Distribution, abundance and bio-characteristics of the Kentish plover (Charadrius alexandrinus L., 1758) in Tuva

Cover Page

Cite item

Abstract

The paper considers the distribution and elements of breeding bio-characteristics and abundance of the Kentish plover (Charadrius alexandrinus L.) on the basis of literary and the authors’ materials. The necessity of the species state revision is connected with the all-round decrease of its number and its inclusion in the last edition of the Red List of Threatened Animals and Plants of the Russian Federation. Optimal breeding habitats of the Kentish plover are located in a very limited area on the coasts of the steppe lakes of the Ulug-Khem and the Ubsu-Nur basins. The Kentish plover nests regularly in Tuva but its numbers are subject to considerable fluctuations depending mainly on hydrological conditions of the season. The total number of plovers within the studied area does not exceed 40–50 pairs. The Kentish plover is more numerous and occurs more widely on migration. The main features of nesting bio-characteristics are similar in other areal parts but late nesting dates were recorded. Some deviations in oological characteristics were also fixed (totally 29 eggs from 9 egg clutches were described). Anthropogenic factors such as cattle grazing along the coasts as well as intensive recreational impact have a great influence on the condition of the local nesting population of the Kentish plover. The authors recommend including the Kentish plover species in the Red List of Threatened Animals and Plants of Tuva Republic due to their low numbers during their nesting and its extreme stenotopicity.

Full Text

Введение

На территории России распространен номинативный подвид морского зуйка Charadrius alexandrinus alexandrinus Linnaeus, 1758 [1, с. 199; 2, p. 106, 299]. Стенобионтный вид, несмотря на широкий ареал, простирающийся в теплых широтах от Атлантического побережья Европы до островов Тихого океана на востоке, всюду немногочислен, его распространение тесно связано с голыми берегами степных солоноватых и соленых озер и побережий теплых морей. В Красном списке МСОП на 2020 г. глобальный статус вида – наименее уязвимый с отрицательной динамикой численности населения [3]. В начале прошлого века морской зуек на севере Евразии считался обычным, широко, но спорадически распространенным видом. В последние годы во многих участках ареала его численность заметно снизилась. На юге европейской части России морской зуек, как редкий вид, внесен практически во все региональные Красные книги [4, с. 1531]. В 2020 г. морской зуек впервые за годы наблюдений был внесен в Красную книгу Российской Федерации, что и обусловило необходимость ревизии популяции морского зуйка в Туве.

Северная граница распространения морского зуйка в азиатской части континента проходит по южным районам Средней Сибири и Забайкалья. На юго-западе Алтайского края фрагмент границы ареала зуйка проходит на озерах Кулундинской равнины, где он очень редок [5, с. 117]. В Республике Алтай морские зуйки встречаются лишь на пролете на озерах Кош-Агачского района. В Абакано-Минусинской котловине морской зуек в небольшом числе регулярно гнездится на ряде водоемов Хакасии (озера Горькое, Улугколь, урочище «Трехозерки») [6, с. 191–192]. Вид встречается и на юге Красноярского края, но не гнездится, известно лишь несколько неудачных попыток, зафиксированных в 1990-е годы [7, с. 94]. В Прибайкалье вид является периодически залетным, причем со второй половины ХХ в. он стал встречаться чаще, что обусловлено, по-видимому, потеплением климата [8, с. 31; 9, с. 18]. В Забайкалье морской зуек гнездится в междуречье Онона и Аргуни на соленых озерах Улдза-Торейской котловины на территории Даурского заповедника, где он обычен как на гнездовании, так и во время сезонных миграций [10, с. 54]. Южнее Тувы в Котловине Больших озер Монголии этот зуек во множестве гнездился в прошлом столетии во всех подходящих стациях [11, с. 19; 12, с. 52; 13] и в настоящее время также обычен и даже многочислен [14, с. 201]: только на Айраг-Нуре в мае 2007 г. Аксель Браунлих [15] насчитал здесь более сотни птиц, среди которых были, вероятно, не только пролетные, но и гнездящиеся, т.к. наблюдения пришлись на начало сезона размножения.

В Туве морской зуек населяет пресные, солоноватые и соленые степные озера Улуг-Хемской и Убсу-Нурской котловин с пологими грязевыми, солончаковыми или песчаными берегами, голыми или с редкими кустиками солянок и другой растительности. Еще в начале XX в. во время исследований в Урянхайской земле П.П. Сушкин наблюдал морского зуйка в начале августа в довольно большом количестве на оз. Хадын и мелководных озерах, расположенных рядом, в этот период он наблюдал наполовину оперенных птенцов [16, с. 140]. А.Я. Тугариновым [17, с. 152] морской зуек был найден на Убсу-Нуре, а А.И. Янушевич добывал его на оз. Дус-Холь в Убсу-Нурской котловине и оз. Чедер в Улуг-Хемской котловине [18, с. 25], где в конце апреля зуйки в небольшом числе держались одиночно и стайками по 3–4 птицы. По сведениям А.П. Савченко [19], морской зуек в небольшом количестве встречается в Туве во время сезонных миграций также по берегам соленых степных озер Улуг-Хемской и Убсунурской котловин.

Материал и методы

Отдельные краткие сведения по биологии и распространению морского зуйка в Туве уже приводились нами ранее в публикациях, посвященных семейству ржанковых Тувы [20–22; 23, p. 264; 24, с. 60]. Позднее обследования озер проводились нами в весенне-летний период (конец мая–июнь) в 2010, 2011, 2012, 2016, 2019 и 2021 гг. c применением пеших маршрутных учетов. В июне 2014 г. было обследовано побережье и ряд островов оз. Убсу-Нур на монгольской территории [25, с. 288]. Гнездовая экология изучалась на примере гнездового поселения на северо-западном участке побережья оз. Торе-Холь в Убсу-Нурской котловине. Координаты гнезд определялись с помощью GPS-навигатора Garmin 62s. Анализ картографического материала проведен с использованием программы Google Earth 7.3.4. Морфометрический и оологический анализ проведены по 9 гнездам (29 яйцам); линейные размеры (длина L, максимальный диаметр D) определялись общепринятыми методами с использованием штангенциркуля с точностью до 0,1 мм, а их массу – с использованием электронных весов с точностью до 0,1 г. Индекс формы (округленности) яйца вычисляли по формуле: Sph = 100 × d/D, где d – поперечный (малый) диаметр, мм; D – продольный (большой) диаметр яйца, мм. Для каждого признака определялось его среднее значение M, ошибка среднего m, коэффициент вариации CV, %.

Для изучения морфометрических показателей, миграционных связей 18–20 мая 2011 г. проводился отлов и кольцевание зуйков, всего отловлено 6 особей. Взрослых птиц отлавливали с помощью петельных ловушек из конского волоса, установленных на берегу у уреза воды, в которых птицы запутывались лапками.

Результаты и обсуждение

Распространение

Все места гнездования этого вида в Туве приурочены к степным озерам: Чедер, Как-Холь, Хадын в Улуг-Хемской и Торе-Холь, Шара-Нур, Дус-Холь – в Убсу-Нурской котловинах (рис. 1). По материалам наблюдений в обеих котловинах численность зуйков примерно одинакова и колеблется в разные годы от 10 до 75–80 особей за один учет. Максимальное количество зуйков было учтено 21.06.2006 г. на оз. Чедер – всего 83 птицы из которых 30 – наполовину оперенные птенцы (всего 12 выводков). Наибольшее число гнездящихся пар регулярно фиксируется на двух озерах: Чедер в Улуг-Хемской котловине и Торе-Холь в Убсу-Нурской. Озеро Хадын, ранее являвшееся ключевым участком гнездования морского зуйка в Улуг-Хемской котловине, в последние десятилетия, ввиду все возрастающей рекреационной нагрузки в летний период и зарастания берегов тростником, свой статус потеряло, здесь зуйки практически не гнездятся и встречаются только на пролете.

 

Рисунок 1 – Места встреч морского зуйка Charadrius alexandrinus в Улуг-Хемской и Убсу-Нурской котловинах (Россия, Монголия)

 

Еще один важный участок гнездования морского зуйка – оз. Убсу-Нур. Из-за отсутствия подходящих местообитаний, на российском участке побережья морские зуйки не гнездятся. Однако при обследовании монгольского побережья оз. Убсу-Нур в конце июня 2014 г. одиночные птицы и стайки молодых морских зуйков были встречены на илистых участках восточного и юго-западного берегов. Гнезда с кладками найдены на мелких островах в дельте р. Тес-Хем среди колоний речных крачек. Всего на побережье и островах было учтено около 40 взрослых птиц и 20 молодых, осмотрены 2 слабонасиженных кладки.

Гнездование

Наиболее ранние известные встречи морских зуйков в местах гнездования датированы 26–27 апреля. Активное весеннее движение приходится на конец апреля – первую половину мая. К гнездованию морские зуйки в южной Туве приступают довольно поздно, во второй половине мая, хотя в других регионах строительство гнезд и спаривание наблюдались еще в середине апреля, а первые кладки отмечаются уже в первых числах мая [26, с. 3928]. Гнездовой период растянут. В третьей декаде июня в Убсу-Нурской котловине мы находили как слабо, так и сильно насиженные кладки, в это же время наблюдались и выводки пуховичков, т.е. откладка яиц происходила с разницей в 2–3 недели. На оз. Чедер 2–3-дневных пуховичков встречали 19.06.2010 г., а 21.06.2006 г. и 24.06.2011 г. здесь же – выводки уже наполовину оперенных птенцов. С первой десятидневки и до конца июля на оз. Торе-Холь наблюдались уже хорошо летающие молодые, державшиеся выводками. Объединенные кочующие стайки в послегнездовой период наблюдаются во второй половине июля и в августе, осенний отлет длится до середины сентября – самые поздние встречи нами зарегистрированы 14 сентября на озерах Чедер и Хадын в Улуг-Хемской котловине.

Гнездятся морские зуйки одиночными парами либо рассеянными поселениями, в которых гнезда могут располагаться на значительном расстоянии друг от друга. В поселении на песчаной косе оз. Торе-Холь (2012 г.) гнезда располагались на относительно небольшом расстоянии друг от друга: минимальное расстояние составило 16,40 м, максимальное 179,95 м, среднее 141,49 м.

Из найденных гнезд шесть располагались на песке, три – на твердой засоленной грязевой поверхности. Из последних кладка № 7 изначально, вероятно, была отложена на плотной плоской площадке, выложенной мелкими камешками, но при обнаружении три яйца лежали в расположенном рядом отпечатке копыта коровы, одно было повреждено – отсутствовал фрагмент скорлупы на остром конце. Вероятно, яйца выкатились из гнезда, задетые проходящим скотом, однако взрослые птицы продолжали их насиживать, при осмотре беспокоились рядом, эмбрионы были живы, в том числе в поврежденном яйце (наблюдалось шевеление). Эта кладка отличалась очень светлой окраской рисунка из пятен – до светло-коричневого (рис. 2) и более овальной формой яиц (индекс формы по формуле А.Л. Романова [27] – 69,12%.

 

Рисунок 2 – Кладка морского зуйка в ур. Хольчук (СЗ берег оз. Торе-Холь)

 

Встречаются и одиночные гнезда, располагающиеся на окраине, реже – посреди колоний речных крачек, шилоклювок. Все осмотренные нами гнезда морского зуйка представляли собой лунку, дно которой совсем не имело выстилки либо было выложено мелкими камешками и выбеленными солнцем осколками костей рыб, грызунов и раковин моллюсков. Выводки после вылупления держатся по открытым берегам водоемов, голым или с минимальной растительностью, где собирают корм, состоящий из насекомых, их личинок и мелких моллюсков.

Средний размер кладки 3,2 яйца при крайних значениях 2–4 яйца. Форма яиц в основном типичная для вида, грушевидная или укороченно-грушевидная, окраска фона варьирует от светлой зеленовато-жемчужной до желтовато-песочной и более темной зеленовато-глинистой. Рисунок на скорлупе в целом более светлый и мелкий, в сравнении с представленными в справочнике Н.Н. Балацкого [28, с. 399], и представляет собой точки и мелкие пятна, реже, черточки от черных и бурых поверхностных до бледных серых и светло-коричневых в более глубоких слоях скорлупы, слегка сгущающиеся у тупого конца яйца. Размеры и вес некоторых яиц убсунурских морских зуйков несколько мельче средних значений, известных из публикаций [26, с. 3928; 28, с. 92, 399; 29, с. 147], но в среднем остаются в пределах нормы для вида (табл. 1), индекс формы яйца (n = 26) составил в среднем 74,85%. Кладки, найденные на оз. Торе-Холь 23.06.2012 г., были разной степени насиженности: в гнездах № 1–6 на песчаной косе – примерно одинаковой средней степени насиженности, кладка № 7 была сильно насижена. Кладки, найденные 20.06.2014 г., были очень слабо насижены.

 

Таблица 1 – Оологические характеристики морского зуйка Charadrius alexandrinus в Южной Туве

Дата

Локация

№ гнезда

№ яйца

Ширина, мм

Длина, мм

Масса яйца, г

Индекс формы Sph

23.06.2012

Оз. Торе-Холь, песчаная коса

Гнездо № 1

1

22,00

27,60

6,69

79,7

2

21,90

27,40

6,72

79,9

Гнездо № 2

1

21,80

31,30

7,35

69,6

2

22,20

31,50

7,20

70,5

3

22,00

31,20

7,11

70,5

Гнездо № 3

1

22,70

30,40

7,50

74,7

2

22,50

30,00

7,50

75,0

3

22,80

28,90

7,23

78,9

Гнездо № 4

1

22,30

28,50

7,02

78,2

2

22,40

28,60

7,20

78,3

3

22,50

29,50

7,32

76,3

Гнездо № 5

1

22,20

28,60

6,75

77,6

2

22,30

28,30

6,69

78,8

3

22,10

28,50

6,75

77,5

4

22,30

28,90

7,05

77,2

Гнездо № 6

1

22,00

29,60

7,02

74,3

2

21,90

29,50

7,08

74,2

3

22,40

28,60

7,08

78,3

4

21,30

28,30

6,48

75,3

23.06.2012

Оз. Торе-Холь, ур. Хольчук

Гнездо № 7

1

22,20

32,10

6,60

69,2

2

21,50

31,50

6,30

68,3

3

22,10

31,60

6,54

69,9

20.06.2014

Оз. Убсу-Нур, острова в дельте р. Тесийн-Гол

Гнездо № 8

1

22,50

32,00

7,40

70,3

2

22,30

31,40

7,70

71,0

3

22,70

32,50

7,80

69,8

4

22,50

30,80

7,50

73,1

Гнездо № 9

1

22,80

31,50

7,70

72,4

2

23,00

31,50

8,00

73,0

3

22,90

32,00

8,20

71,6

Lim (min-max)

21,3–23,0

27,4–32,5

6,3–8,2

69,2–79,9

Среднее значение и ошибка среднего, M ± m

22,28 ± 0,08

30,07 ± 0,31

7,15 ± 0,11

74,3

Среднеквадратическое отклонение, σ

4,16

5,79

1,41

 

Коэффициент вариации, CV

18,65

19,25

19,66

 

 

Отловы и кольцевание морских зуйков в 2011 г. проводились на озерах Торе-Холь и Шара-Нур. На оз. Торе-Холь всего 26 морских зуйков кормились у уреза воды совместно с 4 малыми зуйками (Charadrius dubius), часть их держалась парами, но к гнездованию зуйки еще не приступали. Здесь были отловлены 2 птицы из разных пар (размеры отловленных птиц приведены в табл. 2), рядом с попавшей в петлю самкой неотлучно находился сильно беспокоившийся самец, отлетевший только при приближении вплотную. На озере Шара-Нур из 19 кормившихся на берегу зуйков были отловлены 4 птицы. В этот же период еще 3 пары этих зуйков наблюдались на расположенном неподалеку оз. Дус-Холь.

 

Таблица 2 – Результаты кольцевания и морфометрические данные морских зуйков Charadrius alexandrinus

№№ пп

Серия и номер кольца

Дата

Пол

Длина цевки, мм

Длина крыла, мм

Масса тела, г

Локация

1

XN24901

18.05.2011

AF

28,9

114

42,9

оз. Шара-Нур

2

XN24902

19.05.2011

AM

29,8

115

39,8

оз. Шара-Нур

3

XN24903

19.05.2011

AF

31,9

113

40,6

оз. Шара-Нур

4

XN24904

19.05.2011

AM

30,9

115

41,5

оз. Шара-Нур

5

XN24905

20.05.2011

AF

30,1

113,5

44,1

оз. Торе-Холь

6

XN24906

20.05.2011

AM

29,2

115,6

42,4

оз. Торе-Холь

Примечание. AM (adult male) – взрослый самец, AF (adult female) – взрослая самка.

 

Колебание уровня воды в водоемах оказывает неоднозначное влияние на гнездование вида. Наблюдающееся в последние 7–8 лет снижение уровня воды в озерах, обмеление и высыхание прибрежных мелководий и грязевых берегов по нашим данным не влияет на количество гнездящихся пар: на оз. Торе-Холь в период среднего уровня воды в ур. Хольчук в 2012 г. на грязевых берегах гнездилось всего 12 пар зуйков, а в начале июля 2016 г., когда мелководья и озерки в урочище полностью пересохли, мы здесь насчитали 50 взрослых птиц и 31 оперившегося птенца, державшихся стайками. В Улуг-Хемской котловине в сезон 2021 г. из-за обильных весенних осадков, уровень воды в озерах повысился и все основные гнездопригодные участки берегов оказались подтоплены, в результате морские зуйки ни на одном из озер не гнездились, только на заболоченном солончаке у оз. Как-Холь была встречена одна взрослая птица и три молодых, которые вероятно здесь и вывелись. Повышение уровня воды, а также сгонно-нагонные ветра, вызывающие кратковременный, но катастрофический подъем воды, способны привести к гибели кладки и ранневозрастных птенцов у зуйков, гнездящихся на островах.

Выводы

Всего на озерах Улуг-Хемской и Убсу-Нурской котловин ежегодно может гнездиться от 10 до 40 пар зуйков. При ограниченности гнездопригодных площадей, численность гнездящихся зуйков остается достаточно стабильной, однако, в силу своей стенобионтности, вид является чрезвычайно уязвимым. Основными угрозами являются затопление и трансформация гнездовых биотопов, рекреационная нагрузка и интенсивный выпас скота в прибрежных зонах, последний фактор оказывает наиболее значимое влияние на гнездование морского зуйка на оз. Торе-Холь.

Включение морского зуйка в Красную книгу Российской Федерации требует принятия целого ряда мер на территории Тувы: включение в Красную книгу Республики Тыва в статусе уязвимого вида с ограниченным распространением, проведение ежегодного мониторинга численности, изучение фенологии и биологии вида, характера миграционных связей, филопатрии, успешности гнездования, лимитирующих факторов и врагов и в последующем разработка мер охраны вида.

×

About the authors

Tatyana Petrovna Archimaeva

Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources of Siberian branch of the Russian Academy of Sciences

Email: heavenlybird@mail.ru

doctor of biological sciences, chief researcher of Biodiversity and Geoecology Laboratory

Russian Federation, Kyzyl

Vladimir Ivanovich Zabelin

Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources of Siberian branch of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: zabelinvi@mail.ru

doctor of biological sciences, chief researcher of Biodiversity and Geoecology Laboratory

Russian Federation, Kyzyl

References

  1. Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий. М.: Академкнига, 2003. 806 с.
  2. Hayman P., Marchant J., Prater T. Shorebirds: an identification guide to the waders of the world. London: Christofer Helm Ltd, A&C Black Ltd, 1986. 292 p.
  3. Kentish plover Charadrius alexandrinus // IUCN Red List of Threatened Species. 2019. doi: 10.2305/IUCN.UK.2019-3.RLTS.T22727487A155485165.en.
  4. Иванов А.П. Распространение, численность и фенология миграций морского зуйка на Северном Кавказе // Степные птицы Северного Кавказа и сопредельных регионов. Изучение, использование, охрана: мат-лы междунар. конф. (17–19.04.2015, с. Дивное, Ставропольский край). Ростов-на-Дону: Академцентр, 2015. С. 88–94.
  5. Иноземцев А.Г., Петров В.Ю. Морской зуек // Красная книга Алтайского края. Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2016. С. 117.
  6. Баранов А.А., Савченко И.А. Морской зуек // Красная книга Республики Хакасия. Красноярск: СФУ, 2014. С. 191–192.
  7. Савченко А.П., Карпова Н.В. Морской зуек // Красная книга Красноярского края. Красноярск: ООО «Знак», 2012. С. 94.
  8. Доржиев Ц.З., Бадмаева Е.Н. Неворобьиные Non-Passeriformes птицы Республики Бурятия: аннотированный список // Природа внутренней Азии. 2016. № 1 (2). С. 7–60.
  9. Мельников Ю.И., Гагина-Скалон Т.Н. Птицы озера Байкал (с конца ХХ по начало XXI столетия): видовой состав, распределение и характер пребывания // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отд. биол. 2016. Т. 121, вып. 2. С. 13–32.
  10. Горошко О.А. Птицы Даурского заповедника и заказников «Цасучейский бор» и «Долина дзерена» // Летопись природы – 2019. 2020. С. 44–75.
  11. Банников А.Г., Скалон В.Н. Орнитологические заметки о Монголии // Охрана природы. 1948. № 5. С. 17–31.
  12. Остапенко В.А., Гаврилов В.М., Фомин В.Е., Болд А., Цэвэнмядаг Н. Характер пребывания, территориальное размещение и некоторые черты экологии куликов Монголии // Орнитология. 1980. № 15. С. 49–62.
  13. Головушкин М.И. Орнитофауна котловины Больших Озер Монголии и ее зоогеографический анализ: автореф. дис. … канд. биол. наук. Киев, 1986. 20 с.
  14. Звонов Б.М., Букреев С.А., Болдбаатар Ш. Птицы Монголии. Ч. 1. Неворобьиные (Non-Passeriformes). М.: Сельскохозяйственные технологии, 2016. 396 с.
  15. Braunlich A., Buchheim A. Field trip to Ayrag Lake-Ramsar Site, western Mongolia 12/13 May 2007 [Internet] // https://birdsmongolia.blogspot.com/2007/05.
  16. Сушкин П.П. Птицы Минусинского края, Западного Саяна и Урянхайской земли: Материалы к познанию фауны и флоры Российской Империи. Отд. Зоол. М., 1914. Вып. XIII. 551 с.
  17. Тугаринов А.Я. Материалы для орнитофауны Северо-Западной Монголии (хребет Танну-Ола, озеро Усуа-Нор) // Орнитологический вестник. 1916. № 3. С. 140–154.
  18. Янушевич А.И. Фауна позвоночных Тувинской области / под ред. С.У. Строганова. Новосибирск, 1952. 144 с.
  19. Савченко А.П., Чугаев А.В. Количественная характеристика весеннего пролета птиц в Туве // Миграции птиц в Азии. Новосибирск: Наука, 1986. С. 94–102.
  20. Озерская Т.П. Фауна и биотопическое распределение сем. Ржанкообразных в Туве // Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Геоэкология природной среды и общества: науч. тр. ТувИКОПР СО РАН / отв. ред. В.И. Лебедев. Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2001. С. 198–202.
  21. Озерская Т.П. Сравнительная экология четырех видов настоящих ржанок (Charadrius) в Центральной и Южной Туве // Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Геоэкология природной среды и общества: науч. тр. ТувИКОПР СО РАН / отв. ред. В.И. Лебедев. Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2004. С. 206–210.
  22. Озерская Т.П. К экологии настоящих ржанок в Туве и Северо-Западной Монголии // Орнитологические исследования в Северной Евразии: тез. докл. XII междунар. орнитологической конф. Северной Евразии (31.01–05.02.2006, Ставрополь). Ставрополь: СГУ, 2006. С. 399–400.
  23. Archimaeva-Ozerskaya T.P., Zabelin V.I. Waterbirds of Uvs-Nuur Depression // Erforschung Biologischer Ressourcen der Mongolei. Halle/Saale. Germany. 2010. S. 259–267.
  24. Арчимаева Т.П., Забелин В.И. Водоплавающие и околоводные птицы заповедника «Убсунурская котловина» // Природа заповедника «Убсунурская котловина»: тр. ГПБЗ «Убсунурская котловина». Вып. 2. Красноярск: Дарма-печать, 2011. С. 54–64.
  25. Арчимаева Т.П., Тувшин У., Савельев А.П. Птицы водно-болотного комплекса Увс-Нуура: первый полный орнитологический обзор акватории крупнейшего озера Монголии // Ecosystems of Central Asia under Current Conditions of Socio-Economic Development: Proceeding of International Conference. Vol. 1. (08–11.09.2015, Ulaanbaatar (Mongolia). Ulaanbaatar, 2015. P. 286–289.
  26. Иванов А.П. Гнездовая биология малого Charadrius dubius и морского Charadrius alexandrinus зуйков на озере Баскунчак // Русский орнитологический журнал. 2020. Т. 29. Экспресс-выпуск 1966. С. 3921–3930.
  27. Романов А.Л., Романова А.И. Птичье яйцо. М.: Медиа, 2012. 620 с.
  28. Балацкий Н.Н. Гнезда птиц Сибири и сопредельных регионов: Справочник. Т. 1. Неворобьеобразные / науч. ред. В.С. Жуков. Новосибирск: Апостроф, 2020. 686 с.
  29. Рябицев В.К. Птицы Сибири: Справочник-определитель. Т. 1. М.–Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. 436 с.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1 – Meeting places of the plover Charadrius alexandrinus in the Ulug-Khem and Ubsu-Nur basins (Russia, Mongolia)

Download (52KB)
2. Figure 2 - Masonry plover in ur. Kholchuk (NW shore of Lake Tore-Khol)

Download (364KB)

Copyright (c) 2021 Archimaeva T.P., Zabelin V.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies