Dynamics of success: the development of the Tatar ASSR industry in the middle of the 1960s-1970s

Cover Page

Cite item

Abstract

The collapse of the Soviet Union, the destruction of intra- and intersectoral ties between the former Soviet republics, and the unsuccessful market transformations that followed, supplemented by political and social problems, could not produce an explosive positive effect on the development of the new statehood. Crises became an integral part of the economy of the Russian Federation, which did not take long to affect the social sphere of society. It was necessary to search for mechanisms capable of changing the situation and accelerating economic processes. Relying only on the experience of leading foreign states, as practice showed, did not always lead to a positive result. The reasons for this lie in the combination of political, economic, cultural characteristics of countries that are not like Russia. Undoubtedly, it is worth trying to use this experience, but at the same time applying the achievements of domestic theory and management practice. In this regard, in the presented study, on the example of a separate republic, an analysis of the development of the Soviet economy in the middle of the 1960s–1970s is carried out, the features of the success and at the same time the crisis of the Soviet industry are shown. Tatar Autonomous Soviet Socialist Republic in the period under review was able to achieve a powerful upswing in industry. Success was built primarily on the oil and petrochemical industries, which was explained by the demand for the products of these industries in the domestic and foreign markets. However, only the focus on data, traditional industries, in the conditions of late industrialism, became the anchor of further development. Central and local leadership failed to capture these trends.

Full Text

Введение

К 1960-м годам СССР вступил в стадию консервативной модернизации, символизирующую создание индустриального общества, ориентированного не только на ускоренное развитие, но и на формирование так называемой «нормальной эволюции», основанной, в том числе, и на проведении социальной политики. Значительно возросшие масштабы промышленности и накопленный ею потенциал, а также относительная безопасность внешних границ позволяли перенаправлять уже большую часть прибавочного продукта на те отрасли экономики, которые удовлетворяли потребности населения.

Несмотря на свертывание совнархозовской реформы, организационные изменения периода Н.С. Хрущева дали определенный импульс для роста отечественной экономики в последующую пятилетку. Благодаря данным преобразованиям удалось увеличить инвестирование не столько в стратегически важные отрасли, сколько, с помощью них, в развитие отдельных регионов. Во второй половине XX столетия фактически были определена территориальная структура страны с выделением здесь регионов опережающего развития.

К таковым регионам относилась и Татарская АССР. Добыча нефти, создание нефтеперерабатывающих и машиностроительных производств постепенно превратили республику в регион-лидер, которым она оставалась и в последующее время.

Цель представленной статьи – исследовать тенденции развития советской экономики в середине 1960-х – 1970-е годы, показать особенности успеха и одновременно кризиса советской индустрии на примере отдельно взятой республики. Задачи исследования заключаются в анализе промышленного и человеческого потенциала республики в рассматриваемый период, исследование экономических показателей и рассмотрение причин, приведших к кризису индустриальный сектор экономики.

Под объектом исследования мы понимаем индустриальный комплекс Татарской АССР в середине 1960-х – 1970-е годы. Предмет исследования: показатели экономического роста, человеческого капитала республики; причины кризиса промышленности Татарской АССР.

Обзор литературы

Проводя историографический анализ работ, рассматривающих развитие промышленности СССР середины 1960-х – 1970-е годы, можно условно разделить все работы на два блока: исследования, проводимые непосредственно в период деятельности руководителя государства, и работы, вышедшие в последующее время.

Историографические исследования периода руководства Л.И. Брежнева в целом сохранили некоторую преемственность и опирались на партийные установки последовательности коммунистического строительства, заложенные еще в прежнее время. Источников, посвященных управлению экономикой СССР и ее регионов непосредственно в период проведения реформ, было выпущено немного, и к тому же они носили преимущественно хвалебный характер. Во многом эта тенденция стала следствием нового этапа застойных тенденций общественных отношений. Согласимся с мнением В.П. Данилова [1, с. 95], указывающего, что во второй половине 1960-х годов конкретно-исторические исследования стали быстро свертываться. Одновременно с этим ранее открытые архивные фонды стали недоступными для исследователей, многие ранее доступные документы вновь были запрещены для печати.

Но даже при этом количество уже введенных в оборот архивных источников было достаточно обширным. В научной литературе стали применяться не только документы центральных, но и региональных архивохранилищ. Получила распространение практика использования в исторической науке материалов открытой печати и воспоминаний участников рассматриваемых событий. Правда, за обилием доступной информации не всегда прослеживался ее качественный анализ, практически полностью отсутствовала критика полученных данных, по-прежнему в своих исследованиях ученые ориентировались на партийные установки.

Важные исследования указанного периода касались состоянию государственной и региональной экономики, отраслевой производственной структуры, размещения территориально-производственных комплексов и промышленных производств [2–4]. Активно стали разрабатываться общие проблемы государственного регулирования экономики, планирования [5], особенностей управления в условиях плановой экономики [6], научно-технической революции и научно-технического прогресса [7–10] и т.д.

Значительное число исследований было посвящено вопросам управления. В частности, появились труды, проводящие комплексный анализ теории и практики управления [11–16], в том числе организации и функционирования советской системы управления [17]. Начало формирования территориально-производственных комплексов (ТПК) актуализировало данную проблему. В изучение проблем управления ТПК подключились ученые-экономисты П.М. Алампиев, Н.Н. Некрасов, Э.Б. Алаев, В.В. Кистанов, А.Е. Пробст, Е.Д. Силаев, Я.Г. Фейгин, Н.И. Шраг. Несомненный интерес вызывают труды ученых экономико-географического направления И.И. Белоусова, А.М. Гаджи-заде, Т.М. Калашниковой, И.М. Маергоиза, И.В. Никольского, А.Т. Хрущева.

Научная значимость трудов советского периода сегодня достаточно спорна, поскольку ученые того времени были поставлены в определенные ограничительные рамки, не позволявшие им не только предлагать новые, отличавшиеся от общей партийной доктрины концепции, но и тем более заимствовать зарубежный опыт.

В более поздний период автор встречает сперва осторожную, но потом все более открытую критику проводившихся советской властью мероприятий, показателей экономического роста и т.д., что, впрочем, после распада СССР привело уже к радикальному очернительству достижений советской экономики. Лишь только сравнительно недавно историческая наука стала выходить на качественно иной уровень размышлений о происходивших событиях. В публикациях выводятся проблемы причинно-следственных связей экономики советского периода. На материалах отдельных регионов или отраслевых субъектов экономики рассматриваются изменения, происходившие в стране на всем периоде его существования, подвергаются анализу мероприятия, осуществляемые советской властью и их последствия.

Методы исследования

Методологической основой представленной статьи является подход на основе использования принципов историзма, объективности и системности. Указанные принципы использовались в совокупности с методологическими подходами научного познания, в особенности с проблемно-хронологическим. Данный подход был направлен на более углубленное изучение историко-экономических аспектов промышленного развития СССР, причин, этапов и последствий проводимых преобразований в системе ее управления.

Работа над статьей потребовала использования ряда общенаучных и специально-исторических методов исследования. На их основе автором применялись исторический и логический методы. Исторический метод предусматривает рассмотрение развития промышленности страны и республики, со всеми присущими этому процессу чертами и особенностями. Логический метод помог в определенной последовательности расставить структурные элементы исследования, выявить важные проблемы в ходе анализа.

Использование достаточно значительного числа архивных материалов, содержащих статистические сведения, предполагает применение математических методов. В своей взаимосвязи все обозначенные принципы, подходы и методы способствовали раскрытию заявленной темы.

Результаты и дискуссия

Во второй половине XX века Татарская АССР превратилась в социально и экономически развитый, урбанизированный регион. Статистические данные показывают, что к 1968 г. на территории республики располагалось 17 городов и 22 рабочих поселка. При том, что общая численность населенных пунктов составляла более 4,5 тысяч единиц [18, л. 63]. Для сравнения, в наше время (к 2022 году) общая численность населенных пунктов республики составила чуть более 3 тысяч единиц (из них 22 города и 19 поселков городского типа) [19]. Численность населения, проживающего в городах, составила в 1972 г. 54% [20].

Значительная часть городского населения была задействована в индустриальном секторе экономики. Так, если в 1965 году численность рабочего персонала в республике составляла 347 тыс. чел., то уже в 1969 г. – 408 тыс. чел., что фактически указывало на его прирост в 17,7% [21; 22, л. 258]. Это было много, однако все же меньше, чем в целом по стране. Так, в диссертационном исследовании И.А. Куриновой показано, что прирост численности промышленно-производственного персонала в СССР в 1960-е годы – 40% и только в 1970-е – 17% [23, с. 119].

Важной особенностью являлось увеличение численности рабочего персонала, прежде всего за счет коренных народностей. Доля их прироста в отраслях республиканской промышленной индустрии была выше, чем у русского населения. Но оставалась проблема образования, на что не могло не обратить внимания руководство страны. В Постановлении XXVI съезда КПСС указывалось на необходимость «…шире вести подготовку квалифицированных рабочих коренной национальности, прежде всего из числа сельской молодежи» [24, с. 54].

Государственная промышленная политика, в совокупности с набирающей силу урбанизацией, обусловливали мощный рост промышленности. Количество отраслей по сравнению с началом столетия увеличилось в 5 раз и составляло более 100. К 1969 году в республике насчитывалось 535 промышленных предприятий, тогда как четыре года назад – всего 474 [25, л. 135].

Одним из главных критериев успешности промышленности являлись темпы ее роста. Они по-настоящему поражают наше воображение. Темпы республиканской индустрии превышали общегосударственные более чем в 4 раза. Значение промышленного производства в выпуске валового продукта поднялось с 25% в 1913 г. до 80% в 1971 г. [20, с. 31].

В результате к началу 1970-х годов Татарская АССР по объемам промышленного производства стала одним из национальных лидеров.

По добыче нефти, производству сжиженного газа, кинофотопленки, фотографической желатины, полиэтилена, модификаторов, олеиновой кислоты, резиновых рукавов, меховых изделий и кетгута республике не было равных на всем советском пространстве. Свыше 300 видов продукции направлялось более чем в 70 зарубежных стран [20, с. 32].

Резко возрос прирост товарной массы. Так, если за единицу взять 1940 г., то выпуск только валовой продукции увеличился в 1960 г. в 120 раз, в 1970 г. – в 274 раза [26, с. 16]. В результате, если среднегодовые темпы роста валовой промышленности в 1961–1965 годы составили 143%, то уже в 1966–1970 годы – 160%, при том, что среднегодовые темпы прироста были 7,4% и 9,8% соответственно [26, с. 26].

Можно с некоторым недоверием отнестись к данным показателям, поэтому для сравнения приведем альтернативные источники, которые указывают на то, что в начале второй половины XX века средние темпы прироста промышленного производства составляли по стране более 10%. Так, рост национального дохода СССР в 1961–1970‑х годах – на 4,2%, в 1971–1980 годах – на 2,1% [27, с. 146; 28, с. 61], при увеличении промышленного производства в течение 1953–1962 годов ежегодно в среднем на 11%, 1953–1958 годы – на 11,5%, за вторые четыре года – на 9,9% [29, с. 45].

Несмотря на значительные успехи, которых добилась республиканская промышленность, оставались и нерешенные проблемы. Ряд предприятий не справлялись с плановыми показателями, и численность их постоянно возрастала.

Нам видится, что одна из главных причин этого крылась в их недофинансировании. Многие предприятия не только не получали финансовой поддержки, но и в ряде случаев сами вынуждены были отдавать другим предприятиям необходимые для развития резервы. Примером является хлебопекарная промышленность, которая, испытывая острые финансовые сложности, по плану развития народного хозяйства была вынуждена сама передать в общесоюзный фонд средств на общую сумму 537 тыс. рублей [30, л. 18–23; 31, с. 197–199].

Важной проблемой оставалось низкое качество выпускаемых товаров и частое простаивание промышленного оборудования. Так, в 1967 г. Татарским республиканским управлением государственной инспекции по качеству товаров и торговли по РСФСР из проверенного количества было забраковано: меховых изделий – 14,4%, швейных изделий – 11,4%, головных уборов – 14,5%, кожаной обуви – 9,5%, мебели – 33,2% [32, л. 126]. В 1969 г. после обследования 36 предприятий республики выяснилось, что значительная часть металлообрабатывающего оборудования либо совсем не используется, либо простаивает в течение нескольких смен [33, л. 75].

Оставалось значительным количество изношенного и устаревшего оборудования. По данным ряда исследователей, в СССР во второй половине 1970-х годов доля изношенных производственных фондов увеличилась с 30% до 42%, а с учетом морального старения данные показатели можно увеличить в 1,5–2 раза. Из этого получается, что только примерно 20% всех фондов можно было считать современными [34, с. 109; 35, с. 13].

При этом даже имеющееся в наличии новое оборудование крайне медленно внедрялось в производственный процесс. Большая его часть, подлежащая к установке, сдавалась в монтаж в течение года со времени его выпуска, ¼ часть сдавалась в течение 2 лет, вместе с тем имелись случаи, когда оборудование залеживалось на складах 2–3 года и более. Такого рода оборудование в народном хозяйстве республике на период 1977 г. имелось на сумму 45 млн рублей, в том числе на сумму 4,7 млн рублей не использовалось более 5 лет [36, л. 5; 31, с. 197–199].

Основными причинами образования излишнего оборудования являлись: изменение проектов строящихся объектов и технологии на реконструируемых предприятиях; поставка оборудования министерствами без учета возможности их использования на местах (к примеру, из-за недостаточности производственных площадей). В результате на складах предприятий и организаций лежали новые станки и комплектующие, излишние для них: от 2 до 3 лет – 36%, от 3 до 5 лет – 34%, свыше 5 лет – 24% (то есть 58% всего излишнего нового оборудования не реализовывалось в течение 3–5 и более лет). Только на Нижнекамском шинном заводе своевременно не были установлены, а в дальнейшем стали излишними 11 машин для определения прочности и деформации резины выпуска 1974 г. на сумму 55 тыс. рублей; на Казанском химическом заводе Министерства медицинской промышленности СССР с 1970 г. не использовалось различное оборудование на сумму 68 тыс. рублей [36, л. 6, 8, 9; 31, с. 197–199].

Нам видится, что проблемы индустриального сектора, хотя и были предметом пристального внимания руководящих органов, однако в условиях высокой стоимости нефти на международных рынках, позволяли «закрывать на это глаза», покрывая упущенную выгоду высокими доходами от продажи нефти. В период экономических кризисов стоимость барреля нефти доходила до 100 долларов, при том, что в Советском Союзе себестоимость составляла 5 рублей. Общая добыча нефти в стране колебалась в пределах 600–650 млн тонн [37]. Однако и этот источник доходов с середины 1970-х годов резко иссяк. Как отмечает исследователь Р. Аллен [38, с. 266; 39, с. 96], в рассматриваемый период произошло падение совокупной производительности факторов производства, прежде всего за счет ключевых отраслей промышленности СССР, к которым относились нефтяная и угольная промышленность, черная металлургия. Исчерпание этих ресурсов в европейской части страны не позволило поддерживать высокие темпы экономического роста в последующий период. К тому же и кризис 1973 года фактически подвел черту под модель экономики, основанную на преимущественной продаже энергоресурсов. Как правильно подметил ситуацию исследователь С. Коткин, «… для тех из них, кто с грехом пополам свои проблемы решал (через продажу нефти. Авт.), нефтяной кризис означал час расплаты» [40, с. 20].

В завершение исследования необходимо отметить, что Татарская АССР во второй половине XX в. еще более укрепила свои позиции в качестве ведущего индустриального центра страны. В республике продолжились процессы урбанизации, изменился качественный состав рабочей силы, возросло значение ряда перспективных отраслей и прежде всего отраслей обрабатывающего производства (машиностроения, химической и нефтехимической промышленности).

Между тем назрели и серьезные проблемы, связанные со снижением роста региональной промышленности. И если в 1960-е годы нормы плановых показателей практически ежегодно перевыполнялись, то уже в 1970-е годы результаты стали резко снижаться. По таким показателям, как годовой объем выпуска, реализация продукции, производительность труда, снижение выпуска низкокачественной продукции, очень часто наблюдалось недовыполнение. И даже если в отдельные годы нормы плана оказывались перевыполненными, то это происходило только за счет результативности отдельных крупных предприятий. Все это говорило о том, что общие тенденции кризиса командной экономики затронули и ТАССР.

×

About the authors

Almaz Rafisovich Gapsalamov

Elabuga Institute (Branch) of Kazan (Volga Region) Federal University

Email: gapsalamov@yandex.ru

candidate of economical sciences, associate professor of Economics and Management Department

Russian Federation, Elabuga, Republic of Tatarstan

Vladimir Lvovich Vasilev

Elabuga Institute (Branch) of Kazan (Volga Region) Federal University

Email: vasvladlev@mail.ru

candidate of economical sciences, associate professor of Economics and Management Department

Russian Federation, Elabuga, Republic of Tatarstan

Tatyana Nikolaevna Bochkareva

Elabuga Institute (Branch) of Kazan (Volga Region) Federal University

Email: tatyana-n-boch@mail.ru

candidate of pedagogical sciences, associate professor of Pedagogics Department

Russian Federation, Elabuga, Republic of Tatarstan

Elvir Munirovich Akhmetshin

Elabuga Institute (Branch) of Kazan (Volga Region) Federal University

Author for correspondence.
Email: elvir@mail.ru

candidate of economical sciences, senior lecturer of Economics and Management Department

Russian Federation, Elabuga, Republic of Tatarstan

References

  1. Данилов В.П. Современная российская историография: в чем выход из кризиса? // Россия в XX веке: судьба исторической науки: сб. ст. / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М.: Наука, 1996. С. 95-101.
  2. Исянбаев М.Н. Экономическая эффективность отраслевых производственных комплексов в промышленных узлах. М.: Наука, 1977. 191 с.
  3. Теоретические основы функциональной структуры промышленного комплекса экономического района / отв. ред. М.М. Паламарчук. Киев: Наук. думка, 1972. 240 с.
  4. Семушкин А.Т. Проблемы территориального управления экономикой. М.: Экономика, 1977. 79 с.
  5. Планирование народного хозяйства СССР / под ред. Л.Я. Берри. М.: Экономика, 1968. 727 с.
  6. Белоусов Р.А. Исторический опыт планового управления экономикой СССР. М.: Мысль, 1983. 319 с.
  7. Бубнов И.Н. Научно-технический прогресс в СССР за 60 лет. М.: Знание, 1978. 64 с.
  8. Камаев В.Д. Современная научно-техническая революция: экономические формы и закономерности. М.: Мысль, 1972. 261 с.
  9. Научно-техническая революция и общество / ред. кол.: Н.И. Дряхлова и др. М.: Мысль, 1973. 480 с.
  10. Хейнман С.А. Научно-техническая революция сегодня и завтра. М.: Политиздат, 1977. 328 с.
  11. Бачило И.Л. Функции органов управления (правовые проблемы оформления и реализации). М.: Юридическая литература, 1976. 198 с.
  12. Козлова О.В., Кузнецов И.Н. Научные основы управления производством. М.: Экономика, 1970. 286 с.
  13. Олигин-Нестеров В.И. Эффективность управленческого труда в промышленном производстве. М.: Экономика, 1965. 135 с.
  14. Основы научного управления социалистической экономикой: учеб.-метод. пособие / под ред. Ю.П. Алексеева, В.Г. Белова и др. М.: Мысль, 1984. 253 с.
  15. Петров А.С. Экономические основы управления производством. М.: Мысль, 1966. 158 с.
  16. Проблемы научной организации управления социалистической промышленностью: по мат-лам второй всесоюз. науч.-техн. конф. / под ред. Д.М. Гвишиани, С.Е. Каменицера. М.: Экономика, 1974. 751 с.
  17. Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управления. М.: Юридическая литература, 1980. 256 с.
  18. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф. Р-1296. Оп. 25. Д. 1740.
  19. Реестр административно-территориальных единиц и населенных пунктов в Республике Татарстан [Электронный ресурс] // Министерство юстиции Республики Татарстан. https://minjust.tatarstan.ru/reestr-administrativno-territorialnih-edinits-i.htm.
  20. Александров И.Н., Бурлянд З.А., Караковская Е.Ф. Экономическая география ТАССР: учеб. пособие. 4-е изд., доп. Казань: Тат. кн. изд-во, 1973. 183 с.
  21. Васильев В.Л., Гапсаламов А.Р., Седов С.А. Исторические и современные проблемы экономического развития Республики Татарстан: монография. М.: Прометей, 2014. 134 с.
  22. НА РТ. Ф. Р-1296. Оп. 25. Д. 1762.
  23. Куринова И.А. Исторический опыт советской партийно-государственной социальной политики (1964-1985 гг.): дис. … д-ра ист. наук: 07.00.02. М., 2004. 442 с.
  24. Материалы XXVI съезда КПСС. М.: Политиздат, 1981. 223 с.
  25. НА РТ. Ф. Р-1296. Оп. 25. Д. 1754.
  26. Народное хозяйство Татарской АССР: стат. сборник / под общ. ред. Г.Д. Майорова. Казань: Татарское отделение ВО «Союзучетиздат», 1972. 268 с.
  27. Ханин Г.И. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991. 267 с.
  28. Ясин Е.Г. Российская экономика. Истоки и панорама рыночных реформ: курс лекций. М.: Высшая школа, 2002. 437 с.
  29. Горбунов Э.П. Темпы, уровень, структура промышленного производства в СССР. М.: Мысль, 1965. 188 с.
  30. НА РТ. Ф. Р-128. Оп. 2. Д. 1962.
  31. Гапсаламов А.Р. Экономический спад второй половины XX в., или что мешало республиканской промышленности поддерживать тенденцию роста // Вестник экономики, права и социологии. 2018. Т. 2, № 1. С. 197-199.
  32. НА РТ. Ф. Р-3049. Оп. 7. Д. 103.
  33. НА РТ. Ф. Р-1296. Оп. 25. Д. 1764.
  34. Суслов М.Г. Причины краха советской системы. Пермь: Западно-Уральский ин-т экономики и права, 2007. 359 с.
  35. Бунич П.Г. Хозяйственный механизм: идеи и реальности. М.: Политиздат, 1988. 123 с.
  36. НА РТ. Ф. Р-4580. Оп. 4. Д. 265.
  37. Sapir J. Les fluctuations économiques en URSS, 1941-1985. Paris: École des hautes études en sciences sociales, 1989. 240 p.
  38. Аллен Р.С. От фермы к фабрике: новая интерпретация советской промышленной революции / пер. с англ. Е. Володиной. М.: Росспэн, 2013. 389 с.
  39. Ермолов А.Ю. Взгляды современных зарубежных ученых на экономические проблемы позднего СССР (часть 2) // Вопросы теоретической экономики. 2021. № 1 (10). С. 94-111. doi: 10.24411/2587-7666-2021-10108.
  40. Коткин С. Предотвращенный Армагеддон: распад Советского Союза, 1970-2000 / пер. с англ. И. Христофорова. М.: Новое литературное обозрение, 2018. 240 с.

Copyright (c) 2022 Gapsalamov A.R., Vasilev V.L., Bochkareva T.N., Akhmetshin E.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies