Kargopol ceramics: a separate type or a variety of pit-comb ceramics (on the example of materials from the settlements of Karelia)?

Cover Page

Abstract


The purpose of this study is to consider the phenomenon of Kargopol ceramics in Karelia, which is manifested in its bright originality, sharp difference from other types of Neolithic ware and the vastness of the area-from Lake Onega in the west to the Pechora River in the east and from the Southern White Sea in the north to the southern limits of the Vologda Region in the south. There are 20 known settlements in Karelia, the complexes of which contain Kargopol ceramics with a total number of 275 vessels. The center of this layer of antiquities is Lake Vodlozero, located near the border of Karelia with the Arkhangelsk Region. Most Kargopol vessels have a straight flat-cut corolla with short and shallow notches applied from the outer and inner edges, below there is a horizontal belt of pits or punctures. There are six variants of ornamentation, three of which include elements of pit-comb and comb dishes. The authors think that the concentration of Kargopol vessels on the monuments of eastern Karelia, mainly in the complexes with pit-comb ceramics of the middle stage of development in the lake basin Vodlozera, and its almost complete absence in other areas of Karelia indicates the penetration of a similar ceramic tradition from the Eastern Prionezh Region, where it was first isolated. Based on the available modern data, it is still difficult to talk about the independent existence of Kargopol ceramics in the Neolithic of Karelia.


Full Text

В последнее время каргопольская керамика (или керамика «каргопольского типа») привлекает внимание исследователей. Причиной является ее своеобразие, заметное отличие от других типов неолитической посуды, а также обширная территория распространения. Большая часть сосудов каргопольской керамики имеют прямой плоскосрезанный венчик, орнаментированный короткими насечками с внешнего и внутреннего края, и поясок сквозных ямок или наколов ниже среза. Подобная посуда не имеет аналогов среди неолитических культур Северо-Запада (сперрингс, сяряйсниеми I, ямочно-гребенчатой, гребенчато-ямочной) и Северо-Востока России (верхневолжской, камской, льяловской, каргопольской, типа Дутово I, Черноборской III, Эньты IА и Черной Вадьи). Границы ареала каргопольской керамики на западе – восточное побережье Онежского озера, на севере – побережье Белого моря, на востоке – река Печора и на юге – южные пределы Вологодской области. Эта территория включает в себя бассейны таких крупных рек, как Илекса, Водла, Выг, Сума, Онега, Северная Двина и Печора, где и располагается основная часть поселений, в комплексах которых найдена каргопольская посуда. На территории Восточной Карелии располагался один из центров распространения данного типа неолитической посуды, анализу которой и посвящена данная публикация.

История исследований

Каргопольская культура выделена М.Е. Фосс по материалам памятников Восточного Прионежья и названа по месту расположения основных поселений около г. Каргополя [1, с. 31]. По мнению исследовательницы, она приобрела новые черты, отличающие ее от льяловской культуры, и возникла «в процессе освоения новых пространств…», в результате которого «…происходило территориальное обособление групп населения, сопровождавшееся модификацией материальной культуры и положившее начало самостоятельному развитию с выработкой самобытных черт…» [2, с. 31, 32]. В состав каргопольской культуры М.Е. Фосс включила материалы от раннего неолита до раннего металла, в том числе фрагменты сосудов с насечками по венчику и подвенчиковым рядом сквозных ямок, которые были отнесены к позднему этапу существования культуры [2, рис. 46: 6, рис. 47, рис. 68]. Свое название каргопольская керамика получила после раскопок А.Я. Брюсовым Караваевской стоянки вблизи озера Воже в Кирилловском районе Вологодской области. Исследователь обратил внимание на резкое отличие данных сосудов от остального керамического материала и на основании залегания в нижних слоях атлантического или суббореального времени отнес их возникновение к раннему периоду существования каргопольской культуры [2, с. 102].

В результате археологических работ в Восточном Прионежье С.В. Ошибкиной в 1960–70 гг. в составе каргопольской культуры были оставлены только неолитические памятники с ямочно-гребенчатым, гребенчато-ямочным и ромбоямочным орнаментом [3, с. 154–158; 4, с. 221–228], причем собственно сосуды каргопольского типа автор не выделяла, хотя в монографии они опубликованы [3, табл. 28: 11, 12, 16; табл. 28: 8, 12]. Вероятно, С.В. Ошибкина, подобно А.Я. Брюсову, посчитала каргопольские сосуды частью комплексов ямочно-гребенчатой керамики, так как отдельно они не встречались.

В 1959–1964 гг. Г.М. Буровым на поселениях у озера Синдор в Вычегодском районе Республики Коми была получена коллекция из 331 сосуда с поселений Вис I, II, III и один из Симвы II, сходных с керамикой каргопольского типа, которые исследователь отнес к периоду ранней бронзы [5, с. 95, табл. Х; 6, с. 91, табл. 15: 112]. Позже, когда значительный комплекс подобных фрагментов керамики (208 экз.) был найден при раскопках поселения Явроньга I [7, с. 38–43, рис. 16–18], залегающих вместе с волго-окской ямочно-гребенчатой керамикой, Г.М. Буров поставил вопрос о пересмотре ее датировки и места относительно других типов керамики Европейского Северо-Востока. Им было отмечено планиграфическое и стратиграфическое различие в расположении каргопольской и волго-окской керамики, значительная территория распространения первой и сходство с ранней волго-камской и днепро-донецкой посудой, что позволяет отнести период ее существования к III тыс. до н.э. [7, с. 88–94]. Сходную позицию занимает Л.Л. Косинская, однако, по ее мнению, каргопольская (пинежско-вычегодского типа) посуда находит аналоги по форме сосудов и венчиков, технике орнаментации с керамикой II и III этапов верхневолжской археологической культуры [8, с. 168, 169]. Современные исследователи неолита Европейского Северо-Востока А.В. Волокитин и В.Н. Карманов указывают на неопределенность позиции каргопольской керамики и допускают ее самостоятельное существование на основании материалов поселения Усть-Комыс, где она была найдена без сопровождения ямочно-гребенчатой посуды [9, с. 11; 10, с. 72].

В 2007 г. каргопольская керамика впервые была найдена на территории Южного Прионежья А.М. и М.В. Иванищевыми на поселении Сойдозеро-1 в комплексе с ямочно-гребенчатой, сперрингс, гребенчато-накольчатой и гребенчатой керамикой. По их мнению, она более древняя, чем ямочно-гребенчатая посуда, исходя из стратиграфического положения [11, с. 26], но моложе гребенчатой керамики, в Южном Заонежье «…появляется, по-видимому, не позднее середины V тыс. до н.э. и бытует достаточно длительное время» [11, с. 27].

В Карелии каргопольская керамика была впервые найдена в 1960-х гг. Ю.А. Савватеевым при раскопках неолитического поселения Ерпин Пудас I в низовьях реки Выг и связана с комплексом ямочно-гребенчатой посуды [12, с. 75, 76, рис. 10: 2, 3, 7]. В 1980–90 гг. при исследованиях М.Г. Косменко многослойных поселений на озере Водлозеро в восточной Карелии с отдельных памятников были получены достаточно представительные коллекции каргопольской посуды [13, с. 122–125]. Исследователь отметил, что каргопольская посуда не везде сопровождает комплексы ямочно-гребенчатой керамики, однако, по его мнению «…речь идет о западном периферийном районе ареала "каргопольской" керамики, о ее контактной зоне с "карельской" ямочно-гребенчатой посудой…» [13, с. 124]. Также М.Г. Косменко считает, что «…традиция изготовления "каргопольской" керамики… отражает границу между "каргопольской" и "карельской" культурами…» [13, с. 124, 125].

В середине 1990-х гг. Н.В. Лобановой представлена краткая характеристика каргопольской керамики с памятников Карелии [14, с. 93, 94, рис. 15: 16; 15, с. 207, рис. 4: 1–8; 16, с. 85–95]. По мнению исследовательницы, каргопольская керамика «…возникла в среде населения культуры ямочно-гребенчатой керамики на определенном хронологическом этапе и не имела самостоятельного значения» [16, с. 94] и «…является ее разновидностью» [14, с. 94; 17, с. 125].

В последние годы каргопольская керамика вновь привлекла внимание Е.А. Кашиной, Н.Ю. Петровой и К.Э. Германа [18; 19]. Сотрудником ГИМ Н.Ю. Петровой исследованы фрагменты сосудов со стоянок Караваиха, Кубенино и в устье р. Ольга в Вологодской области на предмет состава формовочных масс, приемов конструирования и приемов термической обработки поверхности [18, с. 75, 76]. Установлено, что в качестве искусственной примеси в тесте керамики присутствует песок и органический раствор, Конструирование сосудов производилось путем лоскутного налепа и кратковременном обжиге [18, с. 76]. Также было предложено разделение каргопольской керамики на четыре морфологических варианта: с насечками по краю и сквозными отверстиями; с насечками по краю, сквозными отверстиями и линиями наколов; с насечками по краю и наколами между сквозными отверстиями; с насечками по краю, сквозными отверстиями и различными штампами [18, с. 77, 78]. По вопросу происхождения каргопольской посуды упомянутые авторы считают, что «…сама идея изготовления керамических сосудов пришла на Север Европейской части России, вероятно, с южной стороны, однако как рецепт формовочной массы ККТ, так и его оригинальный декор верхней части из двух мотивов (отверстие и насечки) были изобретены независимо» [18, с. 79; 19].

 

Рисунок 1 – Поселения с каргопольской керамикой на территории Карелии.

 

1 – Ерпин Пудас I; 2, 3 – Сковорода II, V; 4 – Черанга III; 5 – Вожмариха 4; 6 – Пяльма 9; 7 – Усть-Водла III; 8 – Водла V; 9 Кевасалма; 10, 11 – Сомбома I–II; 1214 – Охтома I–III; 15, 16 – Келка I, III; 17, 18 – Илекса III, IV; 19, 20, – Шеттима I, II

К настоящему моменту на территории Карелии известно 20 поселений, в материалах которых содержится каргопольская керамика. Центром ее распространения является озеро Водлозеро, расположенное у границы Карелии и Архангельской области. Здесь зафиксировано 13 памятников с 265 сосудами или 96,4% всех каргопольских сосудов Карелии. Среди памятников Водлозерья выделяются поселения Илекса IV (114 сосудов) [15, с. 91, рис. 3: 9, 12, с. 92, рис. 4: 1, 2], Сомбома I (57 сосудов) [13, с. 123, рис. 24; 15, с. 92, рис. 4: 3], Охтома I (26 сосудов) [15, с. 92, рис. 4: 4], Охтома III (21 сосуд) и Водла V (13 сосудов) [15, с. 90, рис. 2, с. 91, рис. 3: 3, 7, 8, 11, с. 92, рис. 4: 5, 7]. К бассейну Онежского озера относятся только четыре памятника – Усть-Водла III (2 сосуда) [15, с. 91, рис. 3: 6] и Пяльма 9 (1 сосуд) [20, с. 290, рис. 10: 14] (восточный берег Онежского озера), Вожмариха 4 (1 сосуд) [21, с. 364, рис. 241: 8] (Заонежье) и Черанга III (1 сосуд) [15, с. 91, рис. 3: 4] на берегу небольшого внутреннего озера Черанга. Еще три поселения располагаются на юго-западном берегу Белого моря – Ерпин Пудас I (3 сосуда) [15, с. 91, рис. 3: 1, 5, 10] в низовьях реки Выг, Сковорода II (1 сосуд) и Сковорода V (1 сосуд) на озере Пустовское в нижнем течении реки Сума (рис. 1). Большинство памятников содержат смешанные комплексы от раннего неолита (керамика сперрингс) до раннего железа (позднекаргопольская керамика). Следует отметить, что на всех этих поселениях (исключая исследованные только шурфами) присутствует ямочно-гребенчатая керамика.

Характеристика каргопольской керамики на территории Карелии

Разделение каргопольской керамики на четыре морфологических варианта носит предварительный характер, так как было выполнено на 22 сосудах, собранных с достаточно обширной территории [18, с. 78]. К.Э. Германом изучены достаточно репрезентативные керамические материалы с 20 поселений Восточной Карелии и Юго-Западного Прибеломорья, насчитывающие 275 сосудов, которые с уверенностью можно отнести к каргопольскому типу керамики (табл. 1, табл. 2). Глиняная посуда представлена небольшими, средними и редко миниатюрными сосудами. Их форма и размеры вследствие малого числа фрагментов не восстанавливаются, кроме верхней части сосуда с поселения Водла V с диаметром у горла 34 см [15, с. 90, рис. 2]. Венчики у всех горшков прямые, большая часть их относится к плоскосрезанным (I тип) – 172 экз. (62,5%), округлым (II тип) – 87 экз. (31,6%) и скошенным внутрь (III тип) – 16 экз. (5,9%). Толщина стенок в основном 0,5–0,6 см – 137 экз. (49,8%), 0,3–0,4 см – 83 экз. (30,2%). В то же время нередко встречаются сосуды с толщиной стенок 0,7–0,8 см – 55 экз. (20%) (табл. 1). Для исходного сырья, вероятнее всего, использовались илистые глины, а в качестве искусственной примеси – песок и органический раствор [18, с. 76; 19]. При изготовлении горшков применялась техника лоскутного налепа (размер лоскутов 2–3 см) [18, с. 76]. Внутренняя и внешняя поверхность большинства сосудов хорошо заглажена, имеет блеск, что позволило исследователям интерпретировать такой способ обработки, как лощение [13, с. 123; 15, с. 87, 88]. Однако в ходе проведения технико-технологического анализа посуды было установлено, что «механическая обработка поверхности (заглаживание) производилась пальцами, а также, довольно часто, твердым предметом, возможно костяным. В этих случаях песчаная примесь, выступающая на поверхности плоской стороной, имеет блеск» [18, с. 76].

 

Таблица 1 – Каргопольская керамика: типы и орнаментация венчиков и толщина стенок сосудов

Наименование памятника

Тип венчика

Толщина стенок, см

Всего сосудов

с орнаментом

I

II

III

0,3–0,4

0,5–0,6

0,7–0,8

Ерпин Пудас I

3

1

2

3

Сковорода II

1

1

1

Сковорода V

1

1

1

Черанга III

1

1

1

Вожмариха 4

1

1

1

Пяльма 9

1

1

1

Усть-Водла III

2

1

1

2

Илекса III

5

1

2

2

2

6

Илекса IV

10 (круг. наколы), 2 (насечки)

72

36

6

40

52

22

114

Водла V

1 (треуг. наколы), 1 (насечки)

6

4

3

1

11

1

13

Келка I

1 (треуг. наколы)

1

2

 

1

1

1

3

Келка III

2

1

1

2

Кевасалма

2

1

1

2

Охтома I

11

15

8

12

6

26

Охтома II

1

1

2

2

Охтома III

17

2

2

2

18

1

21

Сомбома I

2 (насечки)

45

18

4

30

29

18

67

Сомбома II

1

2

1

2

3

Шеттима I

5

3

2

5

Шеттима II

1

1

1

Итого:

17 (6,2%)

172 (62,5%)

87 (31,6%)

16 (5,9%)

83 (30,2%)

137 (49,8%)

55 (20%)

275

 

Элементами орнамента служили длинные и короткие насечки, круглые сквозные и несквозные ямки диаметром от 0,2 × 0,2 см до 0,5 × 0,5 см, наколы округлой, подтреугольной или неправильной формы, отпечатки отступающей палочки и оттиски гребенчатого штампа (табл. 2). Венчики в каргопольской посуде орнаментированы по краям короткими или длинными насечками, вместе с тем есть несколько неорнаментированных либо орнаментированных по верхнему срезу. В пяти случаях имеются насечки (Илекса IV, Сомбома I и Водла V), на 12 венчиках треугольные или круглые наколы (Илекса IV, Келка I и Водла V). Интересно, что в десяти случаях круглые наколы на венчике нанесены тем же орнаментиром, что и подвенчиковый поясок (Илекса IV).

 

Таблица 2 – Каргопольская керамика: типы орнаментации сосудов

Наименование поселения

Тип орнаментации

Всего сосудов

I

II

III

IV

V

VI

Ерпин Пудас I

2

1

3

Сковорода II

1

1

Сковорода V

1

1

Черанга III

1

1

Вожмариха 4

1

1

Пяльма 9

1

1

Усть-Водла III

2

2

Илекса III

2

3

1

6

Илекса IV

60

38

4

3

5

4

114

Водла V

5

6

2

13

Келка I

2

1

3

Келка III

1

1

2

Кевасалма

1

1

2

Охтома I

13

5

7

1

26

Охтома II

1

1

2

Охтома III

17

2

 

1

1

 

21

Сомбома I

22

12

4

16

9

4

67

Сомбома II

2

1

3

Шеттима I

5

5

Шеттима II

1

1

Всего:

137 (49,8%)

71 (25,8%)

11 (4%)

23 (8,4%)

23 (8,4%)

10 (3,6%)

275

 

Можно выделить шесть типов орнаментации:

I. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика и подвенчикового пояска сквозных ямок – 137 сосудов (49,8%) (рис. 2: 1, 37; рис. 3; рис. 4).

II. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика и подвенчикового пояска сквозных ямок и наколов – 71 сосуд (25,8%) (рис. 2: 2; рис. 5: 14, 6, 7; рис. 6: 8).

III. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика и подвенчикового пояска или поясков наколов – 11 сосудов (4%) (рис. 5: 5).

IV. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика, подвенчикового пояска сквозных ямок и зон ямочных вдавлений – 23 сосуда (8,4%) (рис. 6: 17; рис. 7: 1, 2, 46).

V. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика, подвенчикового пояска сквозных ямок, ямочных вдавлений, наколов и поясов отпечатков «отступающей палочки» – 23 сосуда (8,4%) (рис. 7: 3).

VI. Сочетание нарезок на внутреннем и внешнем краях венчика, подвенчикового пояска сквозных ямок, наколов и поясов отпечатков гребенчатого штампа – 10 сосудов (3,6%) (табл. 2).

 

Рисунок 2 – 1 – Сковорода II; 2–4 – Ерпин Пудас I; 5, 6 – Усть-Водла III; 7 – Черанга III

 

Рисунок 3 – 1–7 – Охтома III

 

Рисунок 4 – 1, 2 – Илекса IV; 3, 6 – Сомбома I; 4 – Водла V; 5 – Шеттима II

 

Рисунок 5 – 1, 3–6 – Илекса IV; 2 – Кевасалма; 7 – Сомбома I

 

Рисунок 6 – 1–5 – Сомбома I; 6, 7 – Илекса IV; 8 – Водла V

 

Рисунок 7 – 1–3 – Сомбома I; 4–6 – Илекса IV

 

Тремя первыми композициями украшены 219 сосудов (79,6%), они в целом характерны для всей каргопольской керамики Европейского Северо-Востока. По мнению исследователей, «отверстия под венчиком и насечки по его краю можно отнести к стадии протодекора, что отражает несформированность представлений населения о декорировании поверхности посуды» [18, с. 76]. Следующие три орнаментальные композиции, которые нанесены на 56 сосуда (20,4%), относятся к так называемым «гибридным» вариантам; они сложились под влиянием, с одной стороны, карельской ямочно-гребенчатой керамики, а с другой – гребенчатой посуды, распространенной на территории Юго-Восточного Прионежья. От первой были заимствованы ямочные вдавления (иногда с негативами), расставленные в шахматном порядке, отпечатки «отступающей палочки» на внутренней стороне. От гребенчатой керамики заимствованы узкие и длинные оттиски гребенчатого штампа. В то же время отдельные горшки близки по толщине стенок и орнаментации к ямочно-гребенчатой керамике и, возможно, представляют примеры влияния на нее каргопольской орнаментальной традиции.

Выводы

В результате анализа каргопольской керамики, обнаруженной на памятниках Карелии, установлено следующее. Во-первых, на территории Восточной Карелии (бассейн озера Водлозера) располагался один из центров распространения данного типа неолитической посуды, который насчитывает 265 сосудов с 13 поселений, т.е. в среднем по 20 горшков на памятник. Таким образом, опровергаются ранее высказываемые утверждения о малочисленности каргопольской керамики. Во-вторых, наряду с небольшими и миниатюрными сосудами с толщиной стенок 0,3–0,4 см, в коллекции каргопольской посуды большое количество горшков средних размеров с толщиной стенок 0,5–0,6 см, а также около 20% сосудов с толщиной стенок 0,7–0,8 см. В-третьих, наличие на некоторых памятниках «гибридных» сосудов указывает на проникновение на территорию Восточной Карелии в неолите пришлых групп населения, которые с течением времени вступали в контакты с носителями ямочно-гребенчатой и гребенчатой керамики, что нашло отражение в орнаментации 56 сосудов (20,4%). В-четвертых, для решения вопроса происхождения, периодизации, хронологии, локальных вариантов каргопольской керамики необходимы систематизация и обобщение всех материалов с неолитических памятников Европейского Северо-Востока, что даст возможность объяснить данный феномен с археологической точки зрения.

 

Работа выполнена из средств федерального бюджета на выполнение государственного задания КарНЦ РАН.

About the authors

Konstantin Enrikovich German

Institute of Linguistics, Literature and History of Karelian Research Centre of Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: germangermanik@yandex.ru

Russian Federation, Petrozavodsk

candidate of historical sciences, senior researcher of Archaeology Sector

Nadezhda Valentinovna Lobanova

Institute of Linguistics, Literature and History of Karelian Research Centre of Russian Academy of Sciences

Email: hopelob@yandex.ru

Russian Federation, Petrozavodsk

candidate of historical sciences, senior researcher of Archaeology Sector

References

  1. Фосс М.Е. Древнейшая история Севера Европейской части СССР // Материалы и исследования по археологии СССР. № 29. М.: АН СССР, 1952. 280 с.
  2. Брюсов А.Я. Караваевская стоянка // Сборник по археологии Вологодской области. Вологда: Вологодское книжное издательство, 1961. С. 72–162.
  3. Ошибкина С.В. Неолит Восточного Прионежья. М.: Наука, 1978. 227 с.
  4. Ошибкина С.В. Каргопольская культура и памятники типа Модлона // Неолит Северной Евразии. М.: Наука, 1996. С. 221–228.
  5. Буров Г.М. Древний Синдор. М.: Наука, 1967. 220 с.
  6. Буров Г.М. Племена Вычегодского края в эпоху неолита и ранней бронзы // Материалы и исследования по археологии СССР. № 172. Л.: Наука, 1973. С. 83–94.
  7. Буров Г.М. Археологические культуры севера Европейской части СССР. Ульяновск: Ульяновский пединститут, 1974. 120 с.
  8. Косинская Л.Л. Керамика каргопольского (пинежско-вычегодского) типа // Археология Республики Коми. М.: ДиК, 1997. С. 168–169.
  9. Волокитин А.В., Карманов В.Н. Ранний неолит Европейского Северо-Востока // Российская археология. 2004. № 2. С. 5–14.
  10. Карманов В.Н. Неолит Европейского Северо-Востока. Сыктывкар: КомиНЦ УрО РАН, 2008. 226 с.
  11. Иванищева М.В. Новые данные о керамике каргопольского типа в Южном Прионежье // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Серия: Общественные и гуманитарные науки. 2014. № 1 (138). С. 24–28.
  12. Савватеев Ю.А. Неолитические поселения в низовье реки Выг // Археологические исследования в Карелии. Л.: Наука, 1972. С. 52–90.
  13. Косменко М.Г. Многослойные поселения Южной Карелии. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 1992. 221 с.
  14. Лобанова Н.В. Культура ямочно-гребенчатой керамики // Археология Карелии. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 1996. С. 81–104.
  15. Лобанова Н.В. Карельская культура ямочно-гребенчатой керамики эпохи неолита (некоторые итоги изучения) // Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь: Тверской объединенный музей, 1996. С. 198–211.
  16. Лобанова Н.В. Каргопольская керамика на поселениях Карелии // Археология Севера. Вып. 1. Петрозаводск: Riso-Press, 1997. С. 85–95.
  17. Лобанова Н.В. Проблемы этнокультурной истории эпохи неолита Карелии // Проблемы этнокультурной истории населения Карелии (мезолит – средневековье). Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2006. С. 112–137.
  18. Кашина Е.А., Петрова Н.Ю., Герман К.Э. К вопросу о древнейшей керамике Севера Европейской части России // Археология в музейных коллекциях: сб. мат-лов всерос. науч.-практ. конф. Архангельск: Лоция, 2019. С. 71–81.
  19. Кашина Е.А., Петрова Н.Ю. Керамика каргопольского типа на Севере Европейской части России в контексте современных представлений о раннем неолите лесной зоны Русской равнины // Тверской археологический сборник. Вып. 12. С. 334–344.
  20. Герман К.Э. Работы археологической экспедиции музея-заповедника «Кижи» в Пудожском районе Республики Карелия // Изучение и актуализация традиционной культуры (Кижский вестник, вып. 16). Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2016. С. 274–292.
  21. Мельников И.В., Герман К.Э. Древние поселения южного Заонежья (мезолит – энеолит). Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2013. 408 с.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Figure 1 - Settlements with Kargopol ceramics in the territory of Karelia.

Download (26KB) Indexing metadata
2.
Figure 2 - 1 - Frying pan II; 2–4 - Erpin Pudas I; 5, 6 - Ust-Vodla III; 7 - Cheranga III

Download (22KB) Indexing metadata
3.
Figure 3 - 1–7 - Ohtoma III

Download (22KB) Indexing metadata
4.
Figure 4 - 1, 2 - Ilex IV; 3, 6 - Somboma I; 4 - Vodla V; 5 - Shettima II

Download (26KB) Indexing metadata
5.
Figure 5 - 1, 3–6 - Ilex IV; 2 - Kevasalma; 7 - Somboma I

Download (29KB) Indexing metadata
6.
Figure 6 - 1–5 - Somboma I; 6, 7 - Ilex IV; 8 - Vodla V

Download (25KB) Indexing metadata
7.
Figure 7 - 1-3 - Somboma I; 4-6 - Ilexa IV

Download (27KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 54

PDF (Russian) - 22

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2021 German K.E., Lobanova N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies