MODELLING SCIENTIFIC COMMUNICATION IN THE VIRTUAL MUSEUM OF SAMARA LANGUAGE SCHOOL


Cite item

Abstract

This article displays the process of designing regional model of virtual museums of scientific schools and scientific communication as the crucial point of the regional science presentation in the virtual space of the region and the country.

Full Text

Второе десятилетие ХХI в. бросило высшему гуманитарному образованию новые вызовы. И эти вызовы можно сформулировать как 1) необходимость менять организацию научной работы в вузе; 2) необходимость менять организацию работы со студентами в вузе. Эта двуединая задача решается путем обращения к научной коммуникации. Казалось бы, простое на первый взгляд словосочетание отражает новый уровень внутринаучных взаимодействий. В настоящее время НК рассматривается как самостоятельная отрасль знаний, обладающая как дисциплинарными, так и междисциплинарными особенностями; происходит становление дисциплинарных и интердисциплинарных сетей в интеллектуальном пространстве науки. Современные ученые отмечают: теперь на смену дисциплинарности приходят уже не междисциплинарные исследования, а интердисциплинарные. Это такая сложность явлений, которая раскрывается в принципиальной неразложимости на составляющие. Это новое единство научного знания: полидисциплинарный синтез [1, 2]. Зачем указанный подход нужен преподавателю-гуманитарию? Такой научный подход нужен при научной коммуникации преподаватель – преподаватель, преподаватель – студент при необходимости популяризовать науку, поскольку вузовская наука не может жить без популяризации. Популяризация научных достижений нужна: 1) науке для оправдания своего существования в глазах общества; 2) государству – для повышения уровня адекватности принятия решений; 3) бизнесу – в стратегическом плане для обеспечения притока квалифицированных кадров; 4) обществу – для удовлетворения фундаментальной потребности каждого человека в познании и для поддержания стандартов критического мышления. Лингвисты говорят о важности популяризации науки. Л.П. Крысин отмечает: «Лингвистика, как и почти всякая другая наука, существует не только в себе и для себя: она призвана распространять достигнутые ею результаты вовне – в среду неспециалистов, которые заняты иными, далекими от науки делами: варят сталь, водят поезда, пашут землю... Многим из них, однако, небезразличны судьбы родного языка и особенности языковой жизни общества» [3]. А член-корреспондент РАН В. Плунгян замечает, что проблемы популяризации лингвистических знаний связаны с тем, что о теоретической лингвистике среднему человеку известно очень мало. В школе нет такого предмета, а интерес к этой проблеме есть: людям всегда интересно то, что связано с языком, и с их родным, и с иностранными. Соответственно на месте лингвистических знаний у большинства людей вакуум. И этот вакуум, к сожалению, очень интенсивно заполняется всяким «фантастическим креативом», который при этом, увы, выдается за результат научного знания. Мягкое сетование В.Плунгяна на «фантастический креатив» раскрывается в статье Л.П. Крысина печальными фактами ненаучности, безграмотности публичных людей. Во время беседы со священником, «экспертом» в передаче по радио «Россия», радиослушатели звонят и спрашивают о правильности употребления слов. Например, почему приюты раньше назывались домами призрения? [4] «В этих домах собирали людей, которых общество отторгает, презирает». Старый русский глагол призирать = "давать кому-либо приют и пропитание". Призирать и презирать – слова омонимы! Другой пример – в передаче «Культурная революция» на телеканале «Культура» рекомендовалось по-разному произносить слово заговор в зависимости от значения: если о военном заговоре – то с ударением на первом слоге, а если о действиях колдуна, то правильно – только с ударением на первом слоге. Как отмечают ученые, такая псевдопопуляризация только дискредитирует науку. Суммарный итог проблемы: 1) популяризация должна иметь не случайный, а систематический характер; 2) нужно специально готовить журналистов, которые бы освоили научную проблематику; 3) необходимо достойное финансирование. 4) нужны новые формы. А новые формы уже есть, они выкристаллизовались ко второму десятилетию ХХI в. в научный театр, научные фестивали, устные выпуски научно-популярных журналов, научные кафе, онлайн-интервью ученых, научные автопробеги, виртуальные научные музеи. В 2013 году опубликован роман А. Архангельского «Музей революции». Главный персонаж – историк и компьютерщик в одном лице. Действие происходит в музее-усадьбе. По ходу романа Павел Саларьев выполняет заказы на ВМ. Конечно, у них прекрасное оснащение, мощные компьютеры, персонажи в таких музеях двигаются как в мультфильме, открываются залы, а главный персонаж романа получает такие деньги, что покупает на них квартиру в Москве. Персонажи осмысливают время. - Кстати, наш музей планирует интерактив! - А в какой форме интерактив? - В форме детей. Из долгородской школы-интерната. Они тут будут всякое разыгрывать [5]. Толкование значение слова «интерактив» сведено к комическому в данном контексте, однако стоит задуматься, каким образом можно организовать интерактив. На наш взгляд, центральным вопросом здесь стоит вопрос об организации коммуникации в пределах виртуального пространства музея. Итак, популяризация науки путем ВМ имеет колоссальные преимущества: 1) создание и хранение в ограниченном физическом объеме огромного массива информации обо всех, в том числе находящихся в запасниках, экспонатах не только данного, но и других музеев; 2) произвольный и быстрый доступ к информации об экспонатах; 3) возможность глубокой обработки экспонатов: масштабирование, фрагментирование, трансформирование, комбинирование; 4) относительная простота и оперативность передачи информации на расстояние, её независимость от территориально разнесенных источников, от распределения ее по различным потребителям. В современном виртуальном пространстве России ВМ исчисляются тысячами. Но это преимущественно сайты художественных и исторических музеев. Между тем собственно ВМ НШ в российском Интернет-пространстве – единицы. Это оригинальные проекты: а) ВМ компьютера – научная школа Лебедева; б) ВМ истории информатики в Сибири; в) Специализированный виртуальный музей-библиотека «Научные школы Республики Татарстан». Деятельность НШ в ВМ освещается на сайтах ведущих вузов, где размещается информация об истории вуза, развитии науки. Попутно дается характеристика той или иной НШ. Таковы музеи: 1) ВМ Казанского государственного медицинского университета «История КГМУ», в котором освещается и история казанских медицинских школ, дается краткая история отечественной и зарубежной медицины; 2) ВМ истории создания и развития образовательного учреждения Санкт-Петербургского государственного института точной механики и оптики (технического университета – СПб ГИТМО). На настоящий момент это, пожалуй, наиболее удачный, можно сказать, эталонный опыт освещения достижений НШ в вузовском ВМ. Коллектив петербургских ученых работал на протяжении многих лет. В разработку этого виртуального проекта вложено большое количество труда и материальных средств. Иногда вузы располагают системой музеев, и тогда информация о них сосредоточивается на специальном сайте. Так, например, на базе ПГСГА функционируют «Зоологический музей им. Д.Н.Флорова», «Музей археологии Поволжья», музей «100 лет ПГСГА». Удачным опытом создания ВМ является ВМ «Народы Урало-Поволжья (этническая история и культура)» профессора Е. А. Ягафовой. С одной стороны, это ВМ – представительство реально функционирующего при ПГСГА этнографического музея, который создан ведущим этнографом Поволжья; с другой стороны, это – замечательная электронная информационно-исследовательская база данных, полезная и ученым, и студентам. Всё же задачу освещения НШ подобные ВМ не ставят. Так, например, на сайте ВМ, являющегося представительством реального музея «100 лет ПГСГА», дается информация о ведущих ученых ПГСГА в рубрике «Корифеи науки». Однако обзор контента этой рубрики по направлению «лингвистика» показал, что представлены далеко не все ученые; информация об ученых лаконична; НШ, вклад в её развитие учеными не прописаны. Сайт музея «100 лет ПГСГА» в яркой и увлекательной форме освещает деятельность старейшего педагогического вуза Поволжья, но построен сайт не по законам музейного проектирования, он не относится к ВМ. [2]. Зимой 2014 года при Поволжской государственной социально-гуманитарной академии будет функционировать «Виртуальный музей Самарской лингвистической школы» (http://museum1.tw1.ru/), в котором достижения НШ будут представлены не попутно с освещением других вопросов, а непосредственно. Проект осуществлён при поддержке регионального гранта РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований регионального конкурса «Волжские земли в истории и культуре России» 2013 – Самарская область «Проектирование региональной модели виртуальных музеев научных школ (на материале Самарской лингвистической школы)» проект № 01201364148 – РГНФ. Работа над проектом показала, что актуальным вопросом работы музея является вопрос коммуникации в поле виртуального музея. Представляя размышления по данной проблеме, заметим, что в процессе коммуникации возникают всё новые и новые проблемы, требующие решения. Особое значение для осмысления музея как социокультурного явления современного общества имеют исследования в области коммуникационного взаимодействия с аудиторией. Коммуникационная модель развития музея рождается вместе с волной «музейного бума» в начале 60-х гг. прошлого века и находит теоретическое и практическое применение в музейной практике. Благодаря музейной коммуникации и исследованиям в этой области, направленным на изучение различных категорий посетителей, происходит формирование нового поколения потребителей музейных услуг и продуктов, которые воспринимаются как важное звено культурно-коммуникационного диалога. Проектируя региональную модель виртуального музея научной школы (ВМ НШ) на материале презентации истории достижений СЛШ, мы пришли к выводу, что на современном этапе развития технологий в музееведении на первый план выходит проблема музейной коммуникации (МК). Для современного музееведения актуальным является коммуникационный подход. В основе коммуникационного подхода лежит: 1) математическая теория связи К. Шеннона, вычленяющая элементы акта передачи информации: а) источник информации, б) передатчик, в) канал, г) приемник, д) адресат, то есть теория, рассматривающая развитие человеческого общества как развитие средств коммуникации в широком понимании. Во второй половине ХХ в. коммуникационный подход распространился в различных областях знания. В музееведении коммуникационный подход ввел Д.Камерон, определяя музей как особую коммуникационную систему. В современном музееведении коммуникацию называют ведущей функцию современного музея. Ученые подчеркивают диалоговую природу коммуникации; музейную коммуникацию (МК) определяют одновременно как теоретическую «рамку» и как исследовательский инструмент, позволяющий по-новому ставить и решать проблемы, традиционно относящиеся к области экспозиционной и образовательно-воспитательной работы музеев. Краеведческий музей им. П.В.Алабина, разрабатывая теорию (МК), подчеркивает, что для системы отечественных региональных музеев задача обновления теоретических оснований деятельности особенно актуальна [6]. В ходе проектирования региональной модели ВМ НШ на основе создания сайта ВМ СЛШ мы определили: 1) МК структурирует всю деятельность современного музея, смещает фокус музееведческих исследований на фактор адресата (посетителя музея); 2) МК актуальна также для практики создания и функционирования ВМ. Что касается ВМ, презентующего историю и достижения НШ, то место музейной коммуникации здесь должна занять научная коммуникация (НК). В настоящее время НК рассматривается как самостоятельная отрасль знаний, обладающая как дисциплинарными, так и междисциплинарными особенностями. Сейчас происходит становление дисциплинарных и интердисциплинарных сетей в интеллектуальном пространстве науки. Современная наука признана системой, обладающей свойством самовоспроизведения. Первичным элементом самовоспроизведения является научная публикация как специфический коммуникативный акт, поскольку через цитаты публикация всегда связана с другими публикациями и является в свою очередь побудителем новых работ. Современные философы, разрабатывая методологию науки, отмечают, что на смену дисциплинарности приходят междисциплинарные исследования или, точнее, интердисциплинарные. При этом речь идет уже не о новой, самостоятельной сфере исследований, направленных на изучение явлений на стыке отдельных дисциплин, и приводящей, в конце концов, к еще более тонкой структуре системы научных знаний. Речь идет о такой сложности явлений, которая раскрывается в их принципиальной неразложимости на составляющие аспекты, относящиеся к той или иной предметной области. Таким образом, в контексте коммуникативного подхода формируется новое единство научного знания: полидисциплинарный синтез. Практика проектирования региональной модели ВМ НШ обнаружила, что НК в презентации истории и достижений НШ, популяризации науки, в частности, русистики, обладает значительным набором взаимосвязанных функций-задач ВМ, вытекающих из цели ВМ «комплексно популяризировать НШ».

×

About the authors

Julia Alekseevna Belkina

Samara State Academy of Social Sciences and Humanities

Author for correspondence.
Email: ulanova@samaradom.ru

candidate of pedagogic sciences, associate professor of the department of «Russian language, speech standard and their teaching methods»

443099, Russia, Samara, M.Gorky, 65/67

References

  1. Белкина Ю.А. Фактор адресата в проектировании региональной модели виртуальных музеев научных школ // Известия Самарского научного центра РАН. 2013. том 15 № 2 (3). С. 720 – 723.
  2. Белкина Ю.А., Иванян Е.П. Научная коммуникация как способ организации и презентации региональной науки в виртуальном пространстве // Известия Самарского научного центра РАН. 2013. том 15. № 2 (4). С. 857 – 860.
  3. Крысин Л.П. Популяризация лингвистических знаний в средствах массовой информации.2007//Электронный ресурс. Режим доступа: http:www.gramota.ru/biblio/magazines/gramota/ruspress/28_611, свободный. Загл. с экрана. Данные соответствуют 5.12. 2013.
  4. Плунгян В. «Очень люблю отвечать на вопросы публики…»// Электронный ресурс. Элементы большой науки, Библиотека Троицкий вариант № 2 (121). 29 января 2013. Режим доступа: http:elementy.ru/lib/431851, свободный. Загл. с экрана. Данные соответствуют 6.12. 2013.
  5. Архангельский А. Музей революции. М.: АСТ, 2012. 512с.
  6. Музей и коммуникация. Концепция развития Самарского областного историко-краеведческого музея им.П.В.Алабина (Авторский коллектив под ред. Н.А.Никишина и В.Н.Сорокина). М. – Самара, 1998. 140 с.

Copyright (c) 2013 Belkina J.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies