ON THE PROBLEM OF EMOTIONAL REGULATION AMONG MIDDLE LEVEL MEDICAL STAFF

Abstract


Current conditions are usually characterized as a time of dynamic changes. Today’s rapidly changing world is becoming more and more technological, informative, virtual and emotionally indifferent. The new world dictates new requirements for people of helping professions and, above all, for doctors and teachers. On the one hand, professional activity is offered to be considered as a service (educational, medical, etc.), on the other hand, this process, which is probabilistic and multivariate in situations and subjects of professional activity, does not undergo unambiguous standardization. It goes without saying that in such conditions the subject of work is influenced by modern trends. It is likely that it was precisely teachers and health workers who have been hit particularly hard. Possible reasons for professional deformation of health workers (doctors and nurses) have been repeatedly described in sociology, medicine and psychology. At the same time, no programs aiming to maintain the health of medical personnel have been proposed. On the other hand, while seeking «medical service», it is more and more frequent that one faces indifference, formalism and even rudeness. The article proves that these unpleasant phenomena result from the emotional exhaustion of health workers. Therefore, preparation of the future middle level medical staff for emotional regulation as the most important personal and professional quality in the process of vocational training seems to be a promising perspective to maintain the health of medical personnel. The article presents the results of analysis of theoretical works and dissertational researches on the stated problem. The authors prove the possibility and perspectives for pedagogical work on the development of emotional regulation in students of medical colleges.

Full Text

Состояние здоровья медицинских работников (врачей и среднего медицинского персонала) уже несколько десятилетий активно обсуждается на конференциях и страницах научной литературы за рубежом. По мнению В.А. Винокура, заболеваемость российских врачей значительно выше, чем заболеваемость их зарубежных коллег, и выше, чем заболеваемость отечественных специалистов во всех других областях. При этом отечественных программ охраны здоровья медицинских работников не разработано (Винокур 2010). Несмотря на то, что в отечественной науке медицинская профессия отмечается как профессия повышенного риска, как профессия, обладающая большим числом стресс-факторов, масштабные мероприятия по профилактике и сохранению здоровья медицинского персонала не проводятся. Отдельные исследования специфики профессиональных деформаций представителей медицинских профессий осуществляются в психологии труда, профессиональной и организационной психологии, иногда - в педагогике. По данным В.А. Винокура, в 80-х гг. в нашей стране около 60% медицинских работников считали, что их работа сопровождается заметным для них эмоциональным напряжением, а в 2004 г. данный показатель был уже равен 78% (Винокур, Агапова 2013). Как отмечают сами медицинские работники, высокая степень эмоционального напряжения, переживаемая ими и связанная с профессиональной деятельностью, обусловлена не постоянным риском заболеваний, не вероятностью экстремальных и трудных ситуаций, а постоянным контактом с больными и их родственникам, негативно окрашенным соответствующей ситуацией. Действительно, «ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием, как другой человек» (Schmidbauer 1977). Профессиональная деятельность медицинского персонала связана с постоянным контактом с людьми, причем этот контакт осложнен соответствующей ситуацией: больной человек ищет социальной поддержки своих негативных субъективных переживаний; не справившись со своей болезнью, пациент нередко агрессивно настроен по отношению как к самой ситуации, так и к медицинским работникам. Медицинский работник к тому же оказывается под давлением профессиональных социальных норм общения и поведения (Клятва Гиппократа, Кодекс медицинской сестры), которые предписывают ему в любой ситуации оставаться сдержанным, отзывчивым, терпеливым, внимательным и безусловно компетентным. По мнению самих медицинских работников, давление требований и необходимость сдерживать переживания оказывают большее угнетающее воздействие, чем вся совокупность сложной медицинской профессии. Постоянное и продолжительное профессиональное коммуницирование на негативно окрашенном эмоциональном фоне, отягощенном болезнью, горем, страданием, болью, даже смертью, приводит медицинских работников к эмоциональному напряжению, затем - к эмоциональному выгоранию и, в результате, - к психофизиологическому истощению. Психоэмоциональные профессиональные деформации обусловливают рост соматических заболеваний медицинских работников: среди врачей и среднего медицинского персонала растет число сердечно-сосудистых заболеваний, в медицине даже появился термин «артериальное давление рабочего места». Важно отметить, что медицинский персонал представляет собой особую группу риска с позиции профессиональных заболеваний: «сапожник без сапог». Так, по убеждению В.А. Винокура, в медицинской профессии наблюдается следующая зависимость: чем напряженнее работает специалист, тем активнее он избегает мыслей и чувств, отражающих его собственное эмоциональное выгорание. «Преобладающая особенность врачебной профессии - отрицать проблемы, связанные с личным здоровьем» (Винокур 2010). Именно данная закономерность позволяет отнести медицинских работников в особую группу риска, поскольку убедить врача обратиться за помощью к врачу порой невозможно. Современная жизнь обусловлена весьма динамичными изменениями как в профессиональной, так и в повседневной жизненной активности человека, что требует растущих затрат жизненных ресурсов. Обновление оборудования, нормативно-правовой базы, изменение режима работы и многое другое вызывает дополнительные эмоциональные напряжения, обусловленные неопределенностью, изменениями в профессиональной деятельности. В педагогической науке подчеркивается влияние изменений на профессиональную деятельность многих специалистов (Н.Н. Малярчук, А.И. Прихидько, Е.В. Юнина и др.). О влиянии социальных изменений на современного учителя, о необходимости превентивной помощи учителю в современном меняющемся мире пишет А.В. Кандаурова: «…оказавшись под шквальным огнем социальных изменений, современный человек находится в ситуации необходимости постоянной адаптации. При этом очевидно, что у адаптационных возможностей человека есть пределы» (Кандаурова 2016). Автор в поиске возможной превентивной помощи практикующему педагогу исследует готовность современных педагогов к изменениям (Кандаурова 2014). При этом исследований влияния изменений на состояние медицинских работников не проводилось. Проблеме эмоционального выгорания медицинских сотрудников посвящены современные работы Н.Н. Анашкиной, Н.К. Баклановой, А.А. Бельтюковой, А.П. Исаевой, Д.Н. Решетова, Н.Д. Твороговой, Т.Ю. Хабаровой, А.К. Хетагуровой др. Однако в работах данных авторов фактор влияния изменений не анализируется как один их факторов развития эмоционального напряжения медицинского персонала, а, собственно, эмоциональное выгорание не оценивается в плоскости здоровья медицинских работников. Действительно, проблема эмоционального истощения медицинских кадров - актуальная проблема. Ее раскрытию посвящены диссертационные исследования Т.В. Большаковой, В.В. Лукьянова, Д.В. Любимовой, Е.Г. Таткиной, Т.Ю. Фокиной и других. Все исследования проведены в области психологии или медицинских наук. Судя по публикациям по проблеме эмоционального выгорания медицинского персонала среднего звена, а также по результатам наблюдений и опыта практической деятельности, у тех специалистов, которые подавляли в себе эмоции и чувства, стараясь соответствовать требованиям профессии, синдром эмоционального выгорания и другие профессиональные деформации наступали гораздо быстрее. У тех специалистов, которые не могли контролировать свои эмоции и чувства, эмоциональное выгорание могло и не наступить, но развивались еще более негативные профессиональные деформации, обращенные вовне, и также провоцирующие психосоматические заболевания. Такие работники по отношению к пациенту проявляли равнодушие, черствость, грубость и даже агрессию. Полагаем, что такое поведение представляет собой не деформацию личности специалиста, а деформацию профессиональной деятельности в силу истощения внутренних адаптационных ресурсов и также может быть подвергнуто коррекции. В ряде зарубежных исследований приводятся данные об эмоциональных состояниях медицинского персонала: в одной группе медицинские сестры, в попытке справиться с негативными эмоциями, рассказывали друг другу истории, когда они успешно справились с ситуацией, а истории, когда не справились, превращали в «черный» юмор. Также они запрещали себе обсуждать свою эмоциональную боль, испытываемую на работе. Однако их эмоциональное состояние в данном эксперименте не улучшалось. В другой группе медицинские сестры подчеркивали, что нередко испытывают злость, когда ситуация им неподвластна, причем как на пациента, так и на себя (McNamara, Waddell, Colvin 1995; Kotarba, Hurt 1995). О связи эмоционального выгорания с агрессивностью и враждебностью медицинского персонала среднего звена в условиях изменений и модернизации системы здравоохранения писала в своем диссертационном исследовании О.В. Павлова; исследование также осуществлялось в области медицины (Павлова 2012). Таким образом, проблема профессиональной деформации медицинских работников стоит весьма остро, как по причине специфики и отягощенности профессиональной деятельности, так и по причине сложной целевой группы. Следовательно, профилактические меры целесообразно начинать на этапе профессиональной подготовки будущих медицинских работников. При этом необходимо учитывать еще одну сложность - студенты не имеют достаточного опыта профессионального общения, что не позволяет им эффективно интериоризировать необходимые знания и умения эмоционального совладания. Именно данное положение позволило нам обратиться к понятию эмоциональной регуляции. В рамках функционального подхода эмоциональная регуляция опирается на очевидную адаптивную функцию эмоций, что достаточно обосновано в психологической литературе. Именно эмоции помогают регулировать социальное и профессиональное взаимодействие, а эмоциональная регуляция как личностное качество - регулировать профессиональные и социальные отношения. Также эмоции выступают внутренним регулятором и организатором внешних поведенческих процессов человеческого организма. Эмоции в своей эволюции оказались обусловленными не только психофизиологическими процессами и гуморальной регуляцией организма, но и когнитивными, волевыми, морально-нравственными. Анализируя имеющиеся в науке наработки в отношении эмоциональной регуляции, Н.В. Капитоненко подчеркивает, что эмоциональная сфера является важнейшей системой регуляции поведения человека. Именно эмоциональная сфера подкрепляет картину мира человека, его взаимоотношения с окружением, и прежде всего с другими людьми (Капитоненко 2009). Под эмоциональной регуляцией понимается совокупность умений индивида сдерживать или демонстрировать переживаемые эмоции, эмоционально откликаться на переживания окружающих, преодолевать собственные эмоциональные состояния для сохранения работоспособности или активности. Как отмечает Е.П. Ильин, требования, предъявляемые к медицинской профессии, весьма противоречивы: с одной стороны, медицинский работник должен быть отзывчивым, внимательным, сочувствующим, с другой - эмоционально устойчивым (Ильин 2001). Н.П. Александрова связывает эмоциональную регуляцию с развитием эмоционального интеллекта - весьма популярного и активно разрабатываемого современного понятия. Автор считает, что «эмоциональная саморегуляция - это один из уровней регуляции активности живых систем разных уровней организации и сложности, выражающий специфику реализующих ее психических средств отражения и моделирования действительности, в том числе рефлексии» (Александрова 2012). Дж. Маттьюс, А.М. Кустубаева, А.К. Толегенова подчеркивают связь эмоциональной регуляции со стрессовоустойчивостью: способностью человека (стихийная или осознанная) применять разнообразные приемы и технологии для нормализации или настройки нужного эмоционального состояния (Маттьюс, Кустубаева, Толегенова 2013). А.П. Катунин и В.А. Бодров также считают, что эмоциональная саморегуляция выполняет роль универсального механизма противостояния стрессу (Бодров 2006; Катунин 2012). Таким образом, в специальной литературе в настоящее время можно встретить такие понятия, как психологическая устойчивость, эмоциональная устойчивость, жизнестойкость, стойкость, совладающее поведение, эмоциональный интеллект и другие семантически близкие понятия. Разумеется, в условиях информационной глобализации закономерно, что многие научные понятия проходят стадию осмысления, изучения в общем мировом процессе интеграции научного знания. В нашем случае речь идет все-таки об эмоциональной регуляции (допустимо саморегуляция), что было обосновано выше. Эмоциональная регуляция является частным видом психической регуляции, наряду с волевой и ценностно-смысловой регуляцией, обеспечивающим гармонизацию эмоционального состояния и регулирующим поведение и социальные отношения. В структуре эмоциональной регуляции принято выделять три взаимосвязанных уровня: бессознательную эмоциональную регуляцию, сознательную волевую эмоциональную регуляцию и сознательную смысловую (аксиологическую) эмоциональную регуляцию. Это означает, что на возникшую ситуацию человек сначала реагирует бессознательно с позиций физиологических механизмов в целях психологической защиты от неприятностей, тревоги, дискомфорта. На втором уровне реагирования включается сознательная волевая эмоциональная регуляция, обеспечивающая контроль эмоциональных переживаний. Однако ситуация не разрешается, меняется только отношение к ней усилием воли. На третьем уровне - сознательной смысловой эмоциональной регуляции - происходит решение проблемы, устранение причины, вызвавшей эмоциональный дискомфорт. Это происходит за счет качественного внутреннего потребностно-мотивационного переосмысления ценностей, смыслов, отношений. Для третьего уровня характерны эмоциональная компетентность, эмпатия, эмоциональная отзывчивость, управление собственными эмоциональными состояниями. В современных публикациях третий уровень развития эмоциональной регуляции нередко связывают с выражением эмоционального интеллекта (Goleman 1998; Mayer, Caruso, Salovey 1999; Стейн, Бук 2007). Интересно, что Гоулмен не считает навыки эмоционального интеллекта врожденными, что на практике означает, что их можно развивать. Таким образом, анализ теоретических источников и результатов исследований позволяет заключить, что профессиональная деятельность медицинского персонала детерминирована факторами, вызывающими эмоциональное напряжение, которые могут развиваться в трех направлениях. В первом направлении могут происходить профессиональные деформации личности, приводящие к эмоциональному выгоранию, стрессу, психосоматическим расстройствам. Во втором направлении могут развиваться негативные качества специалиста, позволяющие ему в процессе психологической защиты использовать отчужденность, агрессию, враждебность, равнодушие. Третье направление связано с развитием поведенческих, когнитивных, эмоциональных совладающих стратегий, в основе своей имеющих эмоциональную регуляцию: специалист, совладая с проблемами, стрессами, трудными коммуникативными ситуациями, не расходует жизненные ресурсы, но развивается как личность, как специалист, повышая свой профессиональный и социальный опыт, развивая свою жизнестойкость. Разумеется, первые два направления считаются деструктивными, развиваются стихийно. Третье, конструктивное, продуктивное направление позволяет сохранять и преумножать жизненные ресурсы человека, сохранять здоровье медицинских работников, что предполагает соответствующую педагогическую работу уже на этапе профессионального обучения. Таким образом, процесс профессиональной подготовки будущих медицинских работников обладает потенциалом для развития у выпускников многих необходимых специалисту качеств, в том числе и эмоциональной регуляции. О необходимости такой работы отмечается как в отечественной, так и в зарубежной литературе. Так, по словам Grainger (1994), «Врачей много учат теории и практике медицины, но почти не учат тому, как заботиться о себе и справляться с неизбежными стрессами» (Майборода 2015). На сегодняшний день уже имеется некоторый опыт решения рассматриваемой проблемы. В своем исследовании Ю.А. Рокицкая пишет, что развитие эмоциональной устойчивости обучающихся обусловлено взаимосвязанными процессами психологической адаптации и профессионального самоопределения (Рокицкая 2010). Следовательно, можно предположить, что и развитие эмоциональной регуляции медицинских работников среднего звена на этапе профессиональной подготовки будет детерминировано их профессиональной направленностью. В работе Н.К. Баклановой, А.П. Исаевой было доказано эмпирическим исследованием, что медицинские работники среднего звена недостаточно владеют коммуникативными умениями и навыками, не знают и не используют техники релаксации. Авторами был разработан и апробирован тренинг умений и навыков саморегуляции и управления своим эмоциональным состоянием, построенный на основе психосинтеза Р. Ассаджоли, который получил весьма положительные результаты (Бакланова, Исаева 2014). Н.Н. Анашкина, Т.Ю. Хабарова, изучая особенности, причины и возможности профилактики синдрома эмоционального выгорания, приводят данные, что у врачей, тем не менее, данный синдром выражен слабее, чем у медицинских сестер: «… для медицинских сестер и младшего персонала отделения наиболее близка фаза “истощения”, что говорит о наиболее высокой восприимчивости чужой боли, … накладывает свой отпечаток недостаток опыта работы, который приводит к трудностям в общении, психологической дисгармонии» (Анашкина, Хабарова 2016). Авторами разработаны разные методы профилактики и коррекции профессиональных деформаций: дебрифинг (обсуждение) после критического события, обучение техникам релаксации, аутогенная тренировка, самовнушение, медитация и др. Таким образом, реализуемая в процессе обучения специально организованная педагогическая работа по развитию у обучающихся медицинского колледжа эмоциональной регуляции будет способствовать развитию жизнестойкости, сохранению здоровья будущих медицинских работников среднего звена, будет способствовать качественному, отзывчивому выполнению своих профессиональных функций.

About the authors

L. A. Ibragimova

Nizhnevartovsk State University


Doctor of Pedagogic Sciences, Professor at the Department of Pedagogy and Pedagogical and Social Education

P. V. Isupov


Postgraduate (Researcher) at the Department of Pedagogy and Pedagogical and Social Education

References

  1. Александрова Н. П. 2011. Эмоциональный интеллект как фактор регуляции педагогической деятельности // Вестник Московской государственной академии делового администрирования. Серия: Философские, социальные и естественные науки 5, 171-177.
  2. Анашкина Н. Н., Хабарова Т. Ю. 2016. Синдром эмоционального выгорания у медицинских работников как психологический феномен // Центральный научный вестник. Т. 1. № 2(2), 3-5.
  3. Бакланова Н. К., Исаева А. П. 2014. Синдром эмоционального выгорания медицинских работников среднего звена: причины и пути преодоления // Психологическое здоровье специалиста социальной сферы. Москва: Московский городской пед. ун-т, 85-92.
  4. Бодров В. А. 2006. Психологический стресс: развитие и преодоление. Москва: ПЕР СЭ.
  5. Винокур В. А. 2010. Профессиональный стресс у врачей // Вестник МАПО 8-9 // http://doktor-matyash.ru/professionalnyj-stress-u-vrachej.htm (2018. 2 апр.).
  6. Винокур В. А., Агапова Е. В. 2013. Аффективные расстройства и самооценка здоровья у государственных служащих в процессе профессионального «выгорания» // Медицинская психология в России. Электронный научный журнал 1(18) // http://medpsy.com/mprj/archiv_global/2013_1_18/nomer/nomer01.php (2018. 2 апр.).
  7. Ильин Е. П. 2001. Эмоции и чувства. Санкт-Петербург: Питер.
  8. Кандаурова А. В. 2014. Готовность педагогов к социальным изменениям действительности // Омский научный вестник. Серия: Общество. История. Современность 5(132), 124-126.
  9. Кандаурова А. В. 2016. Влияние социальных изменений на личность и профессиональную деятельность педагога: пределы адаптации // Специфика педагогического образования в регионах России 1(9), 16-19.
  10. Капитоненко Н. В. 2009. Сравнительное исследование эмоциональной сферы старших дошкольников с нарушением развития: Дис. … канд. психол. наук. Москва.
  11. Катунин А. П. 2012. Стрессоустойчивость как психологический феномен // Молодой ученый 9, 243-246.
  12. Майборода С. В. 2015. К вопросу о коммуникативной компетенции врача как об условии эффективного общения с пациентом // Молодой ученый 18, 523-527 // https://moluch.ru/archive/98/21935/ (2018. 12 мая).
  13. Маттьюс Дж., Кустубаева А. М., Толегенова А. К. 2013. Эмоциональная и когнитивная саморегуляция // Вестник Российского ун-та дружбы народов. Сер. 3. Психология и педагогика 2, 76-86.
  14. Павлова О. В. 2012. Особенности формирования и пути профилактики синдрома эмоционального выгорания, враждебности и агрессии у среднего медперсонала (на примере областной клинической больницы Новгородской области): Дис. … канд. мед. наук. Москва.
  15. Рокицкая Ю. А. 2010. Развитие адаптационного потенциала эмоциональной устойчивости в профессиональном самоопределении студентов: Дис. … канд. психол. наук. Екатеринбург.
  16. Стивен Дж. Стейн, Говард И. Бук. 2007. Преимущества EQ. Эмоциональный интеллект и ваши успехи. Днепропетровск: Баланс Бизнес Букс.
  17. Goleman D. 1998. Working with emotional intelligence. New York: Bantam Books.
  18. Kotarba J. A., Hurt D. 1995. An ethnography of an AIDS hospice: Toward a theory of organizational pastiche // Symbolic Interaction 18, 413-438.
  19. Mayer J. D., Caruso D. R., Salovey P. 1999. Emotional Intelligence meets traditional standards for an intelligence // Intelligence 27, 267-298.
  20. McNamara B., Waddell C., Colvin M. 1995. Threats to the good death: The cultural context of stress and coping among hospice workers // Sociology of Health and Illness 17, 222-244.
  21. Schmidbauer W. 1977. Die hilflosen Helfer. Reinbeck: Rowolt.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies