Cultural and educational work in the Workers’ and Peasants’ Red Army during the front-line Civil War: early Soviet historiography (a brief review of the history of the problem)

Cover Page

Abstract


The author made an attempt to develop (in the format of a lapidary historiographical review) the problem of the history of cultural and educational work in the Workers’ and Peasants’ Red Army (Red Army) during the front-line Civil War (1918–1920). The problem under review is of increased interest because in 1918–1920 there was a unique process of the Soviet historical science birth. It was designed to comprehend, and in hot pursuit, the historical phenomenon of the party and political work in the armed forces of the young Soviet state, which had no analogues in the history of world civilizations. This is the historical phenomenon in which cultural and educational work in the Red Army was born and strengthened. At the same time, it should be emphasized that the unique process of the birth of Soviet historical science took place against the background of the escalation of the fratricidal Russian Civil War (in its front-line stage). At this time, interesting sources, primarily historical, as well as some historiographical sources were published on the problem that is considered in this paper. It is they that are subjected to a historiographical review. Naturally, the author does not claim to cover the topic that falls within the scope of his research interests, which, in fact, cannot be achieved in the format of a historiographic review, especially in the format of a lapidary one.


Full Text

Подлинная научная историография занимается не пассивным собирательством и склеиванием источников, а постановкой проблем, которые наполняют картину новым смыслом, содержанием

Р.Дж. Коллингвуд [1]

Введение

Гражданская война – сложнейший период отечественной истории. В центре ее изучения находится проблема противостояния «красных» и «белых», расколовшего страну на два враждебных лагеря. Споры о результатах этого противоборства и выяснения причин победы «красных» являются неотъемлемой частью историографии Гражданской войны. Нет однозначного подхода и к периодизации Гражданской войны. В данной статье будет рассмотрена фронтовая Гражданская война, т.е. период со второй половины 1918 г. по ноябрь 1920 г., когда проходили интенсивные боевые действия, а у красных и у белых имелись оперативно-тактические (армии) и оперативно-стратегические (фронты) объединения, силами которых проводились армейские и фронтовые наступательные и оборонительные операции. Наибольшее распространение данная дефиниция получила в постсоветской и новейшей отечественной историографии [2, с. 34–35; 3, с. 127–135].

Анализ проблемы, заявленной в данной статье, опирается на изучение комплекса источников. Безусловно, его основу составили историографические источники. Под ними автор традиционно понимает исторический источник, вовлеченный в процесс историографического анализа, результаты которого нашли отражение в различного рода научной, публицистической, художественной литературе (монографии, книги, брошюры, статьи, эссе, повести, романы, стихотворения и пр.) [4, с. 501–509]. Историографический анализ не исключает и обращения к историческому источнику, т.е. комплексу документов и материалов (нормативно-правовые акты, делопроизводственная документация, эго-документы, научно-справочные издания и пр.), отражающих какой-либо период истории [4, с. 501–509].

Отечественная историография Гражданской войны также делится на ряд этапов, которые проанализировать в одной статье невозможно. Автор остановился на периоде ранней советской историографии. Под ним понимается условный историографический период, который выделяется некоторыми современными учеными в исследованиях, выполненных в формате проблемно-тематической историографии, посвященной истории изучения российской Гражданской войны [5, с. 43–61].

В массиве работ данного периода основное внимание было уделено культурно-просветительской работе в Красной Армии, таким образом, в статье будет проанализирован комплекс мероприятий, проводимых командирами, политорганами, партийными и комсомольскими организациями по коммунистическому воспитанию и политическому просвещению личного состава, удовлетворению духовных запросов и организации досуга военнослужащих, рабочих и служащих РККА [6]. Эта деятельность являлась составной частью партийно-политической работы в вооруженных силах Советского государства, включая идеологическую и организаторскую деятельность военных советов, командиров, политорганов, партийных организаций Советской армии (СА) и Военно-морского флота (ВМФ); эта работа рассматривалась в качестве теории и практики воспитания военнослужащих, организовывалась и проводилась как система мероприятий по реализации политики Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) в СА и ВМФ [7, с. 683–684].

Основная часть

Историографический обзор ранней советской историографии по теме «Культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны (1918–1920)» следует начать с таких исходных посылок: 1) тема имеет некоторую свою историю ее историографии; 2) ее развитие детерминировалось рядом специфических условий, порожденных Гражданской войной в России, носивший братоубийственный характер.

Тема «Культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны (1918–1920 гг.) нашла отражение в историографических источниках, введенных в научный оборот как в советской, так и в новейшей российской историографии.

В советской исторической науке это нашло отражение в историографических разделах фундаментальных обобщающих работ по проблемам партийно-политической работы в вооруженных силах Советского государства [8–10]. Причем среди них следует особенно выделить (в контексте изложенного выше) исторический очерк «Культурно-просветительная работа в Вооруженных Силах СССР, 1918–1973 гг.» [11]. Небольшие фрагменты историографии истории изучения темы, которой посвящена наша статья, наличествуют и в специальных монографиях [12–14]. По мере же развития советской исторической науки появились труды историографического характера, которые посвящены истории историографии Гражданской войны. В них нашлось место фрагментам и сюжетам, имеющим отношение именно историографии процесса изучения культурно-просветительной работе в Красной армии в 1918–1920 годах. Правда, эти фрагменты и сюжеты даны до предела обобщенно, кратко, а зачастую и опосредованно (через анализ изучения всей системы партийно-политической работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны) [15; 16; 17, с. 3–11]. Разумеется, на эти работы наложен неизгладимый отпечаток тех условий, в которых развивалась советская историческая наука на протяжении более 70 лет своего существования. Они достаточно полно исследованы в постсоветской и новейшей российской историографии [18, с. 146–168; 19, с. 43–51; 20–23; 24, с. 81–85; 25, с. 46–58]. Главными из них являлись идеологизация и политизация, доводимые порою – и это принципиально подчеркнуть – до абсурда.

В постсоветской историографии, когда произошла смена приоритетов (исследование истории Красной армии было вытеснено на задний план исследованием истории белой армии [26, с. 204–220; 27, с. 222–228]) рассматриваемая в нашей статье проблема не нашла соответствующей историографической разработки. Однако в новейшей историографии перекос, указанный выше, был устранен. Исследование истории Красной армии снова стало одним из актуальных направлений в проблематике истории российской Гражданской войны. Как одно из следствий – появление историографических фрагментов и сюжетов (правда, крайне сжатых) в ряде монографий. Их можно расценивать, разумеется, с определенной долей условности, в качестве имеющих отношение к историографии истории изучения проблемы культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны [28–31].

При этом особенно надо подчеркнуть следующее обстоятельство принципиального характера: была выпущена в свет монография Г.М. Ипполитова, выполненная в формате историографических очерков. В ней ученый представил авторское видение процесса исследования истории Гражданской войны на Юге России в советской исторической науке (1918–1985). Автор не претендует на полноту раскрытия проблемы, так как исследование, во-первых, выполнено в формате историографических очерков, во-вторых, локализовано в историческом пространстве Югом России и во времени – ноябрь 1917–1920 гг. Тем не менее история историографии темы, которой посвящена настоящая статья, затронута историографом более предметно и менее сжато (по сравнению с монографиями, указанными выше). Небезынтересно также и то, что Г.М. Ипполитов, рассматривая историю изучения проблематики российской Гражданской войны, делает такой вывод: «выглядит закономерным, что в период зарождения и становления советской исторической науки первые попытки историографического осмысления исторического феномена Гражданской войны не пошли дальше подготовки рецензий, комментариев, а также обзоров литературы, в том числе мемуарной» [32, с. 29–30]. Для нашей статьи подобные обобщения представляют повышенный научный интерес.

И наконец, просто нельзя не отметить и статью Г.М. Ипполитова и С.Н. Полторака, в которой ученые анализируют (в обзорно-аналитическом жанре) раннюю советскую историографию российской Гражданской войны. При этом они опосредованно затрагивают и отдельные аспекты историографии истории изучения проблемы культурно-просветительной работы РККА в период фронтовой Гражданской войны в России (1918–1920 гг.) [7, с. 43–61].

Относительно того, что развитие исследования темы «Культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны (1918–1920) детерминировалось рядом специфических условий, порожденных Гражданской войной в России, носивший братоубийственный характер, приходится констатировать, что для тех, кто пытался исследовать в то время проблему, которой посвящена эта статья, не было большой временной дистанции, необходимой для осмысления явлений, событий, фактов. В данной связи мы поддерживаем умозаключение Г.М. Ипполитова и С.Н. Полторака о том, что реалии российской Гражданской войны «еще не стали историей в академическом ее понимании. А историография, как известно, наука дистанционная, требующая относительно больших временных интервалов для осмысления анализируемой исторической действительности, определенного количественного накопления массива источников и литературы» [7, с. 43]. Зато присутствовал, причем в большом количестве, полный набор трудностей, объективно порожденных состоянием Гражданской войны.

К условиям, которые резко затрудняли работу исследователей, можно отнести то, что источниковая база фактически не имела архивной составляющей, несмотря на то что 1 июня 1918 г. принят декрет «О реорганизации и централизации архивов в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике» [33, с. 383–384]. Ведь для практического претворения его требований в жизнь предстояло провести большой комплекс мероприятий. А в те архивы, что в период фронтовой Гражданской войны вступили в стадию формирования, свободного доступа исследователей не существовало, так как советская власть с первых дней своего существования взяла на вооружение практику засекречивания различного рода документов. Следовательно, историки были лишены возможности оперировать с массивом делопроизводственных материалов.

Ярким порождением реалий российской Гражданской войны во фронтовой ее стадии стало искажение правды. Она должна была вроде бы содержаться в фактографическом материале, который попадал в руки тех, кто пытался делать первые шаги на пути исследовательской работы. Но ее не имелось. Причина подобного положения дел крылась в том, что и красные, и белые вели интенсивную психологическую борьбу (в комплексе с боевыми действиями). А она, как известно, априори подразумевает фальсификацию, просто откровенную ложь, недостоверные сведения, слухи, искаженную статистику и пр. [34].

В то же время нельзя не заметить, что советская власть и правившая в молодом Советском государстве компартия предпринимали шаги к тому, чтобы опубликовать отдельные документы, имеющие отношение к событиям бушевавшей на огромных просторах бывшей Российской Империи фронтовой Гражданской войны [35–38].

Хорошим стимулом для историков стало то, что у В.И. Ленина – основателя Советского государства, признанного вождя большевистской компартии – имелось в исследуемом периоде стройное понимание значимости изучения истории еще не отгремевшей войны. Например, он написал 6 апреля 1920 г. В.В. Адоратскому (будущему академику Академии наук СССР) в Казань письмо, в котором отмечал буквально следующее: «Можете ли собрать материалы для истории Гражданской войны и истории Советской республики? Можете ли вообще собрать в Казани эти материалы? Могу ли помочь? Комплекты «Известий» и «Правды»? Многого не хватает? Могу ли я помочь достать недостающее?» [39, с. 176].

Однако в написании этой истории не могли принимать активное участие историки, творившие в вузах бывшей Российской Империи. У них не имелось особого желания сотрудничать в данной связи с новым политическим режимом, установленным в стране 7 ноября 1917 г. (об этом свидетельствует, в частности, текстологический анализ эго-документа, рожденного усилиями российского/советского историка Ю.В. Готье (1873–1943)) [40].

Думается, выглядит закономерным, что в подобных условиях ранняя советская историография проблемы, которая подвергается историографическому обзору, не могла пополниться научными трудами. Но данное обстоятельство никоим образом не может служить основанием для того, чтобы ее недооценивать. И тем более игнорировать. Сам факт, что на фоне интенсивных и масштабных боевых действий в 1918–1920 гг. появились первые статьи, очерки, обзоры, в которых затрагивались многие аспекты истории бушевавшей в стране Гражданской войны [41, с. 3–14; 42; 43], говорит за себя: ранняя советская историография заслуживает пристального внимания исследователей. В частности, потому, что рассматриваемая в нашей статье тема нашла некоторое до предела краткое отражение в публикациях, размещенных в сборниках Военно-исторической комиссии [44].

Зато много полезной информации извлекут для себя современные исследователи, специализирующиеся на проблематике истории российской Гражданской войны, в том числе и культурно-просветительной работы в РККА, из такого оригинального издания (стало библиографической редкостью), как пособие для учителей школ грамоты I и II ступеней в Красной армии. Оно предназначалось безграмотным и малограмотным красноармейцам. Выполнено сугубо с позиции классового подхода к оценке событий и явлений. Авторы пособия удовлетворили на его страницах культурные запросы бойцов Красной армии, стремящихся к знаниям посредством большевистской трактовки событий Гражданской войны. И в этой трактовке был вынесен за скобки братоубийственный характер Гражданской войны [45].

Между тем наибольшую разработку (подчеркнем еще раз: не научную, строго академическую) тема культурно-просветительной работы в РККА в 1918–1920 годах получила в публикациях, освещающих различные аспекты партийно-политической работы в вооруженных силах молодого Советского государства. Той самой партийно-политической работы, которая, по мнению Л.С. Дегтярева, высказанном в 1925 году, представляла собою в исследуемом периоде «своеобразное сочетание внутрипартийной, политико-просветительной, административно-политической и организационно-политической работы» [46, с. 5]. Той самой партийно-политической работы, которой уделял самое пристальное внимание В.И. Ленин. Это он выдал фразу, ставшую хрестоматийной, своего рода максимой: «…там, где наиболее заботливо проводится политработа в войсках, там тверже их дух и крепче дисциплина» [47, с. 57]. Это В.И. Ленин, запрашивая сведения о состоянии войск, их боеспособности, обязательно напоминал: «Следите за политработой», «не ослабляйте политработы» [48, с. 328].

При этом необходимо подчеркнуть, что публикации, посвященные проблемам партийно-политической работы в РККА, составляют довольно объемную группу. Применительно к историографии нашей проблемы их можно разделить на следующие группы: 1) труды, написанные видными политическими деятелями, в которых освещались общие проблемы Красной армии и в данном контексте подымались и отдельные проблемы партийно-политической работы в период фронтовой Гражданской войны [49–51]; 2) труды, непосредственно посвященные различным аспектам партийно-политической работы; 3) труды инструктивного плана по различным аспектам партийно-политической работы [52, с. 8–21; 53, с. 3–11; 54; 55]; 4) труды, имеющие прямое отношение к различным аспектам именно культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны [56; 57; 58, с. 375–379; 59, с. 10–15].

Среди трудов, имеющих прямое отношение к различным аспектам именно культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны, особенного внимания заслуживает «Краткий очерк культурно-политической работы в Красной Армии за 1918 год», подготовленный силами Агитационно-просветительного отдела Всероссийского бюро военных комиссаров [60]. В нем поместили материалы отчетов агитационно-просветительных отделов губернских комиссариатов 7 военных округов. Их анализ показывает, что в тексте большое внимание уделялось в том числе культурному просвещению красноармейской массы, причем массы, в большой доле своей безграмотной или малограмотной, построенному преимущественно на разъяснении лозунгов текущего момента, выдвигаемых советской властью и правящей в РСФСР Российской коммунистической партии большевиков [РКП(б)]. Конечно, эту работу, исходя из требований современного источниковедения, следует классифицировать в качестве исторического источника. Но его авторы, что нельзя не заметить, пытались наполнить свой труд отдельными личностными комментариями, какими-то попытками робкого анализа. Но именно данные фрагменты и сюжеты изложены с нарушением логики, имеются тавтологии. Тем не менее данный очерк точно можно рассматривать, по крайней мере, в качестве историографического факта.

Неординарное явление в историографии проблемы культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны – лекция, прочитанная Ем. Ярославским, видным в то время партийно-политическим работником РКП(б) на идеологическом фронте, на курсах командного состава армии (октябрь 1918 г.) – «Культурно-просветительная работа в Красной армии». В 1919 г. ее выпустили в свет в формате отдельной брошюры. Ключевой мыслью Ем. Ярославского стал тезис о решении задачи «полного широкого политического воспитания солдатской массы» [61, с. 6]. И одно из средств решения столь масштабной задач автор брошюры увидел в повышении уровня общей культуры красных бойцов. Что характерно: Ем. Ярославский подает отдельные фрагменты текста, в стиле изложения которых можно усмотреть некоторые элементы, выражаясь современными категориями, научного языка. Но это только элементы и не более. Тем более что изложены они в директивном стиле. Последнее, правда, не должно удивлять, если помнить о военно-политическом статусе автора брошюры. Имеются в этой работе и просто лозунги, что не прошло незамеченным для современных исследователей [7, с. 49]. Автор данного историографического обзора также соглашается со следующим тезисом В.Я. Ефремова, зафиксированным в его докторской диссертации: Ем. Ярославский «акцентировал внимание на том, что бойцы Красной армии – априори сознательные бойцы революции, что, как показывает исторический опыт, являлось далеким от истины» [62, с. 156].

Заслуживает быть отдельно отмеченной (подобно брошюре Ем. Ярославского) и работа Г.Д. Линдова (Лейтейзена) – руководящего политического работника РККА, являвшегося членом Революционного военного совета (РВС) 4-й армии Восточного фронта, вплоть до своей гибели в 1919. Он отобрал многие материалы, главным образом делопроизводственного характера, по организации в том числе и культурно-просветительной работы в частях и соединениях Восточного фронта РККА, которые были разработаны политическими отделами армий в 1918 г. Г.Д. Линдов ввел их в оборот в своей работе. Правда, преимущественно иллюстративным методом. Ясно, что до их научного анализа автор работы не дошел. Это тогда просто было невозможно [63]. Между тем труд этого видного политического работника РККА являлся одним из наиболее популярных в среде политсостава, в первую очередь, действующей армии. Одну из причин подобного явления современные исследователи усматривают в том, что Г.Д. Линдов был видным армейским политработником, имевшим «богатый опыт организации партийно-политической работы в РККА» [7, с. 49]. С таким объяснением можно согласиться. По крайней мере, в основном. И один из аргументов здесь – переиздание работы Г.Д. Линдова в Харькове в 1920 г. [64].

Изучение историографических источников, отобранных для обзора, показывает, что в некоторых из них имеются фрагменты, которые можно классифицировать, с определенной долей условности, как попытки (правда, явно не академического плана) обобщения опыта партийно-политической работы, в том числе и в ее культурно-просветительной составляющей. Наглядная иллюстрация тезису, изложенному выше, – сборник «Разгром Врангеля». Он выпущен в свет силами Политического управления Южного фронта. Материал, интересующий автора настоящего историографического обзора, представлен в сборнике в контексте раскрытия динамики боевых действий Красной армии. С.И. Гусев, Б. Кун, В. Ольдерогге рассматривают ее на страницах сборника с момента вступления в должность командующего Южным фронтом М.В. Фрунзе. А партийно-политическую работу, в том числе и в ее культурно-просветительной составляющей, авторы, указанные выше, классифицируют в качестве политического обеспечения боевых действий частей и соединений Южного фронта в период разгрома Русской армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля. Непреходящая ценность обозреваемой работы для современных историографов заключается, по нашему суждению, в том, что в ней налицо первые попытки обобщений, предпринятых по горячим следам, в том числе сведений и о культурно-просветительной работе, проводимой на заключительной стадии фронтовой Гражданской войны – стадии разгрома Русской армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля [65].

Проблема культурно-просветительной работы в РККА в период фронтовой Гражданской войны нашла отражение и сборнике статей «Тезисы об агитпоездах ВЦИК», изданном в 1920 г. Текстологический анализ данной публикации показывает, что тема, подвергаемая нами историографическому обзору, преломлена сквозь призму освещения деятельности агитационных поездов, которые стали действенным средством партийно-политической работы в частях и соединениях действующей армии [66].

Как оригинальный историографический факт можно классифицировать работу В.А. Быстрянского, «Рабоче-Крестьянская революция в оценке буржуазной публицистики» Ее автор являлся одним из старейших деятелей правившей в РСФСР компартии, специализировавшимся в первую очередь на идеологических проблемах. В работе, указанной выше, он освещает тему борьбы «с буржуазной идеологией». Причем труд этот выполнен по канонам психологической борьбы со всеми вытекающим отсюда последствиями [67], которые выше в нашем историографическом обзоре указаны. К теме же, которой посвящен настоящий историографический обзор, работа В.А. Быстрянского имеет опосредованное отношение.

Выводы

Исследование показало следующее:

Во-первых, недостаточное количество историографических источников, причем выполненных, в подавляющем большинстве, на базе только опубликованных источников.

Во-вторых, в ограниченном массиве историографических источников нет тех, которые можно было бы отнести к строго научным исследованиям (даже с большой долей условности).

В-третьих, освещение рассматриваемой проблемы в рамках трудов по партийно-политической работе в РККА, составной частью которой являлась в том числе и культурно-просветительная работа, проводимая в частях и соединениях Красной армии.

В-четвертых, авторами ряда трудов стали видные политические работники Красной армии, которые внесли в свои работы элементы директивного и лозунгового стиля.

В-пятых, практика иллюстративного метода документов и материалов при введении их в оборот в текстах соответствующих публикаций.

В-шестых, ряд работ выполнен в инструктивном стиле: их авторы в своих публикациях учили тому, что, как и когда сделать в сфере организации партийно-политической работы в РККА, в том числе и на фронте культурно просветительной работы. Сказанное относится в первую очередь к трудам, адресованным частям и соединениям действующей армии.

Таким образом, несмотря на то что историографические источники, включенные в данный историографический обзор, и немногочисленны, и не столь качественны по содержанию, как хотелось бы, они, безусловно, представляют интерес для современных ученых. Гипотетически можно предположить, что при углубленной их проработке с позиций новых теоретико-методологических подходов, которые утвердились сегодня в отечественной исторической науке, ученых ждут на данном историографическом поле новые открытия.

About the authors

Sergey Aleksandrovich Tribunsky

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: ser.6791@yandex.ru

Russian Federation, Samara

candidate of historical sciences, associate professor of Russian History Department

References

  1. Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография / пер. и ком. Ю.А. Асеева. М.: Наука, 1980. 485 с.
  2. Ипполитов Г.М. «Красные орлы» против «рыцарей белой мечты»: духовная сеча. Моральный дух комбатантов в российской Гражданской войне (ноябрь 1917 – дек. 1920 гг.): опыт компаративного анализа. Самара: Изд-во СНЦ РАН, 2005. 418 с.
  3. Полторак С.Н. Современное видение Гражданской войны в России (материал для лекции студентам-гуманитариям, изучающим курс отечественной истории) // Клио. 2013. № 1 (73). С. 127–132.
  4. Ипполитов Г.М. Классификация источников в проблемно-тематических историографических исследованиях и некоторые методологические подходы к их анализу // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. Т. 13, № 3 (2). С. 501–509.
  5. Военный энциклопедический словарь. М.: Эксмо, 2007. 1024 с.
  6. Словарь военных терминов / сост. А.М. Плехов. М.: Воениздат, 1988. 335 с.
  7. Ипполитов Г.М., Полторак С.Н. Ранняя советская историография Гражданской войны в России. 1918–1922 гг. // Клио. 2016. № 1 (109). С. 43–61.
  8. Идеологическая работа в Вооруженных Силах СССР: историко-теоретический очерк / П.Ф. Исаков и др.; под ред. А.А. Епишева. М.: Воениздат, 1983. 344 с.
  9. Политорганы Советских Вооруженных Сил: историко-теоретический очерк / под ред. Г. Средина. М.: Воениздат, 1984. 432 с.
  10. Партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР (1918–1973 гг.): исторический очерк. М.: Воениздат, 1974. 394 с.
  11. Культурно-просветительная работа в Вооруженных Силах СССР, 1918–1973 гг.: исторический очерк. М.: Воениздат, 1974. 346 с.
  12. Беджанян Р.М. Армия просвещения (о роли Красной Армии в ликвидации неграмотности в стране). Львов: Изд-во ЛВВПУ, 1967. 138 с.
  13. Клочков В.А. Красная Армия – школа коммунистического воспитания советских воинов. 1918–1941 гг. М.: Воениздат, 1979. 229 с.
  14. Колычев В.Г. Партийно-политическая работа в Красной Армии в годы гражданской войны 1918–1920. М.: Воениздат, 1979. 407 с.
  15. Очерки советской военной историографии. М.: Воениздат, 1975. 416 с.
  16. Берхин И.Б. Вопросы истории периода гражданской войны (1918–1920 гг.) в сочинениях В.И. Ленина. М.: Наука, 1981. 368 с.
  17. Портнов В.П. Новейшая советская историография строительства Красной армии в 1917–1920 гг. // Вестник Московского университета. 1989. № 1. С. 3–11.
  18. Афанасьев Ю.Н. Феномен советской историографии // Отечественная история. 1996. № 5. С. 146–168.
  19. Алексеева Г.Д. Историческая наука в России после победы Октябрьской революции // Россия в ХХ веке. Судьбы исторической науки: сборник статей. М.: Наука, 1996. С. 43–51.
  20. Поляков Ю.А. Наше непредсказуемое прошлое: Полем. заметки. М.: АИРО-XX, 1995. 214 с.
  21. Алексеева Г.Д. Историческая наука в России. Идеология. Политика (60–80-е гг. XX в.). М.: ИРИ РАН, 2003. 248 с.
  22. Сидорова Л.А. Оттепель в исторической науке: советская историография первого послесталинского десятилетия. М.: Памятники исторической мысли, 1997. 288 с.
  23. Сидорова Л.А. Советская историческая наука середины ХХ века: Синтез трех поколений историков. М.: ИРИ РАН, 2008. 294 с.
  24. Ипполитов Г.М., Ефремов В.Я. Условия выполнения советских исторических исследований по проблемам Гражданской войны в России во второй половине 1930-х – первой половине 1950-х гг. // Самарской научный вестник. 2013. № 4 (5). С. 81–85.
  25. Ипполитов Г.М., Полторак С.Н. Советская историография Гражданской войны в России во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х гг. Статья первая. Условия развития советской исторической науки в исследуемый период // Клио. 2017. № 4 (124). С. 46–58.
  26. Ипполитов Г.М. Российская Гражданская война в отечественной историографии второй половины 1980-х – первой половине 1990-х гг. (некоторые аспекты проблемы // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2008. Т. 10, № 1 (23). С. 204–220.
  27. Ипполитов Г.М. О новых подходах к освещению советского периода российской истории (на примере Гражданской войны в России) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. Т. 13, № 3 (41). С. 222–228.
  28. Рыбников В.В., Елисеева Н.Я. «Мы не рабы, рабы не мы». Просветительная деятельность советской власти в Красной армии в годы Гражданской войны в России (1918–1920 гг.): исторический опыт, уроки: монография. Самара: Изд-во ОООНТЦ, 2006. 114 с.
  29. Калашникова Е.Б. Идеологической деятельности органов советской власти в частях действующей армии в годы Гражданской войны в России (1918–1920 гг.): монография. СПб.: Нестор, 2007. 114 с.
  30. Попова О.Н. Повышение культурного уровня красноармейцев в условиях Гражданской войны и перевода РККА на мирное положение (1918–1923 гг.): историческое исследование. Самара: Изд-во «АсГард», 2009. 260 с.
  31. Посвятенко О.Н. Политическое воспитание военнослужащих Красной армии (1918–1923 гг.): исторический опыт, уроки: монография. Самара: Изд-во «АсГард», 2010. 215 с.
  32. Ипполитов Г.М. Летопись братоубийства (очерки советской историографии Гражданской войны на Юге России. 1918–1985 гг.). Самара: Изд-во «АсГард», 2009. 410 с.
  33. О реорганизации и централизации архивов в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике. Декрет // Декреты Советской власти. Т. 2. М.: Изд-во полит. литературы, 1959. С. 383–384.
  34. Крысько В.Г. Секреты психологической войны: цели, задачи, методы, формы, опыт. Минск: Харвест, 1999. 496 с.
  35. Собрание оперативных телеграмм, приказов и распоряжений главнокомандующего Восточным (чехословацким) фронтом тов. Вацетиса. 18/VII–7/IX 1918 года. М.: Операт. отдел нар. Комиссариата по военным делам, 1918. 270 с.
  36. Инструкция для комиссара полка в действующих частях: приказ по армиям Южного фронта от 24 ноября 1919 года за № 1836. Полит. отд. Революционного воен. совета Южного фронта, 1919. 15 с.
  37. Краткий отчет Народного комиссариата по просвещению. 1917 – октябрь 1920. М.: Гос. изд-во, 1920. 112 с.
  38. Конференция начподивов и военкомдивов 9-й Кубанской армии (12–15 окт. 1920 г.). Екатеринодар, 1920. 39 с.
  39. Ленин В.И. И.И. Ходоровскому. 6 апреля 1920 г. // Ленин Владимир Ильич. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 51. Письма. Июль 1919 – ноябрь 1920. М.: Госполитиздат, 1965. С. 175–176.
  40. Готье Ю.В. Мои заметки. М.: Терра, 1997. 591 с.
  41. Луначарский А.В. Революция и внешкольное образование // Внешкольное образование. 1919. № 2–3. С. 3–14.
  42. Лацис М.И. Правда о красном терроре // Известия ВЦИК. 1920. 6 февр.
  43. Лацис М.И. Два года борьбы на внутреннем фронте: популярный обзор двухгодичной деятельности Чрезвычайных Комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. М.: Гос. изд-во, 1920. 81 с.
  44. Военно-исторический сборник: труды военно-ист. комиссии. М., 1919. Вып. 1–4.
  45. Грамота гражданина: Пособие для учителей школ грамоты 1-й и 2-й ступени в Красной Армии. Пг.: типография Политотдела 7-й Армии, 1920. 144 с.
  46. Дегтярев Л. Политработа в Красной армии. Л.; М.: Гос. изд-во, 1925. 134 с.
  47. Ленин В.И. Все на борьбу с Деникиным // Ленин Владимир Ильич. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 39. Июнь – декабрь 1919. М.: Госполитиздат, 1963. С. 54–76.
  48. Ленин В.И. Медведеву // Ленин Владимир Ильич. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 51. Письма. Июль 1919 – ноябрь 1920. М.: Госполитиздат, 1965. С. 328.
  49. Ярославский Е. Красная армия. М.: Изд-во Всерос. центр. испол. ком. Воен. отд., 1919. 12 с.
  50. Коллонтай А.М. Будь стойким борцом! М.: Гос. изд-во, 1919. 16 с.
  51. Смилга И. К вопросу о строительстве Красной армии. М.: Лит.-изд. отд. Полит. упр. Рев. воен. совета Респ. 1920. 24 с.
  52. Смилга И. Политическая работа в Красной армии // Год Красной армии. Самара, 1919. С. 28–51.
  53. Гусев С.И. Партийная работа на фронте // Военная мысль. 1919. № 1. С. 3–11.
  54. Дегтярев Л. Краткий очерк по политическому воспитанию в Красной Армии. М.: Гос. изд-во, 1920. 48 с.
  55. Политическая работа в Красной армии Юго-Западного фронта. Поюгзап и Поукрсовтрударм, 1920. 21 с.
  56. Познер В.М. Красная армия просвещения: мат-лы к истории всерос. союза работников просвещения и социалист. культуры. М.: Гос. изд-во, 1919. 168 с.
  57. Егоров И. Пролетариат должен овладеть школой. Лит.-изд. отд. Полит. отд. Рев. совета Зап. фронта, 1920. 8 с.
  58. Остоженский Н. Музей «Жизнь Красных Армии и Флота» // Военное дело. 1920. № 12. С. 375–379.
  59. Остоженский Н. Организация военно-музейного дела // Военное дело. 1920. № 15. С. 10–15.
  60. Краткий очерк культурно-политической работы в Красной армии за 1918 год. М.: Агитпросветотд; Всерос. бюро воен. комиссаров, 1919. 144 с.
  61. Ярославский Ем. Культурно-просветительная работа в Красной Армии: лекции на дополнительных курсах командного состава (9-го окт. 1918. Стенографич. запись). М.: Изд-во Всерос. центр. испол. ком. Воен. отд., 1919. 14 с.
  62. Ефремов В.Я. Деятельность властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства (1918–1991 гг.): историографическое исследование: дис. … д-ра ист. наук. Самара, 2007. 620 с.
  63. Линдов Г.Д. О политической работе и политических работниках на фронте. Самара: Тип. политод. штаба 4-й армии, 1918. 118 с.
  64. Линдов Г.Д. О политической работе и политических работниках на фронте: С прил. 1) Декретов и приказов Сов. власти. 2) Инструкций и анкет. Харьков: Агитпросвет, 1919. 106 с.
  65. Разгром Врангеля: сборник. Харьков: ПОЮЖА, 1920. 54 с.
  66. Тезисы об агитпарпоездах ВЦИК / Отд. агит-инструкторских парпоездов ВЦИК. М., 1920. 4 с.
  67. Быстрянский В.А. Рабоче-Крестьянская революция в оценке буржуазной публицистики. Пг.: Петрогр. сов. рабочих и красноарм. депутатов, 1919. 40 с.

Statistics

Views

Abstract - 17

PDF (Russian) - 8

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2021 Tribunsky S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies