Historical and pedagogical outlines of promoting ethnic tolerance in military pedagogy

Cover Page

Abstract


The paper traces the historical and pedagogical outlines of promoting ethnic tolerance in military pedagogy. The philosophical and socio-political prerequisites for developing the attitudes on ethnic tolerance are revealed. The views of national teachers and the periodization of the development of attitudes on ethnic conflict and tolerance of military personnel in national military pedagogy are systematized. The study of the process of promoting and developing tolerance of Russian military personnel of the XVIII - beginning of the XXI centuries was carried out from the standpoint of extending the worldview principles to the spiritual activities and practices of all participants in the pedagogical process. At the same time, historical and pedagogical conditions and factors that influenced the process under the study and the degree of its development in the corresponding period were taken into account. The study has showed that the idea of the conditioning ethnic tolerance in Russian military pedagogy, its implementation in theoretical thought and practical activities underwent a certain evolution. The study of historical and pedagogical experience has made it possible to formulate the main trends in the emergence and development of the process of conditioning ethnic tolerance among military personnel at various historical stages in order to take into account the positive and negative experience of promoting ethnic tolerance. The experience of educating military personnel in various historical periods is undoubtedly useful for conditioning and promoting ethnic tolerance among cadets. At present, the development of ethnic tolerance among military personnel is no less relevant than in the considered historical periods.


Full Text

Актуальность проблемы воспитания этнической толерантности В начале XXI мировое сообщество столкнулось с этническим парадоксом современности, выражающимся в наличии двух кардинально противоположенных тенденций: с одной стороны, нацеленность на глобализацию, стирание этнических рамок культуры, с другой - стремление социумов разных стран и континентов сохранить свою самобытность и этническую идентичность. Актуальность данной проблематики признается не только учеными во всем мире [1; 2], но и в современной России с ее поликультурным наследием. На территории Российской Федерации проживают представители около 200 национальностей. Они являются носителями более 270 различных языков и обладают неповторимыми социокультурными особенностями, богатым культурным наследием, уникальными традициями и обычаями. Однако политические, экономические и социальные изменения в стране и мире продолжают вызывать рост национального самосознания этносов, проживающих на территории России и постсоветских государств, что может привести к такому явлению, как межэтническое расслоение. Как следствие, подобное столкновение разнонаправленных интересов влечет за собой повышение межэтнической напряженности. Всё это естественным образом накладывает отпечаток и на Вооруженные силы РФ. Российская армия и флот подвержены тем же проблемам, которыми больно современное общество, и этнонационализм - не исключение. В современных условиях имеется необходимость повышения компетентности среди сотрудников силовых ведомств, в том числе и в сфере профилактики деструктивных конфликтов на этнической почве. Проблема формирования этнической толерантности не нова. Она исследовалась в психолого-педагогических трудах как отечественных исследователей (А.Г. Асмолов, О.В. Евдошенко, Н.М. Лебедева, Л.Г. Почебут, Н.Г. Стефаненко и др.) [3; 4 и др.], так и зарубежных авторов [5; 6 и др.]. Ученые, занимающиеся вопросами военной педагогики, также затрагивали проблемы конфликтности и толерантности (А.В. Барабанщиков, В.И. Вдовюк, В.П. Давыдов, В.А. Кучера, А.А. Маркаряна, Н.Ф. Феденко и др.). Однако, несмотря на имеющиеся исследования по данному вопросу, они не затрагивают исторические аспекты формирования толерантности военнослужащих. Предпосылки возникновения проблемы этнической толерантности Впервые идея ориентации воспитания на общечеловеческие ценности в системном виде была поставлена и реализована педагогами эпохи Просвещения. Неоценимое значение для становления теории и методики воспитания толерантности имели труды выдающихся философов и педагогов: Дж. Локка «Очерки о веротерпимости», «Письма о веротерпимости»; Вольтера «Трактат о веротерпимости»; Дж. Милля «О свободе»; К. Поппер «Открытое общество и его враги». Немецкая философия XIX века в лице И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля выдвинула и обосновала идею гуманистического воспитания личности и ее самосознания. Постепенно идея толерантности укоренилась в общественном сознании. Достижения европейской философии и педагогики повлияли на формирование мировоззрения прогрессивно мыслящих представителей России. Благотворное воздействие на познание и развитие межэтнических отношений в отечественной педагогике оказали такие государственные деятели, как Петр I, Екатерина II, П.А. Столыпин, а также русские ученые и публицисты М.В. Ломоносов, В.Н. Татищев, Н.Я. Данилевский, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой, Н.Г. Чернышевский и др. Философско-теоретические взгляды этих мыслителей на формирование личности человека, его воспитание стали предпосылками для их реализации в отечественной военной педагогике. На ее развитие оказывали влияние исторические условия жизни страны, задачи, которые решало государство, национальные особенности личного состава армии и флота и другие факторы. В этой связи много прогрессивных военно-педагогических идей в области воспитания было выдвинуто Петром I, П.А. Румянцевым, А.В. Суворовым, Ф.Ф. Ушаковым, М.И. Драгомировым, С.О. Макаровым и др. Следует отметить, что основной предпосылкой развития конфликтных отношений в Вооруженных силах явился результат присоединения в XVI-XXI веках территории Севера, Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока и, соответственно, вхождения в состав России ряда нерусских народов. По мере взаимной интеграции между народами, проживавшими на территории России, конфликтные вопросы межэтнического взаимодействия становились более актуальными. Это не могло не отразиться и на Вооруженных силах страны, являющихся частью общества. Анализ исторической научной и специальной литературы показал, что как такового понятия этнической толерантности вплоть до конца ХХ в. не существовало. Лишь во второй половине XIX в. - начале XX в. появляется терминология, близкая по смыслу: «воспитание в духе уважения других народов», «интернациональное воспитание» и т.д. В развитии российской педагогической теории и практики формирования этнической толерантности военнослужащих логически выделяют ряд исторических периодов, которые тесно связаны с общепринятым историческим делением: дореволюционный, советский и постсоветский периоды. Первый исторический период начинается с конца XVII в., с момента создания регулярной российской армии (1699 г.) и отечественной военной школы (1698 г.), системы взглядов на вопросы военного образования, которая связана с именем Петра I, и до начала XX в. (1917 г.) [7]. Зарождение взглядов на проблему этнической толерантности в русской армии дореволюционного периода В начале данного исторического периода Россия была только у истоков приобретения такой характеристики, как многонациональность. Интеграционные процессы между коренным населением и вновь вошедшими в состав государствами находились в своей начальной фазе. По всей видимости, это стало причиной того, что, несмотря на многонациональность населения России, в течение долгого времени большинство ее рекрутов имело славянское происхождение. Национальная принадлежность офицеров отличалась большим разнообразием, но также вполне отвечала этой тенденции [8]. Интересным представляется исследование Г.П. Андреева [9], который отмечает, что этническое разнообразие не было характерным для русской армии, так как большую часть военных составляли представители славянских народов. Среди офицерского и личного состава редко можно было встретить представителей горских или кочевых народов. Представители остальных народов (осетины, армяне, грузины и др.) могли привлекаться к службе, однако их доля в общем числе военных была очень мала. В силу этого проблема межнациональных конфликтов не являлась актуальной для русской армии. Вместе с тем в качестве постулата для решения вопросов взаимодействия среди офицеров и личного состава многонациональной русской армии на всех этапах ее развития, начиная с 1716 года, использовалось наставление Петра I, сформулированное царем в Воинском уставе: «…каковой ни есть веры или народа они суть, между собою христианскую любовь иметь», что свидетельствует о том, что во главе угла в русской армии всегда ставилось уважение воинских традиций, почитание христианских духовных ценностей и моральных норм. Также Петр I при отборе будущих учащихся военных школ обращал внимание на душевные качества кандидатов. В своих указах он требовал подбирать для обучения добрых и молодых офицеров, несмотря на фамилии, богатство и бедность, имеющих доброе сердце. Подчеркивалось, что в военные школы необходимо выбрать «добрых и человечных» молодых людей [10]. Воспитанию российских военных кадров придавалось большое значение и после Петра I. Генерал-фельдмаршал П.А. Румянцев главным методом обучения и воспитания считал терпение, особенно в отношении азиатских народов, «… чтобы люди, как иностранные и по большей части азиатских народов, толь понятнее оное вразуметь и без огорчения делать могли» [11, с. 21]. А.В. Суворов и М.И. Кутузов свою первую боевую школу проходили под началом П.А. Румянцева. Воспитывая и обучая солдат, А.В. Суворов учитывал лучшие черты русского национального характера воинов: патриотизм, острый ум, упорство и выносливость. Одной из основных характеристик воинов, по мнению А.В. Суворова, была гуманность - чуткое, проникнутое любовью и уважением отношение к человеку, забота о его благе и достоинстве. Русская армия всегда характеризовалась высшей гуманностью. Чрезвычайно важным для понимания причин возникновения, а также путей разрешения межнациональных конфликтов является опыт великого полководца A.B. Суворова в период его командования русской армией на полуострове Крым и на Кубани в период с 1776 г. по 1779 г., а также при подавлении ногайского восстания в 1782-1784 гг., и русского военачальника генерала А.П. Ермолова во время службы на Кавказе в 1816-1827 гг. Проходя службу в многонациональных регионах Северного Кавказа и Крыма, им пришлось выстраивать взаимоотношения с местным мусульманским населением, разрешать многочисленные межнациональные конфликты с помощью дипломатического искусства в сочетании с решительными действиями. Наблюдения этих двух великих полководцев относительно особенностей народов региона, а также глубокое понимание причин противоречий и конфликтов внутри многонациональных регионов актуальны и на сегодняшний день. Анализ состава офицерского корпуса России периода XIX-XX века позволил сделать вывод о том, что национальный состав незначительно «количественно», но значительно «качественно» изменялся: в него вливались представители польского, армянского, азербайджанского, татарского, башкирского, грузинского, немецкого, шведского и других народов. Из их среды в XIX веке выдвинулись генералы В.О. Бебутов, В.Г. Мадатов, И.Д. Лазарев, А.А. Тер-Гукасов, М.Т. Лорис-Меликов и др. Таким образом, в практике повседневной и боевой деятельности войск еще только начинала формироваться необходимость, выражающаяся в потребности научной разработки и обоснования отдельного направления обучения и воспитания - посвященного развитию у военнослужащих этнотолерантных качеств. Но это не говорит и о том, что формирование исследуемого феномена не производилось вообще. Известно, что в период с начала XVII века до начала XX века значительное внимание уделялось воспитанию военнослужащих, в том числе кадетов. Автор «Краткого исторического очерка военно-учебных заведений 1700-1900» Ф.В. Греков отмечает, что Устав в числе главных задач образования кадетов ставит заботу о нравственности. В нем указывались педагогические средства, рекомендуемые применять в деле образования кадетов. Цель военного воспитания, согласно разработанному Я.И. Ростовцевым «Наставлению для выпускников военно-образовательных учреждений», состояла в том, чтобы сделать из будущего офицера добропорядочного христианина, доброго сына, надежного товарища. Сообразно этой цели основное внимание в вузах обращалось на воспитание нравственности, краеугольным камнем которой была религия. Как уже известно, вооруженные силы того времени были преимущественно моноконфессиональными - православными. В христианской культуре проблема толерантности неразрывно связана с понятием нравственности. Смирение и милосердие являются теми добродетелями, через которые конкретизируется толерантность в христианской морали. Призывая к толерантности, библейская заповедь «Не судите, да не судимы будете» провозглашает ее духовное основание - наличие Высшего суда, который выносит неизбежный приговор каждому человеку, приговор, основанный на законах справедливости. Этническая толерантность также является предметом рассмотрения в христианской культуре и воспринимается как равенство всех людей перед Богом («перед Богом все равны»). В этом аспекте заслуживают внимание и следующие строки из Библии: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12:18). Взаимосвязь толерантности и христианской веры подробно изучена и доказана М.Б. Хомяковым [12], который приходит к выводу, что христианская философия на всем протяжении своего существования обнаруживает зависимость от проблем, связанных с обоснованием условий возможности социокультурной толерантности. Таким образом, на основе сущности христианской веры и проведенных научных исследований напрашивается вывод, что формирование этнотолерантного мировоззрения военнослужащих того времени осуществлялось в ходе духовно-нравственного воспитания. Остановимся на педагогических характеристиках данного анализа. Духовно-нравственное воспитание солдат петровской эпохи основывалось на идеях патриотизма, нерушимости воинского долга перед троном, на верности присяге и идеалам церкви. Нравственные ориентиры русской армии нашли свое отражение в таких работах, как «Наука побеждать», «Правила учтивости офицера», «Наставления молодому офицеру», которые появились в период с середины XVIII до середины XIX века. В качестве методов духовно-нравственного воспитания использовались поощрение и принуждение, личный пример, установление норм поведения в правовых документах. Прогрессивные тенденции духовно-нравственного воспитания широко распространились во второй половине XVIII в. и в образовательной среде, закрепившись в итоге в Уставе для вузов в 1830 г. Формирование религиозно-нравственных черт характера военнослужащего, выработка его душевных качеств являлись главным объектом внимания военных учебных заведений России в начале XX в. Вводятся новые дисциплины правового характера, например, курс законоведения «Основы нравственности, права и общежития», пересматриваются курсы религиозной и филологической направленности (церковно-славянский и русский язык), перерабатываются курсы по всеобщей и отечественной истории в контексте обновленных потребностей духовно-нравственного воспитания [13]. Воспитательная работа занимала важное место в процессе подготовки будущего офицера. Она реализовывалась главным образом в форме словесных занятий, собеседования о вере и жизни по христианским законам. Постоянная самостоятельная работа над собой рассматривалась как основная форма развития и самосовершенствования офицера. В целом основными векторами воспитательной работы будущих офицеров были глубокое укоренение чувства христианского долга и поддержание духа братского товарищества с должным соблюдением правил подчиненности [14, с. 24-29]. К началу XX века в России сложилась богатая традициями национальная школа военного воспитания, основанная на идеях гуманности и христианства, важности душевных качеств, чувстве патриотизма, ответственном отношении к военному труду. Таким образом, для данного периода характерны следующие педагогические аспекты формирования этнической толерантности в рамках духовно-нравственного воспитания: преимущественная ориентация воспитания этнической толерантности как формирование профессионально-этического, морально-волевого качества; преобладающее развитие идей гуманизма. Дальнейшие достижения европейской и отечественной педагогики повлияли на формирование мировоззрения прогрессивно мыслящих представителей России. Благотворное воздействие на развитие теории и практики формирования этнической толерантности у военнослужащих оказывали философы и педагоги того времени. В науке вопросы, связанные с этнической толерантностью, являются предметом рассмотрения многих философов и писателей конца XIX - начала XX веков: В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, Н.О. Лосского, Ф.М. Достоевского, И.А. Ильина и др. Именно в их работах впервые была озвучена необходимость знаний этнокультурных особенностей народов для сближения этнических общностей. Проблемам повышения внимания к истории и культуре малых народностей России были также посвящены труды великих русских педагогов и просветителей: К.Д. Ушинского, П.Ф. Каптерева, Н.И. Ильминского, Л.Н. Толстого, П.И. Ковалевского и др. Однако, несмотря на интенсификацию научных, в том числе и педагогических работ в области межэтнических взаимоотношений, это не нашло должного отражения в отдельном направлении содержания воспитания военнослужащих России. Таким образом, в ходе анализа данного исторического периода установлено, что формирование этнической толерантности у военнослужащих как отдельное направление воспитания не выделено. Но вместе с тем, пройдя путь от утверждения идеи воспитания военнослужащих в духе дружбы народов, главным образом звучавшей в форме призыва, рекомендации исходя из контекста религиозного, духовно-нравственного воспитания, до осознания важности изучения всех факторов, влияющих на процесс формирования гармоничных межэтнических отношений в воинских подразделениях, этнической толерантности военнослужащего, теоретики и практики военной педагогики начали концентрировать свои усилия на выявлении, в основном, индивидуальных этнопсихологических особенностей человека и их учете в войсковом обучении и воспитании. Это послужило началом научной разработки и обоснования интернационального воспитания военнослужащих. Идеи этнотолерантности в вооруженных силах советского и постсоветского периодов Дальнейшее решение исследуемой проблемы осуществлялось во втором периоде, охватившем временные рамки существования советского государства (1917-1991 гг.). Революция 1917 года полностью изменила идеологию существования страны, а следовательно, в первую очередь изменялась идеология развития «социальных институтов» вновь образованного государства, основным из которых являлись Вооруженные силы. Новые социально-политические реалии диктовали совершенно иные условия развития. Утратив свой дореволюционный педагогический потенциал, потеряв значительную часть материальной базы, система советского военного воспитания требовала новых подходов с выборочным использованием предыдущего опыта. После октября 1917 г. идея ориентации воспитания на межнациональное согласие среди народов приобрела новое социальное, а затем и политическое звучание. Это, несомненно, нашло свое отражение и в педагогической науке, на которую были возложены задачи по определению и обоснованию оптимальных содержания, форм, методов и средств нового направления воспитания военнослужащих - интернационального. Положения о сущности и содержании пролетарского интернационализма были разработаны К. Марксом и В.И. Лениным, они и составляют теоретическую и методическую основу интернационального воспитания советских людей, воинов армии и флота. Причем в ленинской концепции патриотического и интернационального воспитания бойцов и командиров армии и флота интернационализм неразрывно связан с патриотизмом. Принципы строительства Вооруженных сил того времени отражены в высказывании М.В. Фрунзе, который говорил: «Мы строим нашу армию так, чтобы каждая национальность нашего Союза не чувствовала себя обиженной или обойденной» [15]. Успешное осуществление национальной политики позволило уже в 1938 году принять специальное постановление о переформировании существовавших национальных частей и соединений в общесоюзные с экстерриториальным комплектованием. В результате чего представители различных национальных принадлежностей оказывались в одних военных подразделениях. Это факт актуализировал важность учета национальных особенностей курсантов в воспитательном процессе. Важным обстоятельством, повлиявшим на состояние системы военного воспитания, стало закрытие в 1938 году национальных военных училищ, ориентированных на подготовку военных специалистов, способных работать с людьми разных национальных принадлежностей. В результате чего при пополнении советских войск в 1942 году большим количеством представителей различных национальностей и народностей, в том числе из Средней Азии, Закавказья, Сибири, возникла серьезная проблема взаимодействия внутри многонационального воинского коллектива. Незнание русского языка, отсутствие навыков межнационального общения у новобранцев, а также отсутствие специалистов, обладающих соответствующими знаниями и компетенциями, значительным образом ухудшали морально-психологический климат в воинских коллективах, особенно во время боевых действий [16, с. 76]. В данных условиях в августе 1943 года ГПУ РККА провело всеармейское совещание фронтовых и окружных агитаторов, ориентированных на работу с военнослужащими иной национальной принадлежности. С лекциями выступили М.И. Калинин, A.C. Щербаков, Е.М. Ярославский, которые акцентировали внимание на особом подходе к каждой народности в соответствии с условиями их жизни, поскольку это оставляет отпечаток на самом народе [17]. ГПУ РККА также добивалось того, чтобы в каждом подразделении было представлено несколько национальностей. Такой способ формирования военных подразделений несомненно способствовал росту доверия и взаимопонимания воинов, дружбы и взаимопомощи народов, советского патриотизма. Великая Отечественная война показала результативность метода интернационального воспитания, основным принципом которого являлось соответствие кадрового состава Советских вооруженных сил национальному составу военнослужащих срочной службы. Для этого была разработана программа подготовки офицерского состава к работе в многонациональном воинском коллективе, включавшая в себя изучение социокультурных и национальных особенностей регионов, из которых прибывали военнослужащие. Программа начинала свою реализацию еще на этапе обучения в военном вузе, так как по большей части курсанты проходили обучение за пределами своей малой родины, чтобы непосредственно на месте познакомиться с традициями и бытом другого народа, погрузиться в его культурную среду, что способствовало формированию их интернационалистского сознания. Воспитание военнослужащих в духе нерушимой дружбы народов страны выступало основной идеей системы учебной и воспитательной работы в советский период [18, с. 156]. Вместе с тем в начале 70-х годов XX века ученые в области военной педагогики все чаще начинают говорить о социальных конфликтах в военной среде, многие их которых берут свое начало непосредственно в воинских подразделениях [19, с. 184]. Наличие межнациональных конфликтов отрицалось долгое время вплоть до середины 80-х годов XX века, не признавалась их национально-этническая сущность, предпринимались попытки представить межнациональные конфликты как неверно диагностированные конфликты социальные. Соответственно, в 70-80-е гг. XX века, как в общей, так и в военной педагогике были предприняты попытки более глубокой научной разработки проблемы воспитания военнослужащих в духе дружбы народов. Положительное влияние на развитие теории и практики интернационального воспитания оказали научные работы отечественных военных педагогов и психологов А.В. Барабанщикова, Н.Ф. Феденко, В.П. Давыдова, И.Д. Ладанова, В.Г. Крысько, В.Ф. Самойленко, И.З. Захарова и др. Благодаря их научным изысканиям были определены и обоснованы основные направления интернационального воспитания военнослужащих: - формирование у каждого военнослужащего осознанного отношения к традициям дружбы и взаимной помощи советских людей различных национальностей; - разъяснение сущности социалистического интернационализма, боевого содружества братских армий, интернациональных задач ВС СССР; - широкое освещение достижений братских социалистических республик, их дружбы и сотрудничества; - неприятие любых проявлений межнациональной вражды, национализма и шовинизма, борьба против национальной ограниченности. Усилия командиров, политработников, партийного и комсомольского актива сосредотачивались на комплексном использовании всего арсенала форм и средств воспитания воинов в духе дружбы народов СССР. На первом месте в этой работе политические занятия. При изучении с военнослужащими тем учебного плана по вопросам ленинской национальной политики руководители групп добиваются глубокого понимания слушателями того, что дружба и братство народов СССР являются величайшими завоеваниями Октября, главными опорами могущества и прочности советского государства. Углубленному проникновению в содержание ленинских идей дружбы, пониманию жизненной силы национальной политики в СССР способствовали Ленинские чтения. В ходе них глубоко разъяснялись сущность интернационализма, ленинские положения по национальному вопросу, выводы XXVII съезда КПСС, пленумов ЦК КПСС и т.д. о развитии национальных отношений в нашем государстве. В этой работе активно участвовали ветераны партии, Вооруженных сил. Опыт показал, что большое эмоциональное воздействие на воинов оказывали выступления ветеранов - представителей разных национальностей. Большое значение имела пропаганда достижений той республики, области, где служат воины, встречи с ее лучшими, заслуженными людьми. В работе по воспитанию личного состава в духе дружбы народов широко использовались выступления представителей местных партий, советских и хозяйственных органов, материалы окружных и многотиражных газет. В советское время широко использовался воспитательный потенциал художественной литературы и искусства. Они выступали средством ознакомления военнослужащих с культурным наследием, с традициями и нравами советских народов, их жизнью и обычаями, проникались идеей дружбы народов и стремлением развивать эту дружбу [20, с. 116]. Признанные представители советской литературы А. Толстой, М. Шолохов, А. Фадеев, И. Эренбург, Л. Соболев, Б. Полевой и др. работали в области военной публицистики. Высокохудожественные сочинения советских поэтов А. Твардовского, Н. Тихонова, А. Суркова, К. Симонова, П. Антокольского и др. были пронизаны чувством патриотизма. Произведения писателей и поэтов всех народов многонациональной страны - Д. Джабаева, М. Бажана, П. Бровки, С. Вургуна, В. Лациса, С. Нерис, П. Тычины и др. - входили в культурное достояние этой эпохи. Одним из способов приобщения военнослужащих к богатому художественному наследию было создание библиотек и читальных залов в воинских подразделениях, основную часть книжного фонда которых занимали произведения военно-мемуарной тематики, военно-техническая литература, а также сочинения на языках народов СССР. Пространство домов офицеров и клубов отводилось для работы музыкальных творческих коллективов, студий изобразительного искусства, драматических постановок, для проведения концертов национальной музыки и музыки народов СССР, а также художественных выставок с репродукциями знаменитых отечественных картин. Также организовывались посещения музеев, исторических мест, которые в свою очередь олицетворяли единство многонационального советского народа и его Вооруженных сил. Художественная самодеятельность рассматривалась как эффективное средство воспитания военнослужащих в духе дружбы народов, укрепляющее сплоченность, взаимопонимание, внутренние связи внутри воинского коллектива. Кроме того, активная творческая работа в кружках музыкального, изобразительного, а также киноискусства, литературных объединениях, ансамблях помогала глубже раскрывать военнослужащим идею единения и дружбы братских народов, значение боевого товарищества в условиях многонациональности. Пропаганде национальной политики, дружбы и братства народов СССР служили средства наглядной агитации (стенды, стенная печать и т.д.), устной агитации (выступления членов Политбюро, КПСС с докладами по актуальным политическим вопросам государства). В работу по интернациональному воспитанию воинов в духе дружбы народов вносили вклад Советы ленинских комнат. Они принимали активное участие к подготовке и проведению тематических вечеров, утренников, диспутов, обсуждения книг, кинофильмов, телепередач, выступлений отпускников, встреч с ветеранами войны и труда. Трудно переоценить роль ратного труда в воспитании военнослужащих в духе дружбы народов. Основными видами ратного или воинского труда в мирное время являются: боевое дежурство; внутренняя, караульная, гарнизонная, вахтенная службы; эксплуатация и содержание боевой техники и оружия; плановые занятия по боевой подготовке. Правильно организованные, эти виды ратного труда положительно воздействуют на взаимоотношения воинов различных национальностей, укрепляют их дружбу, в целом содействуют сплочению воинских коллективов. Можно сделать вывод о том, что в советский период интернациональное воспитание в аспекте военной педагогики нацелено не только на формирование национального достоинства, но и прежде всего на уважение к историческому прошлому, обычаям, языку, культурному наследию своего народа и других наций, на формирование интернационалистического сознания, выражающегося в идее взаимопомощи и братского сотрудничества. Владение культурой взаимоотношений с представителями других народов рассматривается как неотъемлемая часть интернационалистического сознания военнослужащего. В 1990-е годы в национальный вопрос в СССР приобретает более проблемный характер. В результате социальных и политических преобразований российского общества произошли столь значительные изменения в идеологической и социальной сфере, что решать задачу интернационального воспитания на основе прежних подходов было невозможно. Стало ясно, что в области воспитания военнослужащих уже необходима разработка нового содержания, основанного на ином ценностно-смысловом фундаменте. В это же время в отечественной науке все чаще говорят о толерантности и об одной из ее разновидностей - этнической. Происходит закрепление данного термина в нормативно-правовых актах РФ. Наблюдается интенсификация публикаций зарубежных и отечественных ученых по всестороннему исследованию этого феномена, отличительной особенностью которых является выявление и учет специфики «современной» военной службы в исследуемом процессе, поиск и разработка оптимальных методик, технологий формирования этнической толерантности у военнослужащих в условиях учебно-воспитательного процесса в воинских подразделениях и т.д. Прослеживание историко-педагогической линии формирования этнической толерантности у военнослужащих позволяет резюмировать утверждение о том, что ее разработка начиналась с признания индивидуального подхода к человеку - учета его этнических особенностей, звучавшего, главным образом, в форме призыва, затем продолжалась путем научных разработок и обоснований интернационального воспитания военнослужащих и заканчивается появлением, разработкой и обоснованием процесса формирования этнической толерантности. Возникает необходимость научно обоснованного определения, выявления и описания сущности, содержания и структуры этого направления в воспитании, что создаст прочный фундамент для более глубокой разработки всех составляющих данного предмета исследования на современном этапе развития военной педагогики. Сегодня это одна из приоритетных задач военно-педагогической науки.

About the authors

Tatiana Valerievna Vrachinskaya

Immanuel Kant Baltic Federal University

Email: example@snv63.ru

doctor of pedagogical sciences, associate professor, professor of Institute of Education

Anna Olegovna Budarina

Immanuel Kant Baltic Federal University

Author for correspondence.
Email: example@snv63.ru

doctor of pedagogical sciences, professor, director of Institute of Education, professor of Institute of Education

Tatiana Arturovna Kuznetsova

Immanuel Kant Baltic Federal University

Email: example@snv63.ru

candidate of pedagogical sciences, associate professor, deputy director of Institute of Education, associate professor of Institute of Education

Olesya Vladimirovna Parakhina

Immanuel Kant Baltic Federal University

Email: example@snv63.ru

candidate of pedagogical sciences, leading manager for educational programs, associate professor of Institute of Education

Evgeniy Viktorovich Kalyuzhniy

Immanuel Kant Baltic Federal University

Email: example@snv63.ru

postgraduate student of Institute of Education

References

  1. Military Pedagogies and Why They Matter // Educational Futures Rethinking: Theory and Practice / eds. T. Kvernbekk, H. Simpson, M.A. Peters. 2008. Vol. 25. P. 1-28.
  2. Juhary J. Understanding military pedagogy // Procedia - Social and Behavioral Sciences. 2015. Vol. 186. P. 1255-1261. doi: 10.1016/j.sbspro.2015.04.104.
  3. Асмолов А.Г. Историческая культура и педагогика толерантности // Мемориал. 2001. № 24. С. 61-63.
  4. Асмолов А.Г. Толерантность: различные парадигмы анализа // Толерантность в общественном сознании России. М.: ИЭА РАН, 1998. С. 15-20.
  5. Goodman S.W., Alarian H.M. National belonging and public support for multiculturalism // The Journal of Race, Ethnicity, and Politics. 2019. doi: 10.1017/rep.2019.52.
  6. Carus A. Tolerance // Carnap and Twentieth-Century Thought: Explication as Enlightenment. Cambridge: Cambridge University Press, 2007. P. 252-272. doi: 10.1017/CBO9780511487132.013.
  7. Бурмистрова Т.Ю., Дмитриев О.А. Дружбой сплоченные: Культура межнационального общения в СССР. М.: Мысль, 1986. 254 с.
  8. Волков С.В. Русский офицерский корпус. М.: Воениздат, 1993. 368 с.
  9. Андреев Г.П., Попов В.В. Многонациональный воинский коллектив: вопросы и ответы. М.: Воениздат, 1989. 175 с.
  10. Сукновалов А.Е. Первая в России военно-морская школа // Исторические записки. М.: АН СССР, 1953. Т. 42. С. 301-306.
  11. Румянцев П.А. Документы. М.: Воениздат, 1953-1959. Т. 3. 763 с.
  12. Хомяков М.Б. Толерантность в христианской философии // Философия и общество. 1999. Вып. 2. С. 157-184.
  13. Галушко Ю.А., Колесников А.А. Школа российского офицерства. М.: Русский мир, 1993. 223 с.
  14. Зубков А.А. Военно-патриотическое воспитание военнослужащих в советский военный и послевоенный период // Флагман: сб. науч. ст. № 7. Калининград: БВМИ, 2004. С. 24-29.
  15. Фрунзе М.В. Избранные произведения. М.: Воениздат, 1977. 480 с.
  16. Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров в СССР (1917-1984 гг.). Новосибирск: НВВПУ, 1991. 261 с.
  17. Муцынов С.С. Коллектив и дисциплина: вопросы и ответы. М.: Воениздат, 1989. 167 с.
  18. Сергеева Е.В. Психолого-педагогический опыт формирования этнической толерантности курсантов в условиях военного вуза // Вестник Казанского технологического университета. 2009. № 3. С. 155-158.
  19. Китов А.И. Предупреждение и преодоление психологических конфликтов в коллективе // Социальная психология и управление. М.: ВПА, 1972. С. 180-195.
  20. Пляшкевич В.И. Воспитание воинов в духе дружбы народов. М.: Воениздат, 1973. 129 с.

Statistics

Views

Abstract - 65

PDF (Russian) - 19

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Vrachinskaya T.V., Budarina A.O., Kuznetsova T.A., Parakhina O.V., Kalyuzhniy E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies