Samara landowner and liberal Georgy Nikolaevich Kostromitinov

Cover Page

Abstract


Based on the analysis of archival documents, periodicals, memoirs the paper reconstructs the biography of an outstanding political figure - a member of the constitutional democratic party, one of the organizers of the provincial branch of the cadet party in the Samara province, deputy of the 1st State Duma G.N. Kostromitinov. The authors have defined stages of his life and work as well as the main directions of his economic activity. The authors also emphasize the importance of G.N. Kostromitinov’s participation in the work of Zemstvo institutions. It contributed to the development of his political views and had a significant impact on development of the Samara nobleman as a prominent regional public figure. During the revolutionary events of 1905, he became one of the leaders of the Samara cadets, which led to the election of G.N. Kostromitinov to the 1st State Duma. The authors have recreated the process of the constitutional democratic party branch establishment in the Samara province, G.N. Kostromitinov’s place and role in the leadership and activities of the Samara branch of the party of the cadets. The authors have also established his relationships with the provincial leaders A.A. Chemodurov and A.N. Naumov. The paper presents biographical data about G.N. Kostromitinov’s son - M.G. Kostromitinov before and after the Great Russian revolution and Civil war, it also considers his tragic death during Stalin’s repressions. The results can serve as a basis for further reconstruction of the socio-political portrait of the Russian nobility.

Full Text

Современный этап развития российской исторической науки характеризуется возрастающим интересом исследователей к изучению сферы человеческой повседневной жизни во множественных историко-культурных, политико-событийных, этнических и конфессиональных контекстах. В новейший период развития российской историографии в различных регионах страны были опубликованы исследования, в которых анализировалась судьба отдельной дворянской семьи в истории России. Исследование повторяющегося, «нормального» поведения, образа жизни представителей разных социальных слоев, эмоциональных реакций акторов на жизненные события и мотивы поведения в экстремальных революционных условиях позволяет показать роль личности и ее воздействие на поведение той или иной социальной группы. Зачастую о жизни и деятельности той или иной личности остались лишь скупые биографические сведения. В этой связи при реконструкции биографии необходимо использовать междисциплинарные методы, с тем чтобы выявить мотивы поведения отдельного человека и показать степень его участия в политической жизни страны. Модернизационные процессы начала ХХ века существенным образом повлияли на экономическое положение и политические взгляды поместного дворянства. Среднепоместное дворянство было наиболее политически и социально активным, принимая деятельное участие в работе земских учреждений, городских дум и дворянских собраний. В его среде нередко возникали реформаторские либеральные настроения. Либерально настроенное дворянство не только критиковало правительственную политику, но и выступало за изменение социальной структуры общества, создание всесословной системы местного управления, развитие системы народного образования. Если до событий первой российской революции консервативное дворянское большинство относилось к либеральным воззрениям своих собратьев по сословию как к политическим мечтаниям и увлечениям, то затем они стали рассматривать их как предателей дворянских интересов. Биография самарского дворянина Георгия Николаевича Костромитинова фактически не изучалась. По существу есть лишь скупые биографические данные о нём как о депутате I Государственной Думы [1, с. 287]. Разрозненные факты о генеалогическом древе Г.Н. Костромитинова, его карьере, хозяйственной и политической деятельности сохранились в фондах Российского государственного исторического архива, Российского государственного военно-исторического архива, Центрального государственного архива Самарской области. Изучение этих материалов позволяет установить эффективность землевладельца и выявить политические пристрастия помещика либерала, оценить масштаб его деятельности. И, конечно, весьма важной задачей, на наш взгляд, является анализ его коммуникативных связей с дворянством губернии и представителями партии кадетов. Потомственный дворянин Георгий Николаевич Костромитинов родился в г. Оренбурге в 1853 г. (по другим сведениям в 1854 г.). О его семье достоверных сведений почти не сохранилось. В архивных документах имеются лишь фрагментарные сведения об орловской, курской и рязанской ветвях Костромитиновых. Мы предполагаем, что Николай Федорович Костромитинов был отцом Георгия Николаевича. О нем имеются данные в Памятной книжке Орловской губернии как о депутате дворянства Ливенского уезда Орловской губернии и в Российском государственном историческом архиве [2]. Вероятнее всего, в промежутке 1840-1850-х гг. коллежский советник Николай Федорович Костромитинов переселился в Самарскую губернию. Он был причислен к самарскому дворянству 31 августа 1873 года [3]. Его фамилия упоминается в приложении «Список дворянских фамилий, внесенных в Самарскую дворянскую родословную книгу с 1851-1901 гг.», составителем которого был губернский предводитель самарского дворянства А.А. Чемодуров. Род Костромитиновых относился к служилому дворянству и был внесен в третью часть родословной книги [4, с. 118]. По состоянию на 1866 год Н.Ф. Костромитинов владел 2826 десятинами земли в Бузулукском уезде в деревне Коробцовке. Он был дважды женат. От двух браков у него было 4 (по другим сведениям - 5) детей. Деревня Коробцовка-Михайловка Бузулукского уезда Самарской губернии получила свое название по фамилии капитана Михаила Титовича Коробцова, в чьей собственности она первоначально находилась. Она была ему отведена в 1776 г. генерал-майором Миллером взамен изъятой в 1742 г. земли около пригорода Новошешминска Закамской укрепленной линии. В 1779 г. в Сенат поступила жалоба М.Т. Коробцова на князя Туркистанова, который во владении землей Коробцову отказал. Его жалоба была удовлетворена лишь в 1788 г. И в 1791 г. бузулукский уездный землемер Древе наконец отмежевал Коробцову во владение «из казенной земли по прикосновенности дачи Борской крепости в расстоянии 10 верст 1680 четвертей удобной земли по речкам Мойке, Таволжанке, Кутлубанке и по реке Самаре по обе стороны» [5]. Эта земля была окончательно утверждена за Коробцовыми 31 октября 1828 г. в количестве 1400 десятин. Затем имение неоднократно перепродавалось. В деревне проживали государственные крестьяне. Ближайшие церкви находились в селах Котлубановке, Елшанке, Заплавном. Рисунок 1 - Костромитинов Георгий Николаевич Георгий Николаевич Костромитинов окончил гимназию, а затем Николаевское инженерное училище в Санкт-Петербурге, в котором реализовывалась программа подготовки младших офицеров инженерных войск. Выпускники училища по окончании трехлетнего курса получали звание инженерного прапорщика. В 1879-1882 гг. он проходил службу в российской армии. О его военной карьере сохранились сведения в Российском государственном военно-историческом архиве [6]. Военную службу Г.Н. Костромитинов завершил в чине поручика. После зачисления в запас Г.Н. Костромитинов поселился в родовом имении Бузулукского уезда. Его хозяйственная деятельность землевладельца была эффективной. Но кроме того на протяжении двадцати пяти лет он активно занимался земской деятельностью. Его избирали гласным Бузулукского земского собрания (с 1881 г.) и Самарского губернского земства (с 1886 г.). В течение года он принимал участие в деятельности уездного присутствия по крестьянским делам. Затем три года он являлся членом уездной земской управы Бузулукского уезда, а с 1903 г. был мировым судьей. Более того, успешного землевладельца-помещика избрали председателем губернского сельскохозяйственного общества. Активная земская деятельность оказала на Г.Н. Костромитинова позитивное воздействие. Вольно или невольно он приобрел большой опыт общественно-политической деятельности. Вероятно, тогда же у него сформировались оппозиционные настроения. Георгий Николаевич входил в число земских деятелей либералов. Он неоднократно вступал в острую полемику с представителями консервативного крыла губернского земского собрания, лидером которых был губернский предводитель самарского дворянства А.А. Чемодуров. «Он являлся главной жертвой темперамента ненавидевшего его Чемодурова, - вспоминал впоследствии А.Н. Наумов, - который ему хода не давал, отчего страсти во время костромитиновских выступлений, да и во всем (земском - авт.) Собрании, накипали до невероятной степени» [7, с. 366]. В собственности Г.Н. Костромитинова находилось имение около деревни Коробцовка (Михайловка), площадь которого составляла по разным данным от 1800 десятин [8] до 2121 десятин [9, с. 204]. В источниках встречается указание на то, что он жил в д. Стрелковка. На самом деле Стрелковка - это название имения. В своей усадьбе Георгий Николаевич использовал капиталистические методы ведения хозяйства. Часть земли он сдавал в аренду, а на части вел собственное хозяйство. Основной отраслью его производства было торговое зерновое земледелие, причем он специализировался на выращивание семян ржи, проса и других зерновых культур на продажу [10, с. 436]. Этой продукцией, прежде всего, пользовались другие дворяне-землевладельцы, что, в свою очередь, обеспечивало повышение урожайности в их хозяйствах. Также он выращивал на продажу племенной скот, был владельцем конного завода. По данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в имении Г.Н. Костромитинова насчитывалось 48 мужчин и 20 женщин. Эти же данные приводит и составитель «Списка населенных мест Самарской губернии за 1900 г.» И.А. Протопопов [11, с. 266]. Помещик также нанимал на сельскохозяйственные работы крестьян д. Коробцовки. В собственности Георгия Николаевича находились лесные угодья Бузулукского бора между селами Борское и Заплавное Бузулукского уезда Самарской губернии. В 1901 г. для переработки зерна и расширения производства он совместно с землевладельцем Штехером решил построить мельницу, для чего обратился с прошением о выдаче ссуды в Отдел сельской экономики и сельскохозяйственной статистики Министерства земледелия [12]. К 1905 г. была построена водяная мельница. Для развития имения он неоднократно обращался за ссудами в Дворянский банк (в 1888, 1903, 1913 гг.), которые шли на развитие имения - строительство мельницы, масло и сыродельни. Мы располагаем данными о том, что Костромитинов поставлял сыр и сливочное масло на продажу в магазины Самары. В 1893 г. Г.Н. Костромитинов написал и издал в типографии Н.К. Реутовского небольшую брошюру (22 страницы) «О сельскохозяйственных опытах в Бузулукском уезде» [13], в которой делился опытом реализации в его имении сельскохозяйственных нововведений. Характеризуя Георгия Николаевича, А.Н. Наумов, возглавлявший самарскую дворянскую корпорацию в 1905-1915 гг., писал: «Костромитинов слыл за человека незаурядных способностей и острого ума, отличался болезненным самолюбием, способностью быстро на все обижаться и необычайной озлобленностью против всего существовавшего правительственного строя, которая проявлялась у него столь сильно и так, что временами затемняла его природный здравый рассудок» [7, с. 366]. Общественно-политическая активность Г.Н. Костромитинова резко возросла в начале ХХ в. Он принимал участие в земских съездах 1904-1905 гг., стал членом «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза Освобождения». Его приверженность либеральным идеям естественно ярко проявилась в период первой российской революции. Он был одним из создателей региональной организации конституционно-демократической партии в Самарской губернии и был избран в состав Самарского губернского комитета. Воспоминания о событиях первой российской революции не лишены субъективности, обладают разной степенью информативности и, как правило, ярко окрашены политическими пристрастиями их авторов. В воспоминаниях самарского губернского предводителя дворянства А.Н. Наумова, избранного на этот пост в июне 1905 г., представлена картина начала революционных событий 1905 г., рост которых он органично связывал с активизацией деятельности земских либералов. Либерально настроенные земские деятели Самарской губернии - землевладелец Николаевского уезда Д.Д. Протопопов, Н.А. Шишков и В.А. Племянников - принимали участие в ноябрьском 1904 г. съезде земских деятелей. Вернувшись в Самару, они стали устраивать перед открытием очередного губернского земского собрания (январь 1905 г.) совещания и пропагандировать идеи реформирования имперской власти и местных представительных органов. В 1905 г. под воздействием либералов земские собрания повсеместно прерывали свои сессии, выступая против репрессивной политики царского правительства. Подобная попытка была предпринята и в Самаре. Группа либеральных земских гласных, в которую входил Г.Н. Костромитинов, составила адрес Николаю II, в котором обосновывалась идея созыва свободно выбранных представителей сословий. И, конечно, губернский предводитель дворянства А.А. Чемодуров выступил против принятия подобного адреса, так как придерживался консервативных взглядов. Первым шагом А.Н. Наумова, сменившего в должности губернского предводителя дворянства А.А. Чемодурова, было открытие 23 июня 1905 г. губернского земского собрания. Уже в начале собрания возник конфликт между либералами и консерваторами о его статусе. Затем был утвержден годовой отчет и смета, а также заслушан доклад Г.Н. Костромитинова о национализации земель [14]. «Говорил он обычно хорошо, без пафоса, спокойно и обстоятельно», - вспоминал А.Н. Наумов об этом докладе. И далее автор мемуаров отмечал, что в этот раз он долго рассуждал о «таких революционных перспективах коренного изменения» землепользования, которые казались крупным собственникам «чудовищными и нелепыми», поэтому предложения Костромитинова не были ими поддержаны. А Костромитинов и другие «крайние элементы», с точки зрения А.Н. Наумова, возненавидели его «куда яростнее», чем А.А. Чемодурова [7, с. 367]. Манифест 17 октября 1905 г. был расценен либералами как разрешение на создание политических партий. Сразу же после состоявшегося в Москве первого (учредительного) съезда конституционно-демократической партии (12-18 октября 1905 г.) начался процесс организационного строительства местных комитетов, которые учреждались прежде всего в тех городах, где ранее функционировали организации «Союза земцев-конституционалистов», «Союза освобождения» или были активные члены этих организаций. В фонде Самарского губернского жандармского управления имеются данные о деятельности Г.Н. Костромитинова как члена партии конституциональных демократов [15]. Первым уже в октябре 1905 г. был образован симбирский отдел, который возник по инициативе известного земского либерала кн. С.М. Баратаева. В Самаре процесс организационного строительства растянулся на три месяца. Вначале, 2 ноября 1905 г., на малочисленном собрании была обсуждена программа кадетской партии, 19 декабря избран комитет из 12 человек и лишь 15 января 1906 г. состоялся учредительный съезд Самарского отдела Конституционно-демократической партии. Съезд проходил в помещении частной женской гимназии Н.А. Хардиной (ныне ул. Куйбышева, 81). На нём был избран губернский комитет из 30 человек, в который вошли А.А. Бостром, А.Г. Ёлшин, Г.Н. Костромитинов, А.К. Клафтон, А.Г. Курлин, В.А. Племянников, Д.Д. Протопопов, А.Н. Хардин и другие [16, с. 29, 32]. Позднее кадетские группы были организованы в ряде городов (Балаково, Бугульма, Бузулук, Ставрополь) и сел Самарской губернии (Богатое, Тимашево). Г.Н. Костромитинов был ближайшим сподвижником председателя Самарской губернской земской управы В.А. Племянникова и председателя Самарского губкома кадетов А.Н. Хардина. Деятельность кадетов выразилась в собраниях членов группы, участии в предвыборной агитации в I и II Государственные Думы, публичных лекциях, издании газет. Отметим, что либеральные взгляды Г.Н. Костромитинова и его активная земская деятельность положительно сказалась на его взаимоотношениях с крестьянами. В годы первой российской революции его имение, в отличие от соседних хозяйств - имений Г.С. Аксакова, купца П.С. Мжельского, землевладельцев Кузьмина, Левина - не было затронуто революционными выступлениями и крестьянскими погромами. Кроме того, именно Г.Н. Костромитинову жители Борской волости отдали свои голоса на выборах депутатов в I Государственную Думу. 26 марта 1906 г. он был избран 120 выборщиками из 176 от общего состава выборщиков Самарского губернского избирательного собрания. Газета «Голос Самары» 28 марта 1906 г. писала: «Так долго ожидаемый день 26 марта прошел. Выборы в Государственную Думу от Самарской губернии состоялись. Выбраны Г.Н. Костромитинов, В.А. Племянников, Д.Д. Протопопов, А.А. Андреев, Г.К. Шелгорн - все конституционалисты демократы и кроме того шесть крестьян, которые были внесены в списки кадетов. От уполномоченных волостей выбран И.И. Пустовойтов, идущий тоже под флагом кадет. … Будущее, конечно, разъяснит нам, чем склонили кадеты этих выборщиков. Едва ли можно допустить, что они являются убежденными сторонниками кадетской программы. Видимо, были тут допущены особые способы уговора. Если партия кадет и одержала победу, то потому, что не стеснялась в средствах борьбы» [17]. Консервативное дворянство негативно оценивало результаты выборов в I Государственную Думу. Впоследствии на страницах своих воспоминаний А.Н. Наумов отрицательно отзывался о деятельности лидеров самарского комитета партии кадетов, «записных народных либералов - В.А. Племянникове, Д.Д. Протопопове, Г.Н. Костромитинове, которые обещали избирателям инициировать обсуждение в Думе аграрного вопроса. На избирательном собрании они критиковали предложения партии «правого порядка», членом которой был А.Н. Наумов [18, с. 83-85]. В I Государственной Думе Г.Н. Костромитинов вошел в состав Конституционно-демократической фракции. В качестве депутата Думы его избрали в финансовую комиссию и комиссию 33-х по расследованию незаконных и незакономерных действий должностных лиц. Он поддержал такие законопроекты как: «42-х» по аграрному вопросу, «О гражданском равенстве», «Об изменении статей 55-57 Учреждения Государственной Думы». По донесению местных властей 29 июня 1906 года Г.Н. Костромитинов собрал в своем имении «Срелковка» крестьян на митинг, где рассказал им о ходе дебатов в Думе, а также раздал им образцы общественных приговоров для составления и направления их в Думу. На митинг собралось более 100 крестьян окрестных деревень [15, л. 15, 20]. После роспуска I Государственной Думы он был среди тех, кто подписал «Выборгское воззвание» и пытался его распространять. Так, в августе 1906 г. он, в ответ на запрос Таллинского сельского схода Бузулукского уезда о полезности землеустроительной комиссии, отправил письменный ответ старосте, в котором в духе Выборгского воззвания и программы конституционно-демократической партии объяснял суть аграрного вопроса [19, с. 294-295]. Социально-политическая активность Г.Н. Костромитинова вызывала раздражение у имперской администрации. Поэтому 3 декабря 1907 г. ею был инициирован обыск на квартире Г.Н. Костромитинова, затем последовал его арест. Он был заключен под стражу и приговорён к трем месяцам тюрьмы, в которой находился до 29 февраля 1908 г. Затем депутат I Государственной Думы был освобожден за недостаточностью улик. Арест лишал его права дальнейшего участия в избирательных компаниях во II и III Государственные Думы. Но вместе с тем он продолжал принимать участие в деятельности местного отделения конституционно-демократической партии. С введением в Самарской губернии положения чрезвычайной охраны деятельность кадетской партии фактически прекратилась, о чем свидетельствует отчет самарского губернатора В.В. Якунина, который он направил в марте 1908 г. в Департамент полиции. Губернатор сообщал, что кадеты себя «ничем особенным… не проявляют» [16, с. 38]. Деятельность партии осложнял организационный кризис, связанный как с финансовыми трудностями и потерей контроля за редакцией газеты «Волжское слово», так и межличностным конфликтом в руководстве партии, который возник после смерти председателя самарского комитета А.Н. Хардина в 1910 г. Ситуация усугубилась в связи с тем, что газета «Волжское слово» стала ареной непримиримой борьбы между редактором газеты В.В. Ветровым и лидерами партии А.К. Клафтоном, С.Е. Пермяковым. Межличностный конфликт вылился в травлю В.В. Ветровым своих оппонентов по Самарскому губернскому комитету конституционно-демократической партии на страницах газеты, что негативно повлияло на членов партии. В связи с этим ряд членов партии кадетов высказывали сомнение в легитимности избрания Г.Н. Костромитинова председателем губкома партии (1910 г.), а затем и А.Н. Гладыша (1911 г.). Недоверие к патриарху самарских кадетов было вызвано его покровительством В.В. Ветрову. Эта конфликтная ситуация разбиралась Особой комиссией Центрального Комитета Конституционно-демократической партии, которая 26 марта 1914 г. констатировала: «После избрания председателя (Костромитинова) о проступках Ветрова было произведено дознание и за некоторые из них выражено порицание. Почти одновременно … было объявлено, что ″Волжское слово″ - газета не партийная» [20, с. 55]. Осенью 1912 г. самарские кадеты разделились на две группы: «прогрессистов» (В.А. Кугушев, Е.Т. Кожевников) и «мирнообновленцев» (Г.Н. Костромитинов, С.А. Елачич, С.Е. Пермяков) [16, с. 45-47]. Георгий Николаевич участвовал в деятельности местного отделения партии кадетов вплоть до начала Первой мировой войны, затем он проживал в своем имении. Точная дата его смерти неизвестна, предположительно он умер не ранее 1916 г. и был похоронен в своем имении. Имение и могила Г.Н. Костромитинова не сохранились. А деревня Коробцовка (Михайловка) была, как и многие города, населённые пункты и улицы, переименована после Великой российской революции. Вначале новая власть создала в Коробцовке коммуну им. Клары Цеткин, после ее распада там организовали колхоз, а позднее вплоть до 2003 г. существовал совхоз «За мир». По данным Всероссийской переписи населения 2010 г., в этом поселении Клары Цеткин Борского района Самарской области проживало 203 человека. Единственный сын Георгия Николаевича - Михаил Георгиевич родился в деревне Коробцовка (Михайловка) Заплавинской волости Бузулукского уезда. Окончил Самарское сельскохозяйственное училище. Получал высшее образование в Санкт-Петербурге. Осенью 1910 г. был призван в армию вольноопределяющимся в 48-ю артиллерийскую бригаду. Воевал на Кавказском фронте. В годы Гражданской войны воевал подпоручиком в составе белой армии. Очевидно, вместе с войсками Народной армии отступал в Сибирь. Был взят в плен в 1919 г. в Красноярске. Перешел на сторону советской власти и продолжил службу в Восточно-Сибирском военном округе. В декабре 1921 г. был уволен. Жил в поселке Большая Мурта Красноярского края и работал управляющим «Госсемкультуры». 20 сентября 1927 г. региональными органами Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) было инициировано дело «группы Костромитинова» (№ 55121, арх. № П-23332 по ст. 58-10, 11 УК.) [21]. В эту группу, кроме М.Г. Костромитинова, чекисты, для того чтобы придать значимость этой якобы опасной для советской власти организации, включили еще 11 человек. Чекистами были арестованы полковник Л.Л. Ширинкин, с которым Костромитинов вместе воевал на фронтах Первой мировой войны, служащий Красноярской опытной сельскохозяйственной станции Василий Васильевич Шульгин, агроном Н.Н. Лучинин, управляющий фермой, старший агроном Н.А. Киселев, агроном Б.М. Сырейщиков, бывший дворянин Б.М. Беляев и др. Арестованных поместили в изолятор спецназначения. Но вину свою они не признали. 9 марта 1928 г. М.Г. Костромитинов был приговорен к ссылке на три года в Северо-Казахстанскую область с лишением права после окончания срока проживать в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, означенных губерниях и в Сибири. В связи с амнистией срок наказания был ему сокращен на 1/4. По данному приговору он был реабилитирован Прокуратурой Красноярского края 31 июля 1998 г. Подобное решение было принято также и в отношении лиц, арестованных по делу «Костромитинова». Рисунок 2 - Костромитинов Михаил Георгиевич В ссылке М.Г. Костромитинов проживал в Северо-Казахстанской области, Булаевском районе. После окончания ссылки остался в этом же районе. Судя по всему, его ценили как специалиста, который имел среднее сельскохозяйственное образование. И поэтому ему доверили должность руководителя совхоза Карагандинский. Вновь М.Г. Костромитинова арестовали 14 сентября 1937 г. РО НКВД по Северо-Казахстанской области. После мучительной для арестованного процедуры допросов Военная коллегия Верховного Совета СССР 13 ноября 1938 г. по статье 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР приговорила М.Г. Костромитинова к высшей мере наказания. В конце 1938 г. он был расстрелян, реабилитирован 15.06.1992 г. [22]. В ходе изучения комплекса архивных и опубликованных документов, воспоминаний участников событий и литературы установлено, что Костромитиновы относились к орловской ветви этого старинного дворянского рода. На рубеже 40-50-х гг. ХIХ в. отец Г.Н. Костромитинова Николай переселился в Самарскую губернию, где стал владельцем имения при деревне Коробцовка (Михайловка) Заплавинской волости Бузулукского уезда. Определены основные периоды жизни и деятельности Г.Н. Костромитинова. Важное значение имел первый период, который начался в 1853 (1854) г. и длился до 1882 г., во время которого он окончил гимназию, военное инженерное училище в Санкт-Петербурге, проходил военную службу в российской армии. Во время второго периода, который начался в 1882 г. и продолжался до конца XIX в., отставной поручик, став помещиком, весьма эффективно занимался в своем имении хозяйственной деятельностью, успешно внедряя новые агроприемы в земледельческую практику. Кроме того, успешный дворянин и землевладелец принял активное участие в работе как Бузулукского уездного земства, так и Самарского губернского земства. В ходе дискуссий он приобрел большой опыт общественно-политической деятельности. Он стал одним из лидеров либерально-оппозиционного крыла земских деятелей Самарской губернии. Во время третьего периода 1900-1916 гг. земский либерал Г.Н. Костромитинов вошел в число инициаторов и организаторов Самарского комитета партии кадетов. Он был избран депутатом I Государственной думы, что стало вершиной его государственной и политической карьеры. Вплоть до начала Первой мировой войны он продолжал свою работу в региональном отделении партии кадетов. Предпринята попытка реконструировать биографию сына Г.Н. Костромитинова - Михаила, судьба которого в условиях экстрима Первой мировой войны, Великой российской революции, Гражданской войны и реализации социалистического проекта в нашей стране была наполнена трагическими изломами.

About the authors

Ekaterina Petrovna Barinova

Samara State University of Economics


doctor of historical sciences, professor of Institutional Economy and Economic History Department

Pyotr Serafimovich Kabytov

Samara National Research University


doctor of historical sciences, professor, head of Russian History Department

Nadezhda Nikolaevna Kabytova

Samara National Research University


doctor of historical sciences, professor of Russian History Department

References

  1. Боиович М.М. Члены Государственной думы (Портреты и биографии). Первый созыв. М.: Т-во И.Д. Сытина, 1906. 508 с.
  2. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 23. Д. 7696.
  3. РГИА. Ф. 1343. Оп. 23. Д. 7698.
  4. Чемодуров А.А. Краткая записка о деятельности Самарского дворянства за пятидесятилетний период существования Самарской губернии, 1851-1901. М.: Типо-лит. т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1901. 124 с.
  5. История Борского края [Электронный ресурс] // http://kraeved-samara.ru/archives/3898.
  6. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 409. Д. 360-945.
  7. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868-1917. Кн. 1. Нью-Йорк: Изд. А.К. Наумовой и О.А. Кусевицкой, 1954. 377 с.
  8. Цицорин В. О чем писала районная газета в феврале // Борские известия. 2014. 18 февраля.
  9. Государственная дума Российской империи: 1906-1917 / Науч. ред. Б.Ю. Иванов, А.А. Комзолова, И.С. Ряховская. М.: РОССПЭН, 2008. 735 с.
  10. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества / под ред. В.П. Семенова. Т. 6. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. СПб.: Изд-во А.Ф. Дервиена, 1901. 599 с.
  11. Список населенных мест Самарской губернии, составлен в 1900 году секретарем Самарского губернского статистического комитета И.А. Протопоповым / сост. И.А. Протопопов. Самара: Губ. тип., 1900. 520 с.
  12. РГИА. Ф. 395. Оп. 1. Д. 916.
  13. Костромитинов Г.Н. О сельскохозяйственных опытах в Бузулукском уезде. Самара: тип. Н.К. Реутовского, 1893. 22 с.
  14. Постановления Самарского губернского собрания ХХХХ очередной сессии. Самара, 1906. С. 11-14.
  15. Центральный государственный архив Самарской области. Ф. 468. Оп. 1. Д. 916.
  16. Шеремеев Е.Е. Самарский «сфинкс» при правительстве Колчака: А.К. Клафтон (1871-1920 гг.) - биография на фоне эпохи. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2011. 337 с.
  17. Тучи собираются // Голос Самары. 1906. 28 марта.
  18. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868-1917. Кн. 2. Нью-Йорк: Изд. А.К. Наумовой и О.А. Кусевицкой, 1955. 584 с.
  19. Алексушина Т.Ф. Самарские страницы российского дворянства. Самара, 2013. 536 с.
  20. Шеремеев Е.Е. Кадеты Самары на выборах в IV Государственную Думу России // Наука и культура России: мат-лы VIII междунар. науч.-практ. конф., посв. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Самара: Самарский государственный университет путей сообщения, 2011. С. 54-57.
  21. БД Красноярского общества «Мемориал» [Электронный ресурс] // http://memorial.krsk.ru.
  22. БД Жертвы политического террора в СССР [Электронный ресурс] // http://lists.memo.ru/index11.htm.

Statistics

Views

Abstract - 28

PDF (Russian) - 16

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Barinova E.P., Kabytov P.S., Kabytova N.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies