орудия не совпадает с осью отщепа, дистальный конец трехгранный с резцовым сколом слева (рис. 2: 9);

– скребло угловатое (1 экз.) с бифасиальной и противолежащей ретушью, размеры 63 × 72 × 17 мм;

– скребло поперечное выпуклое (1 экз.) с лицевой крупной ретушью, размеры 38 × 67 × 35 мм;

– скребло поперечное вогнутое (1 экз.) из вторичного отщепа, ретушь лезвия чешуйчатая крупная, по краям – мелкая отвесная параллельная, размеры 81 × 45 × 24 мм;

– скребок типичный (1 экз.) – концевой с шипом и ретушированным краем из медиального фрагмента пластины с четырехгранной асимметричной спинкой, размеры 32 × 23 × 9 мм. Края подправлены очень мелкой крутой ретушью (рис. 2: 10);

– скребок атипичный (1 экз.), дистальный фрагмент скребка из отщепа, размеры 31 × 37 × 12 мм (рис. 2: 11);

– нож с естественным обушком (1 экз.) из вторичного отщепа, поврежденный, размерами 72 × 44 × 14 мм (рис. 2: 12);

– чопперовидные орудия (3 экз.): из расколотой гальки, оббито по всему периметру, с крупной лицевой и противолежащей ретушью, размеры 105 × 78 × 30 мм; из полукраевого отщепа с почти круговой оббивкой, размеры 95 × 68 × 33 мм (рис. 2: 13); из массивного отщепа с оббивкой половины периметра, размеры 63 × 67 × 29 мм;

– чоппинговидное орудие из обломка трехгранной формы размерами 100 × 77 × 50 мм;

– другие (разные) орудия (11 экз.): комбинированное орудие из тонкого элювиального обломка: выпуклое скребло – вогнутое скребло – скребок – резец, отделанные лицевой ретушью крупной и средней, размеры 100 × 51 × 21 мм; комбинированное орудие из элювиального обломка размерами 18 × 34 × 47 мм. На нем изготовлены массивное острие и долото; трехгранное изделие, напоминающее острие типа кинсон размерами 88 × 47 × 42 мм; трехгранное орудие, у которого одна грань гладкая, представляет собой поверхность раскалывания, две другие оббиты встречными сколами от краев, размеры 93 × 36 × 32 мм; трехгранное орудие типа пик размерами 129 × 55 × 57 мм; отбойник из обломка заготовки бифаса ромбовидной формы размерами 86 × 85 × 49 мм, с забитым концом; отщеп с чешуйчатой ретушью средних размеров, формирующей в левом верхнем углу выступ типа плоского рыльца или клюва, размеры 57 × 78 × 18 мм (рис. 3: 1); обломок полукраевого отщепа с нерегулярной ретушью размерами 61 × 42 × 19 мм; обломок полукраевого отщепа полукруглой формы размерами 50 × 78 × 28 мм, с резцовым сколом в основании и долотовидным рабочим краем в правом верхнем углу; отщеп листовидной формы, напоминающий остроконечник, но очень кривой, с ретушью утилизации размерами 76 × 44 × 15 мм (рис. 3: 2); отщеп овальной формы, напоминающий скол леваллуа, с нерегулярной ретушью размерами 44 × 33 × 8 мм.

Бифасиальные изделия (14 экз.): бифас миндалевидной формы размерами 99 × 70 × 27 мм (рис. 3: 3); бифас листовидный размерами 107 × 47 × 24 мм, испорченный впоследствии глубокими сколами (рис. 3: 4); частичный листовидный бифас, одна сторона сильно выпуклая, другая более плоская с густой патиной, размеры 69 × 45 × 23 мм (рис. 3: 5); обломок бифаса с плечиками, листовидной формы, размерами 72 × 43 × 17 мм (рис. 3: 6); частичный овальный бифас размерами 97 × 48 × 28 мм (рис. 3: 7); бифасы подтреугольной формы асимметричные (4 экз.), размерами 180 × 79 × 35 мм, 97 × 65 × 28 мм, 72 × 50 × 17 мм и 72 × 50 × 17 мм (рис. 3: 8); в форме полумесяца размерами 135 × 54 × 36 мм; овальный, испорченный свежим поперечным разломом, размерами 80 × 58 × 24 мм; бифас с обушком, овальный размерами 97 × 62 × 29 мм; обломок бифаса полукруглой формы размерами 58 × 63 × 27 мм; ромбовидной формы с заостренным четырехгранным острием размерами 79 × 47 × 20 мм.

 

Таблица 2 – Типологический состав орудий с пункта «1в» (сборы 1966 г., сплошные без разбивки на квадраты)

№ п/п

№ по Ф. Борду

Название типа

Слабодефлированные

Среднедефлированные

Сильнодефлированные

1

9

Скребло простое прямое

 

1

 

2

10

Скребла простые выпуклые

5

3

 

3

11

Скребла простые вогнутые

 

2

 

4

15

Скребло двойное двояковыпуклое

1

 

 

5

20

Скребло конвергентное выпукло-вогнутое

 

1

 

6

21

Скребло угловатое

 

1

 

7

23

Скребла поперечные выпуклые

3

1

 

8

24

Скребла поперечные вогнутые

1

1

 

9

30

Скребки типичные

1

1

 

10

31

Скребки атипичные

1

1

1

11

32

Резцы типичные

3

 

 

12

33

Резец атипичный

1

 

 

13

36

Нож с обушком типичный

1

 

 

14

37

Нож с обушком атипичный

1

 

 

15

38

Нож с естественным обушком

 

1

 

16

42

Орудия выемчатые

4

 

 

17

43

Орудия зубчатые

2

 

 

18

44

Клювовидные острия

3

 

 

19

59

Чопперы

1

3

1

20

60

Чоппинг с круговой оббивкой

 

 

1

21

61

Чоппинг

 

1

 

22

62

Разные другие орудия

5

11

2

23

63

Бифасиальные орудия

9

14

2

Всего

42

42

7

 

Рисунок 2 – Орудия с местонахождения Шакпаката, пункт сбора «1в». 1–2 – выемчатые орудия; 3–6 – бифасы; 7 – острие; 8–9 – скребла; 10–11 – скребки; 12 – нож; 13 – чопперовидное орудие

 

Сильнодефлированная серия артефактов состоит из 19 предметов:

Нуклеусы (4 экз.): двусторонний двуплощадочный для отщепов подтреугольной формы, размерами 86 × 56 × 38 мм; многосторонний многоплощадочный кубовидный размерами 48 × 45 × 45 мм; односторонний двуплощадочный овальный размерами 71 × 66 × 30 мм; леваллуа треугольный размерами 109 × 105 × 58 мм, конвергентно оббит с двух сторон, с негативом кондиционного скола на фронте.

Орудия (7 экз.): скребок из отщепа лепестковидной формы размерами 57 × 51 × 17 мм, лезвие, вогнутое в центре, отделано крупной чешуйчатой ретушью; круговой чоппер из полукраевого отщепа размерами 56 × 80 × 35 мм; чоппинговидное изделие из «морозобойного блюдца» полукруглой формы размерами 90 × 148 × 45 мм, обе поверхности оббиты по краям; унифас овальной формы, размерами 80 × 52 × 24 мм, со следами трех этапов утилизации (рис. 3: 9); трехгранное изделие размерами 142 × 73 × 57 мм с выпуклым подтесанным дистальным концом; бифасы (2 экз.) частичный подтреугольный размерами 145 × 79 × 46 мм и частичный из крупного полукраевого отщепа овальной формы размерами 88 × 77 × 25 мм с подтесанным вентралом (рис. 3: 10).

Коллекция 2018–2019 гг. состоит из слабодефлированных и среднедефлированных артефактов.

Слабодефлированные (14 экз.) содержат 1 орудие пластину (проксимальный фрагмент) с притупливающей лицевой ретушью по обоим краям, размеры 43 × 15 × 3 мм. Преформы нуклеусов (4 экз.) относятся к призматической системе раскалывания. Среднедефлированная серия (7 экз.) не содержит орудий и нуклеусов.

 

Рисунок 3 – Орудия с местонахождения Шакпаката, пункт сбора «1в». 1–2 – отщепы с ретушью; 3–8, 10 – бифасиальные изделия; 9 – унифас

 

Результаты

Проанализировано 629 предметов из коллекций МКАЭ 1966 г. и сборов 2018–2019 гг., происходящих с одной геоморфологической поверхности – денудационной надпойменной террасы. Площадь, на которой производились сборы, по данным Г.М. Потаповой [12, с. 16–17], находится гипсометрически выше, чем береговой вал нижнехвалынского моря. Артефакты всех коллекций изготовлены из одного сырья – кремня датского яруса верхнего мела и четко делятся на три серии: сильнодефлированные, среднедефлированные и слабодефлированные (табл. 1). Значительное количество предметов не является артефактами. Количественно преобладают слабодефлированные артефакты (325 экз.), меньше среднедефлированных (132 экз.) и единичны сильнодефлированные (20 экз.). Более или менее хорошо диагностируемые орудия составляют соответственно 12,9%, 31,8% и 35%. Во всех сериях количественно преобладают скребла разных типов, орудия верхнепалеолитической группы (скребки, резцы) единичны. Единичны орудия на пластинах. Многочисленны и разнообразны собственно бифасы и бифасиальные орудия других типов.

О технике раскалывания можно судить по разнообразным преформам, бракованным или сломанным нуклеусам. Преобладает призматическая система раскалывания, нуклеусы системы леваллуа единичны, присутствуют во всех сериях.

Исходя из технического состава серий, можно предположить, что сильнодефлированные артефакты являются остатками стоянки, среднедефлированные и слабодефлированные – стоянки-мастерской.

Наши работы 2018–2019 гг. показали, что сборы МКЭ были достаточно полными, нам остались лишь единичные артефакты, большей частью плохо диагностируемые.

Обсуждение

Главная цель наших исследований – определить хронологический и периодизационный возраст шакпакатинских артефактов, что для стоянок с поверхностным культурным горизонтом представляется непростым делом. Рассмотренные коллекции, по мнению А.Г. Медоева, относятся к культурам леваллуа-ашель I и II. Первая является ашельской, вторая – замещает здесь мустьерские индустрии.

А.Г. Медоев в определении возраста индустрий возлагал большие надежды на геологическую и геоморфологическую позицию индустрий. Поэтому сборы проводились в строгом соответствии с геоморфологической ситуацией урочища Шакпаката, где наблюдается комплекс морских и аллювиальных террас, изучавшихся во второй половине 1960-х годов сотрудниками Сектора четвертичной геологии и геоморфологии ИГН АН КазССР и сотрудниками других советских институтов и организаций. Результатом этих исследований является схема, выполненная Г.М. Потаповой для монографии «Геохронология палеолита Казахстана» [11, с. 16–17], на которую мы опирались при наших полевых исследованиях.

Типологический состав орудийного набора соответствует среднему палеолиту в широком плане. Наличие разнообразных бифасиальных изделий заставляет искать аналоги в так называемом восточном микоке, ближайшим памятником которого является Сталинградская стоянка или Сухая Мечетка [12].

Призматическая система раскалывания вроде бы указывает на поздний палеолит, но законченных хороших нуклеусов мало. Скорее всего здесь имеет место «симбиотическая» индустрия (термин, предложенный В.Н. Степанчуком и М.В. Аниковичем [13, с. 14]. Сильнодефлированная серия артефактов может относиться к ашелю. Есть соблазн обработать коллекции методом эволюционного ранжирования памятников среднего/верхнего палеолита, разработанного Л.Б. Вишняцким [13, с. 25–28; 14; 15], но археологических материалов пока недостаточно, к тому же они залегали на поверхности, и артефакты из органических материалов не сохранились.

Заключение

В данной статье приводятся результаты описания небольшой части коллекций из комплекса стоянок-мастерских Шакпаката (Шахбагата) на северном берегу полуострова Мангыстау, на террасах «амфитеатра» Сарыташ. Рассматриваемая коллекция (пункт сбора «1в» МКАЭ-66) состоит из образцов разной степени сохранности поверхности, составляющих три серии. Орудия всех трех серий представляют преимущественно среднепалеолитические типы. Техника раскалывания, напротив, преобладает призматическая. Принадлежность коллекции к среднему палеолиту или верхнему еще предстоит обосновать. Не исключено, что мы обработали не всю коллекцию с этого пункта сборов, и в запаснике Музея палеолита Казахстана при КазНУ им. аль Фараби нас ждут еще интересные открытия.

Практически все пункты сборов в урочище Шакпаката приурочены к денудационным поверхностям, раскопки здесь невозможны. Сборы были максимально полными. Дальнейшие работы в этом регионе должны проводиться в соседних долинах амфитеатра Сарыташ или в других регионах полуострова. Поскольку полуостров пустынный и население всегда было малочисленным, есть надежда на открытие новых памятников, что очень привлекательно для иностранных специалистов, где возможности для исследований палеолита весьма ограничены.

About the authors

Olga A. Artukhova

A.Kh. Margulan Institute of Archaeology

Author for correspondence.
Email: paleo_artuhova@mail.ru

Kazakhstan, Almaty

candidate of historical sciences, leading researcher of Stone and Paleometal Era Department

Talgat B. Mamirov

Branch of the A.Kh. Margulan Institute of Archeology in Nur-Sultan

Email: tmamirov@mail.ru

Kazakhstan, Nur-Sultan

candidate of historical sciences, director

References

  1. Медоев А.Г. Подземная архитектура кочевников полуострова Мангышлак // Простор. 1969. № 6. С. 51–57.
  2. Медоев А.Г. Петроглифы Казахстана // Советский Казахстан сегодня. 1978. № 7/8. С. 23–25.
  3. Медоев А.Г. Сокровища Мангышлака // Советский Казахстан сегодня. 1978. № 9/10. С. 21–23.
  4. Медоев А.Г. Фрески Мангышлака // Советский Казахстан сегодня. 1979. № 3/4. С. 27–30.
  5. Медоев А.Г. Гравюры на скалах. Часть первая. Сары-Арка, Мангышлак. Алма-Ата: Жалын, 1979. 171 с.
  6. Медоев А.Г. Ориентиры древности // Декоративное искусство СССР. 1980. № 8. С. 36–39.
  7. Медоев А.Г. Сакральная архитектура Мангышлака // Искусство Казахстана – 79. Алма-Ата: Онер, 1980. С. 76–80.
  8. Медоев А.Г. Каменная скульптура Казахстана // Советский Казахстан сегодня. 1981. № 7/8. С. 22–24.
  9. Медоев А.Г. Камень и эстетика номадов // Кочевники. Эстетика: (Познание мира традиционным казахским искусством) / отв. ред.: М.М. Ауэзов, М.М. Каратаев. Алматы: Гылым, 1993. С. 237–263.
  10. Медоев А.Г. Радиальная система изготовления нуклеусов леваллуа в древнем палеолите Сары-Арка и Мангышлака // Поиски и раскопки в Казахстане. Алма-Ата: Наука, 1972. С. 139–153.
  11. Медоев А.Г. Геохронология палеолита Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1982. 64 с.
  12. Замятнин С.Н. Сталинградская палеолитическая стоянка // Краткие сообщения Института археологии. 1961. Вып. 82. С. 5–36.
  13. Аникович М.В., Анисюткин Н.К., Вишняцкий Л.Б. Узловые проблемы перехода к верхнему палеолиту в Евразии. СПб.: Нестор-История, 2007. 336 с.
  14. Вишняцкий Л.Б. Опыт ранжирования переходных и ранних верхнепалеолитических индустрий: предварительные результаты // Верхний палеолит – верхний плейстоцен: динамика природных событий и периодизация археологических культур. СПб.: ИИМК РАН, 2002. С. 42–45.
  15. Вишняцкий Л.Б. Опыт эволюционного ранжирования индустрий конца среднего и ранней поры верхнего палеолита // Археология, этнографии и антропология Евразии. 2004. № 3. С. 41–50.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Figure 1 - Location of the collection point Shakpakat "1v" (according to A.G. Medoev)

Download (75KB) Indexing metadata
2.
Figure 2 - Guns from the Shakpakata location, collection point "1c". 1–2 - notched tools; 3–6 - bifaces; 7 - tip; 8-9 - scrapers; 10-11 - scrapers; 12 - knife; 13 - chopper-shaped weapon

Download (134KB) Indexing metadata
3.
Figure 3 - Guns from the Shakpakata location, collection point 1c. 1–2 - retouched flakes; 3–8, 10 - bifacial items; 9 - unifas

Download (146KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 4

PDF (Russian) - 1

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Artukhova O.A., Mamirov T.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies